Даже будучи связанным, Максим умудряется отвечать на звонки любимой жены
Даже будучи связанным, Максим умудряется отвечать на звонки любимой жены // Фото: Ольга Плетенёва

«Алла, я перезвоню, меня тут казнят – на костре сжигают!» – торопливо говорит Максим в телефонную трубку во время короткой паузы между дублями. И, отдав телефон помощникам, позволяет привязать себя к столбу, обложенному хворостом…

В комедийном фильме «Все могут короли» телеканала «Россия» Галкин предстает сразу в двух образах – «офисного планктона» Миши и средневекового герцога Каннингема. Эти двое волею случая меняются местами: один попадает в прошлое, другой – в будущее. Корреспондент «СтарХита» Ольга Плетенева приехала в Житомир, чтобы понаблюдать за созданием картины и расспросить Максима о том, как он ощущает себя еще в одной роли – отца.

Как только закончились съемки сцены – той самой, на костре, – Галкин, освободившись от веревок, снова взял телефон и, на ходу набирая номер, отправился обедать в вагончик. По словам работников площадки, он неприхотлив во всем – главное, чтобы было тепло, сухо и на столике в гримерке стояли фрукты. Через 20 минут, передохнув, он приглашает меня войти. Уступив мягкий диван, сам усаживается на раскладной стул – и мы говорим о появлении на свет долгожданных двойняшек, о совпадениях, связанных с ними, и о том, на что звездные родители готовы ради сына и дочери.

— Максим, поздравляю тебя и Аллу с рождением наследников! Как удалось сохранить все в тайне?
Максим Галкин
Спасибо. Да, о будущем пополнении в нашей семье знали только самые близкие – Кристина с Мишей, мой брат Дима, его жена и наша подруга Алина Редель. Информация не просочилась ни из клиники, ни от юристов, услугами которых мы пользовались, ни из загса. На связи с женой были постоянно, я знал, как себя чувствует суррогатная мама, в какой день и во сколько она идет к врачу и когда ляжет на сохранение – все-таки носит двойню! – а также когда ей надо нанять помощницу по хозяйству, чтобы она не уставала. 18 сентября, когда начались роды, я был в Киеве. На съемочной площадке ни с кем не стал делиться радостью. Но на следующий же день вылетел в Москву и приехал в клинику в Лапино.
— Что ты ощутил, когда впервые взял на руки малышей?
Максим Галкин
Это что-то невероятное, ощущение полного счастья. Первым я подержал Гаррика, потом Лизу. Сын – темноволосый, похож на меня, а дочка – рыженькая, в маму! Они такие маленькие, хрупкие, боишься даже что-то повредить. Но скоро страх пропал – опыт общения с малышами у меня есть, это и племянники, и внучка Аллы Клава. Дети – это мечта многих счастливых пар. У нас она сбылась! Теперь главное – их воспитать, чтобы выросли здоровыми и благополучными. Мы только в начале пути.
— Детские комнаты в замке успели оформить к появлению малышей?
Максим Галкин
Мы их просто переоборудовали. Комната дочки радостная – с рюшечками на занавесочках нежных цветов. Кстати, сейчас подумал! По странному стечению обстоятельств детскую Лизы мы всегда называли «Санкт-Петербург» – она вся в бледно-голубых, пастельных тонах и в таком, елизаветинском стиле, как ни странно. А сыну досталась гостевая, которую мы между собой называли «Лондон», она в английскую такую клеточку. Видишь, какое совпадение!
— Со смесями, бутылочками уже разобрался? Подгузники менял малышам?
Максим Галкин
В перерывах между съемками я успеваю только понянчиться с ними. А в общем, все заботы легли на плечи Аллы и нянь. Их пока две, но придется, наверное, взять третью, чтобы они могли меняться. Алла к детям встает по ночам – и памперс поменяет, и покачает. Она всем тонкостям уделяла много внимания, когда родилась Клава. Кристина ей посоветовала особое детское питание – готовое, в одноразовых бутылочках, они с Мишей привезли его из Америки.
— От чего-то готов отказаться ради детей? От съемок, например?
Максим Галкин
Конечно, теперь я буду стараться как можно больше времени проводить с ними. Но хочется, чтобы это не помешало и работе. Она для того и нужна, чтобы обеспечивать детей.
// Фото: Ольга Плетенёва