Алексей и Ирина поженились, как только его выпустили на свободу. Их сыну Андрею полтора года.
Алексей и Ирина поженились, как только его выпустили на свободу. Их сыну Андрею полтора года. // Фото: Игорь Гладенко

Алексей висел пристегнутый наручниками, терял сознание от боли… «Потом узнал, что это называется «Ласточка», – вспоминает один из первых допросов 30-летний Алексей Серенко, – руки за спину, наручники перекидывают через высокую перекладину и застегивают, ощущение, что суставы выворачивают наизнанку. Но хуже было, когда на меня надели противогаз, который закрывали, чтоб не поступал воздух, и били пластиковой бутылкой с водой. По голове, почкам… Боль нереальная, а следов побоев нет». Этот кошмар начался 23 сентября 2009 года – Алексей Серенко был обвинен в убийстве спецназовца Дмитрия Чудакова и его семьи.

Без вины виноват

Отдохнув в сочинском санатории, Чудаковы возвращались домой в Нижний Новгород. Проехав на «Ладе» пятнадцатой модели три четверти пути, остановились на ночлег… Утром 8 июля недалеко от города Аксай были обнаружены их тела – 35-летнего Дмитрия, его 33-летней жены Ирины, 11-летней дочери Вероники и 7-летнего сына Саши. В них стреляли из карабина «Сайга», а на телах детей были найдены десятки ножевых ранений. Это убийство семьи спецназовца, подполковника Чудакова, потрясло всех, и раскрыть его для стражей порядка стало делом чести.

Под подозрение попал Алексей Серенко. Отработав смену контролером на овощной базе в Аксае, он сел за руль «Лады» четырнадцатой модели. «Десять минут, и я дома, – вспоминает Леша. – Но на половине пути меня обогнала машина ДПС, показывают – нарушил. Припарковался на обочине, все думал: что я сделал не так? Меня попросили выйти и сесть в машину к ним, чтобы посмотреть видеозапись нарушения. А там надели на голову кулек и увезли в отдел, где сказали: «Можешь прикидываться дурачком, убийство мы повесим на тебя».

Связаться с близкими Серенко не мог. Его девушка Ирина за ночь обзвонила больницы и морги – безрезультатно. «Утром нервничала, пришла на работу, и тут звонок из милиции: Лешу обвиняют в убийстве, – вспоминает она. – Вскоре приехали и увезли меня под конвоем. Я работаю бухгалтером на «Водоканале», а тут такой позор! Меня допрашивали 15 часов… По версии следствия я была соучастницей. Никого не останавливало алиби – вечером гуляли, ночью заходил и в магазин, а примерно в момент преступления отправила маме сообщение: «Останусь у Леши, не волнуйся». Через сутки Ирину отпустили. Позже ей пришлось пройти несколько экспертиз. «Если б это продолжалось дольше, сдалась бы, – делится Ира. – Следов моей крови на месте преступления не нашли. «Полиграф» прошла без заминок».

А в это же время Серенко обвинили еще в двух убийствах: «Делайте, что хотите! Не подпишусь под тем, чего не совершал», – повторял он. У Алексея было все – здоровые родители, любимая девушка, квартира, машина, достойный заработок. Зачем ему убивать? «Все было как какая-то нелепая импровизация, – делится Альберт Погосян, адвокат Алексея. – Много улик осталось неучтенными. Зато каким-то образом эксперты доказали, что выстрелы были произведены из «Сайги» Алексея, он с 2006 года хранил ее дома для самообороны. На него решили повесить эти убийства только лишь потому, что он – житель Аксая, неподалеку работает, к тому же спортсмен, а значит, сильный, агрессивный и имеет оружие. Вот и все доказательства!»

Спустя год Серенко разрешили первое свидание. К нему пришла мама. Сын обнял ее и сказал: «Мам, я не убивал» – и она разрыдалась, прошептав: «Я знаю». В невиновность Алексея верила и мама Чудакова, во вр емя судебных заседаний заявила, что сядет вместе с невинно осужденным.

Цена жизней

Почти два года Алексей находился в СИЗО. Но летом 2011-го истек срок предельного содержания под стражей. «Меня перевели в ранг подозреваемых 5 августа 2011 года. Выпустили под подписку о невыезде, а я все думал: «Надолго ли?» – вспоминает Серенко.

– Мой адвокат Альберт Михайлович устроил сюрприз – звонил близким, друзьям и говорил: «Приезжайте к Лешиной маме, дело есть!» Все волновались… А тут я пришел! Ирина так плакала, мы впервые за два года обнялись и до утра друг друга из объятий не выпускали: не верилось, что снова вместе…»

Поняв, что каждая минута дорога, Алексей и Ирина поженились 14 февраля 2012 года. Свадьба была скромной. А вскоре у них родился сын Андрей, сейчас ему уже полтора года. Серенко не брали на работу: кому нужен сотрудник под следствием? Чтобы кормить семью, приходилось перебиваться случайными заработками.

Кошмар закончился так же неожиданно, как и начался. В сентябре 2013 года Серенко позвонил брат Владимир: «Леш, слышал – вчера стреляли, задержали какую-то банду, они столько людей убили!» Полицейские поймали банду «Амазонок», в ней были в основном женщины. Чуть позже одна из задержанных 46-летняя Инесса Тарвердиева давала показания и рассказала, как они с мужем убили семью Чудаковых. Рыскали по трассе в поисках жертв и заметили машину. Инесса хладнокровно стреляла из «Сайги», а супруг зарезал детей. Добычей банды оказались ноутбук, фен…

В начале декабря 2013 года с Алексея Серенко были сняты все обвинения. «Жду, когд а меня обелят так же принародно, как и очернили, – признается Алексей. – Физически почти восстановился – пришлось побегать по врачам. С адвокатом занимаемся вопросом возмещения морального ущерба и за избиение, и за незаконное содержание под стражей. Сейчас готовим документы для подачи в Следственный комитет. Но главное, что теперь смогу устроиться на работу, съездить к Валентине Чудаковой, чтобы поблагодарить за веру в меня и помощь, да и просто свободно вздохнуть, не оглядываясь…»