Коллеги-дальнобойщики, увидев Татьяну, удивляются и стараются помогать...
Коллеги-дальнобойщики, увидев Татьяну, удивляются и стараются помогать...
... то место на парковке уступят, то по рации передадут: «Медведь на трассе» – значит нужно ждать полицейских
... то место на парковке уступят, то по рации передадут: «Медведь на трассе» – значит нужно ждать полицейских

Женщина-водитель не редкость, но вот женщину за рулем грузовика увидишь не каждый день. Думаете, сложная профессия? Нет, когда судьба воспитала в тебе железный характер.

Зимой, колеся по дорогам США, 49-летняя Татьяна Коваленок ловит себя на мысли: «Разве это морозы? Всего-то минус 27 градусов… В моей родной Сибири сейчас минус 50! Да и дороги хуже. Вот там ездить – это испытание!» Коллеги-дальнобойщики называют ее fantastic woman, а работодатели доверяют самые сложные заказы. Если бы в детстве Тане сказали, что лет через 30 она будет жить в двухэтажном доме недалеко от Чикаго, получит американское гражданство, а зарабатывать будет вождением грузовика – она бы подумала, что это сценарий фильма, а не ее жизнь.

Побег из Сибири
Она родилась в селе Безменово в 120 км от Новосибирска. Как и многие ровесницы, закончила восемь классов и поступила в ПТУ, чтобы получить нужную рабочую специальность крановщицы. Отучившись три года, влюбилась, вышла замуж и в восемнадцать лет стала мамой очаровательной дочки Любы, а через четыре года родился сын Паша. Молодые жили в доме с бабушкой и дедушкой мужа, они помогали по хозяйству и в воспитании внуков. Но идиллия закончилась – муж Тани начал пить, устраивать скандалы по поводу и без. Это все видели дети. Она пыталась с Андреем поговорить, выгоняла из дома, ничего не помогало… и когда стало совсем тяжело, собрала чемоданы и поехала к лучшей жизни – двоюродная сестра, тоже Таня, давно звала в солнечный Крым.

– Рванула вместе с детьми, – рассказала «СтарХит у» Коваленок. – Представляете: там абрикосы и сливы падают с деревьев, лежат под ногами – бери и ешь. А у нас в селе яблоки детям покупали только по праздникам. Сестра поселила нас во времянке – летней кухне во дворе дома. Помещение небольшое, стены тонкие, рамы одинарные, зато чисто и уютно… Я легко нашла работу, ведь умела управлять тремя видами кранов. Любочка пошла в первый класс, а Паша в детский сад.

Наступила зима 1991 года, и оказалось, что в Крыму почти так же холодно, как в Сибири! Во времянке была печка, топить приходилось круглосуточно.

– Нам не хватало денег, я устроилась на вторую работу – стала торговать на рынке. Но там хорошо заработать можно только обвесами! Я так не смогла, поэтому перешла в кладовщицы. Мне дали комнату в общежитии. Это было такое счастье! Зайдя в ванную, дети повторяли: «Мы отсюда не уйдем?» До этого мылись в тазиках, иногда ходили в общую баню.

Люба, Диана и Павел – не позволили маме сдаться
Люба, Диана и Павел – не позволили маме сдаться // Фото: Из личного архива Татьяны Зарковой

Очередной вираж
Жизнь налаживалась, и в личном плане тоже. На рынке, пока стояла за прилавком, Коваленок успела познакомиться с приятным мужчиной. Все началось с шутки: увидев симпатичную блондинку, он предложил выпить кофе. Таня разулыбалась, согласилась и слышит ответ: «Давай деньги, куплю!» Начала хохотать: «Какой же ты снабженец, если денег нет даже на кофе». Оказалось, что его зовут Вилен, он на год старше Татьяны, работает таксистом. Его жена уехала на заработки в Европу, и он один воспитывает двоих сыновей.

– Мой Паша и старший ребенок Вилена – ровесники, – рассказывает Коваленок. – Сначала поддерживали друг друга: то нужно было выговориться, то помочь советом по воспитанию. А спустя несколько лет наши чувства переросли в роман. Я забеременела. Врачи отговаривали от родов – у меня слабые почки. Вилен сказал, что это решение я должна принять сама. Помню, сын и дочка так серьезно сказали: «Мама! Ты что! Сама нас учила, что даже котенка нельзя выбрасывать…» Но я решилась на аборт. Проревела всю ночь, утром уже собиралась ехать в больницу, и тут в комнату зашла соседка: «Что? Едешь убивать ребенка?» Меня как отрезвило в ту секунду. И когда пришел Вилен, я покачала головой: «Не поеду». Он заулыбался: «Тогда я – на работу! Надо ведь еще одного человека кормить!»

Беременность была сложной – два месяца на сохранении, реанимация. 9 февраля 1999 года на свет появилась Диана. Многодетной маме выделили вторую комнату. Расходы выросли, чтобы прокорм ить семью, Татьяна с дочерью Любой пекли пирожки и продавали их на пляже. За два часа расходилось до 100 – по одной гривне за штуку.

Но больше всего тяготили не материальные трудности, а отношения с Виленом. Они вместе уже шесть лет, а никакого намека на замужество. Он то просил подождать, пока все разрешитс я с женой, то когда дети подрастут, но все это были отговорки.

– Однажды ко мне приехала подруга и спрашивает: «Танька! Почему замуж не выйдешь?» Я отшутилась: «За кого?» Но она не унималась – предложила познакомить с достойным мужчиной. У нее на примете был американец Роджер, фермер, старше меня на 13 лет…

Американская мечта
«А вдруг?» – подумала Таня, честно призналась Вилену, что хочет поменять жизнь, и начала в Интернете переписываться с американцем. Язык знала плохо, помогали или онлайн-переводчик, или сын. 

– Так мы общались года три, Роджер пару раз приезжал в гости к нам в Крым. А потом признался в чувствах и сделал предложение, – улыбается Татьяна. – Часто повторял: «Мой дом – твой дом!» Казалось, а что терять? Я согласилась, но с одним условием: в Штаты все дети едут со мной! Роджер был рад. Помню, когда улетали, Вилен приехал в аэропорт проводить и не сдержался, заплакал…

Так в июле 2004 года Татьяна вместе с детьми прилетела в Штаты. Казалось бы, американская мечта сбылась, но тут начали появляться интересные подробности… ферма в Каламбусе, которую так расписывал Роджер, заросла сорняками, а он перебивается небольшими заработками в Интернете. У него уже было пять жен, все они сбежали из-за вспыльчивого характера, страшной ревности и подозрительности Роджера. То же ждало и Татьяну. Муж отказывался делать ей официальные документы, ограничился получением специального номера, который дает эмигрантам право устройства на неквалифицированную работу.

– Разговор о документах заканчивался скандалом: «Ты приехала, чтобы хорошо устроиться и меня кинуть?» Я опускала голову и бежала на работу – то мыла посуду в закусочных, то убирала. А тем временем Диану нужно было отдавать в прескул (аналог нашего садика), Любе делать документы, чтобы она смогла дальше учиться, а не сидеть дома как нелегал. Слава богу, Паша ходил в школу.

В чужой стране Татьяна не знала даже, у кого просить помощи… И она пошла в русскую христианскую церковь. Прихожане, узнав ее историю, собрали $900 и на них купили старенький «Форд». И когда Роджер вновь кричал: «Выгоню!» – гордая русская погрузила вещи, собрала детей и уехала. 

– Пару месяцев жили у семьи, с Надеждой и Петром познакомились в церкви, – вспоминает Таня. – Потом накопила денег, и мы сняли квартиру за $350 в месяц. Я нашла еще одну работу – мыла машины перед продажей на аукционе, за этот адский труд получала по $2 за авто, а их могло быть 60 в сутки. Но вернуться в Крым или тем более в Сибирь я не могла, так как всегда жила по принципу: «Сначала сто раз подумай, прежде чем делать шаг. А если сделал – назад не поворачивай!» Так что старалась накопить денег на юристов, чтобы я и дети смогли получить грин-карты. До сих пор удивляюсь, как это удалось! Возможно, главную роль сыграло то, что я ни дня не сидела на пособиях для эмигрантов, а все время работала.

Несколько раз Роджер приезжал к Тане в Крым. Потом сделал предложение и увез в США вместе с детьми
Несколько раз Роджер приезжал к Тане в Крым. Потом сделал предложение и увез в США вместе с детьми // Фото: Из личного архива Татьяны Зарковой

Блондинка за рулем

Года четыре назад Татьяна приехала подлатать старый верный «Форд» в автосервис. Ее механик посоветовал: «Научись водить трак (грузовик-тягач)! У тебя получится». Идея отличная, вот только обучение вождению тягача стоит $3500, плюс нужно ехать в Вашингтон, где-то жить, пока идут курсы.

– Рискнула! Сняла с карты $7000, эту сумму мне раз в год перечисляет государство как матери-одиночке. Больше всего боялась за детей: Люба с Пашей взрослые, а вот Диане было 12 лет, и по закону, если ребенок оставлен один, его могут забрать в приют. Но мне помогла знакомая, у нее 12 детей, она и следила за Дианой, водила ее в школу. Тут очередной удар – сначала перенесли учебу, получилось, что я опоздала. После уговоров пошли мне навстречу, но я прекрасно сдала теорию, а вождение не смогла – мешали страх и нехватка опыта. Во время пересдачи оказалось, что временные права на вождение трака просрочены на два дня. Прорыдала сутки и отправилась на очередную пересдачу.

Страх прошел вместе с опытом, коллеги-дальнобойщики, пару раз увидев эффектную блондинку, запоминали ее и старались помогать – уступали место на парковке или предупреждали о наряде полиции, сообщая по рации: «На трассе – медведь».

– Знаете, чего боюсь больше всего теперь? Поправиться! Не хочу становиться дальнобойщиком – с животом и походкой вразвалку. Раньше в дорогу брала контейнеры, а теперь обхожусь минимумом еды. Иногда даже голодаю. Зато в сон не клонит, – отшучивается Таня.

Через год после начала работы взяла кредит и купила свой трак. В ее передвижном 16-метровом доме есть и кухня, и спальное место.

– Настали хорошие времена, – улыбается Татьяна. – За трак и трейлер выплачиваю около $3000 в месяц, $1,5–3 тысячи – чистый доход в неделю. За$1700 снимаем двухэтажный дом в престижном пригороде Чикаго, рядом с которым я разбила огород, выращиваю огурцы и помидоры. Дети выросли, душа спокойна – они пристроены. Любе 31 год, она инспектор в медицинской компании, зарабатывает не меньше меня. Сыну 26 лет, он работает в той же компании диспетчером, летом Паша женился, невестка – чудо! Правда, внуками радовать не планируют. А Диане – 15, она учится в престижной школе.

Роджеру сейчас 62 года, с Татьяной они давно в разводе, но сохранили добрые отношени я. Он продолжает искать невесту в Интернете и признается, что смотрит погоду на трассах, по которым поедет Таня, чтобы вовремя предупредить о плохом прогнозе. Есть у сибирячки и еще одна мечта. Вскоре планирует перевезти в Штаты... Вилена. Все эти годы они продолжали общаться то по телефону, то по скайпу, то через социальные сети. И поняли, что обоим хочется вернуть отношения и начать сначала. 

– Раньше я боялась заболеть, умереть, попасть в тюрьму в чужой стране и оставить детей одних. А сейчас понимаю, что все прошла, и по-настоящему могу быть счастлива, тем более что время для этого уже наступило!

В Крыму у Тани была времянка, а теперь дом недалеко от Чикаго, во дворе которого она жарит барбекю и выращивает овощи
В Крыму у Тани была времянка, а теперь дом недалеко от Чикаго, во дворе которого она жарит барбекю и выращивает овощи // Фото: Из личного архива Татьяны Зарковой
Пока Татьяна арендует жилье, но в будущем планирует купить собственное
Пока Татьяна арендует жилье, но в будущем планирует купить собственное // Фото: Из личного архива Татьяны Зарковой