Роман Емельянов
Роман Емельянов // Фото: Starface.ru

- Было обидно, когда на всю страну Пугачева заявила, что на «Русском радио» крутят исключительно кабацкий шансон?

- «Фактор А» - это прежде всего шоу и оно идет по определенным правилам. Мы на съемочной  площадке как на боксерском ринге, поэтому я тут же нанес Пугачевой апперкот, припомнив, что радиостанции «Алла» теперь вообще не существует.

- То есть к Алле Борисовне относитесь без пиетета?

- Как можно?! Я ее очень уважаю! Знал ли я, простой московский мальчик, что когда-нибудь буду сидеть в жюри вместе с Аллой Борисовной Пугачевой?! В год, когда я только родился, она великолепно исполнила песни для фильма «Ирония судьбы», который я пересматриваю минимум три раза в год. У нас больше нет звезд такого уровня, хотя и она со своими прибабахами. Ну и что? У меня, например, в голове такие толпы тараканов бродят, что Алле Борисовне и не снилось.

Шоу «Фактор А» очень живое, эмоции иногда зашкаливают. Когда я выхожу из студии, вслед несется какое-то эхо, я еще мечу молнии, а Игорь Николаев уже переключает меня: «Да ладно, забудь! Расскажи лучше, как семья, как сын?»

- Ну, и как семья, сын?

- С недавнего времени я в разводе. Сыну скоро исполнится  три года, он точная копия меня в детстве. Я его очень люблю и  еду к нему при каждом удобном случае. Когда приходит время расставаться – он капризничает, а я практически плачу… Начинать новую жизнь всегда непросто. Конечно, я  мечтаю о семейном счастье, хочу встречать рассветы и провожать закаты с близким человеком.

- Вы Сати Казанову имеете в виду? Именно с ней вы в последнее время везде появляетесь, говорят, у вас роман…

- Она милая девушка, очень мне нравится. «И, черт побери, почему бы и нет?» - думаю я иногда. Но мы оба так увлечены работой, что часто не находим даже времени просто кофе вместе попить. Сати сейчас ходит на актерские курсы, я ей предлагаю: «Давай вместе какую-нибудь роль разберем! У меня ведь актерское образование, я помогу». Мы открываем еженедельники, смотрим планы и понимаем, что дни забиты с утра до вечера. Я иногда по 20 часов в сутки работаю. Так что пока больше общаемся смс-ками.

- Роман, в выборе песен для «Русского радио» вы только на свой вкус полагаетесь?

- Моя задача выбрать не песню, которая понравится лично мне, а песню, которая понравится слушателям. Вот, например, сегодня один продюсер, принес песню начинающей исполнительницы, показал ее красивые фотографии. Я послушал и честно сказал: «Девушка великолепна, сексуальна, но голосок слабый, да и песня плохая». Песня должна быть яркой, интересной, запоминающейся и претендовать на вселенский успех. Даже если же мне композиция и понравилась, это еще не значит, что она точно пойдет в эфир – окончательное решение принимает «худсовет» топ-менеджеров радиостанции.

- А если со слабой песней придет звезда, Киркоров, например, или Билан - что скажете?

- Адекватный человек понимает, что его конечная цель не постановка песни в эфир, а хорошая реакция публики. Он в первую очередь приходит советоваться. И если с нашей точки зрения песня неудачная, то профессионал реагирует по-деловому: «Понял, буду работать дальше». И переделывает композицию или приносит новую. Вот, например, у Стаса Михайлова большой репертуар, но я считаю, что только самые лучшие его песни должны звучать на «Русском радио». Потому что кроме армии поклонников, есть и те, кто к нему настороженно относится. И, услышав в нашем эфире песню, скептики должны сказать: «Михайлова не люблю, но песня клевая!»

- Случается ошибаться: вы песню отвергли, а она через некоторое время стала хитом?

- Бывает. Яркий пример – песня «Прованс». В 2010 году мы сказали Ёлке «нет», а в 2011 году она получила «Золотой граммофон». Но это не ошибка. Мы любим своего слушателя и не проводим на нем эксперименты, поэтому должны быть уверены, что песня понравится. И если сомневаемся, лучше поставим ее чуть позже - когда она уже прозвучит где-то, в интернете, например, и ее начнут скачивать. Все равно у всех будет ощущение, что эта песня появилась впервые именно на «Русском радио», потому что мы одна из немногих радиостанций, которая постоянно выдает новый материал.

- Ну а за деньги к вам в эфир попасть можно? Лично вам взятки предлагают?

- Периодически я подвергаюсь атакам тех, кто уверен, что сделав мне интересное предложение, они смогут попасть в ротацию «Русского радио». Сердце кровью обливается, когда отказываюсь от даров – самым ценным была квартира в Москве. Но я не иду на сделки с совестью. Ведь если мы дадим слабину за мифические три копейки, то можем потерять миллионы: плохой музыкальный материал понизит рейтинги, станет меньше рекламы – а на ней мы зарабатываем. Многие исполнители заблуждаются, думая, что достаточно покрутить песню на радио и сразу можно ехать на гастроли, собирать залы и зарабатывать большие деньги. Слушателя же обмануть нельзя: если ему не нравится, он просто переключается на другой канал. Поэтому кто бы не приходил – от Иван Иваныча, с деньгами, с предложениями, со связями - я всегда убеждаю, что лучше всего идти честным путем. 

- Наверное, и обижаются, и угрожают?

- У любого человека, который сидит на «вахтерской» должности, обязательно есть враги. Карма у меня подпорчена обстоятельно – ведь многие исполнители искренне считают, что я вершитель их судьбы и только от меня зависит их счастье. Поэтому мне в лицо говорят одно, а за спиной, возможно, в куклу вуду иголочки втыкают… Но мне моя работа все равно очень нравится.

- Звезды охотно приглашают вас в гости, на дни рождения, на свадьбы и юбилеи. Потому что вы нужный человек или исключительно как хорошего друга?

- Это большая проблема – разобраться в искренности тех, кто рядом. Это проблема любого человека, а «медийного»- особенно. Человек прославился, разбогател, или занял важный пост, и вдруг все начинают его любить – хотят общаться, дружить, жить с ним... Известные люди перестают часто понимать, кому и чего от них надо, появляется недоверие. Но время все расставляет по местам – ведь общаешься не со звездой, а с человеком. Сегодня я смело могу сказать - у меня есть настоящие друзья! Имена большинства из них вашим читателям ничего не скажут, но могу назвать Гарика Харламова, Лешу Чумакова, Стаса Михайлова.... В конце апреля побывал на дне рождении у Стаса. Никакого бомонда, прессы и толпы фотографов, только его родные, жена, дети и друзья – те люди, которые рядом с ним уже тысячу лет. Стасу ничего от меня не надо. Он знает, что если его песня мне не понравится, я лягу посреди кабинета, чтобы не пустить ее в эфир. Я научился разделять работу и личную жизнь – иначе с ума можно сойти.

- Мемуары «Звезды и я» написать  не хотите?

- Книжку я начал писать давно – это наполовину ностальгический детектив о «девяностых» и автобиографическая история, связанная с шоу-бизнесом и радио. Но проблема в том, что если написать мемуары честно и искренне, то издать это я не смогу. Меня убьют. И будут правы.

- Как отдыхаете от трудов праведных?

- Путешествую. Первый раз за границу я выехал в 30 лет, причем в Турцию. До этого не было денег, возможностей и времени. Теперь езжу много, часто бываю в Испании, в Каталонии. Люблю гулять с фотоаппаратом по маленьким городишкам с узенькими улочками – там доброжелательные люди и непередаваемая атмосфера.

- А не возникало желания уехать туда жить и работать?

- Кто знает, что будет дальше? Восточные философы говорят, что раз в пять лет человек должен менять все – работу, место, окружение. Это позволяет прожить много разных жизней. Не знаю, насколько кардинально я буду готов что-то поменять, но я начал учить испанский, пошел в спортзал, бросил курить. Жизнь только начинается!