Анна: «Я не тороплюсь стать женой и мамой, хотя хозяйка я хорошая: могу и обед приготовить, и уборку сделать...»
Анна: «Я не тороплюсь стать женой и мамой, хотя хозяйка я хорошая: могу и обед приготовить, и уборку сделать...» // Фото: Личный архив Анны Семенович

– Вам 31 год, но вы до сих пор не замужем. В чем причина?
– Я не считаю, что печать в паспорте может изменить что-то в моей жизни. На мой взгляд, это стереотипы, оставшиеся нам в наследство от советского прошлого: в 20 лет надо обязательно выйти замуж, а годам к 30 уже родить пятерых детей… Я еще пока не наигралась в свою карьеру, не натешила свои амбиции. Как только наиграюсь в игру под названием шоу-бизнес – так, наверное, сразу выйду замуж.
Просто я из тех женщин, которые если что-то делают, то делают это хорошо. Если я решила петь, то это на «отлично». Если катаюсь на коньках, то тоже на хорошем уровне. И я прекрасно понимаю, что, как только выйду замуж, немедленно рожу ребенка. Но я не хочу, чтобы при этом его воспитывала няня – посторонний человек. Я мечтаю о том, чтобы стать мамой и при этом самой испытать все тяготы и радости материнства. Но это автоматически означает конец карьере. Когда это произойдет – сама не знаю: может, через два-три года, а может, лет через десять… Я еще достаточно молода, а детей можно рожать и в 35, и в 37, и даже в 40 лет. Среди моих знакомых много женщин, которые родили первого ребенка в сорок лет, и у всех получились прекрасные, умные дети.
За примером далеко ходить не стоит: мама родила меня в 30 лет, а брата в 37. В те, советские, годы на нее навесили ярлык – старородящая. Но роды у нее прошли легко, без осложнений. И дети у нее выросли хорошие: не наркоманы и не алкоголики. Мой брат, к слову, закончил МГУ, сейчас зарабатывает хорошие деньги, его ценят как работника. У меня тоже все складывается отлично. Поэтому опыт моей мамы показывает, что рожать можно в любом возрасте. Я считаю, что женщина должна становиться мамой именно в 30 с лишним лет – тогда она может дать своему ребенку многое. А вот в 20 лет она сама еще ребенок. Поэтому я с этим делом не спешу.
– И мама тоже не торопит?
– Абсолютно. Она говорит: «Ань, смотри на нас с папой». Они были женаты несколько лет до того, как стали родителями. Просто хотели пожить для себя, много путешествовали: ездили отдыхать в Феодосию, ходили в горы, занимались спортом. А еще они проверяли свои чувства – и у них все получилось. Сейчас мама и папа уже 40 лет в браке, у них крепкая семья, и я очень этим горжусь.
– Признайтесь, вас звали замуж?
– Конечно, и не один раз.
– И вы всегда отвечали отказом?
– Ну, кому-то я отказывала, кому-то говорила, что нужно еще проверить чувства и подумать.
– Нынешний мужчина просил вашей руки и сердца?
– Мы еще не так давно встречаемся –  чуть больше года, поэтому я хотела бы немного подождать. Еще раз повторю, что я не из тех женщин, которым важна печать в паспорте.
 
Мужчину я не прячу

– Аня, почему ваши поклонники до сих пор не видели вашего любимого? Вы его скрываете?
– Я считаю, что пускать к себе в квартиру и в кровать всю страну – это лишнее.
Я своего мужчину не прячу, мы не затворники – вместе ходим в кино и магазины. Но если меня приглашают на какое-то мероприятие, где будет пресса, туда я предпочитаю ходить одна. Если я появляюсь где-то с мужчиной, это тут же вызывает ажиотаж: люди начинают распускать сплетни, копаться в прошлом –
моем и его. Мне это противно. Я считаю, что судить меня может только Гаагский суд (смеется). Но если быть серьезной, то всех нас может судить только Всевышний.
– Но вы же артистка, публичный человек! Профессия обязывает…
– Это стереотипы. Так же как стереотип о том, что звезда должна или обязана показывать свою квартиру, свои трусики, еще какие-то интимные вещи. Я живу по своим личным принципам. И я не собираюсь их менять – меня все устраивает.
У меня и так достаточно концертов, приглашений на разные телепрограммы... Наоборот, я считаю, что люди начинают выпячивать свою личную жизнь тогда, когда публика теряет к ним интерес. Они уже не нужны как артисты, как творческие единицы. А ко мне есть интерес и без рассказов о личной жизни.
– А если у вас будет мужчина, который скажет: «Ань, я горжусь тем, что мы вместе, давай расскажем об этом всем». Как вы себя поведете?
– Если ему нужен пиар, то вряд ли я на это пойду. Все мужчины, которые были и есть рядом со мной, – это люди, которые ценят меня как личность. Может быть, они начинают встречаться со мной, потому что я известна. Но проходят первые два-три дня, мы узнаем друг друга поближе, и мужчины понимают: помимо красивой обертки у Ани Семенович есть и красивое нутро. И за мою душу меня любят гораздо больше, чем за мои внешние данные. Не сразу, конечно, но со временем происходит именно так.