Такой была Оля в 4 года, когда попала к цыганам и получила новое имя
Такой была Оля в 4 года, когда попала к цыганам и получила новое имя
«У цыган все эти годы я была русской, а русские считали цыганкой», – рассказывает 21-летняя Оля Романович
«У цыган все эти годы я была русской, а русские считали цыганкой», – рассказывает 21-летняя Оля Романович

Вот уже две недели гудят две столицы – Кишинев и Минск. В Молдавии нашлась белорусская девочка, которую 17 лет назад украли цыгане. А в Минске, куда она вернулась в надежде, что родные помогут ей обрести себя, оказалось, что больше всех в помощи нуждается ее мама. Девушка призналась «СтарХиту»: «Я не знаю, что теперь делать…» 

...Тамаре Романович с 4-летней дочкой Олей не раз пришлось ночевать на вокзале, спасаясь от пьющих мужа и отца. Там она познакомилась с цыганской парой. Те посочувствовали – и позвали с собой в Кишинев. Обещали работу, безоблачную жизнь. Тамара поверила. Но в Кишиневе ее заставили попрошайничать. А через несколько месяцев продали Олю кому-то из своих. Тамаре объявили – мол, девочке там будет лучше, дали денег и отпустили на все четыре стороны. Вернувшись в Минск, Тамара то ли не подала в розыск, то ли заявлению не дали ход. Но жизнь ее с тех пор покатилась под откос...

Пара золотых сережек

Оля попала в семью 56-летней Виоары, живущей в молдавском городе Сороки. Она успела вырастить сына, но всю жизнь мечтала о дочке. Ею и стала голубоглазая белорусская девочка. Она дала малышке новое имя и свою фамилию. Была Оля Романович – стала Мария Прейда. Со временем девочка привыкла к новому имени.

– Виоара любила и баловала меня, никому не давала обижать, – рассказывает Ольга «СтарХиту». – В садик я не ходила, в школе училась до 9-го класса. Хотела – ходила на уроки, не хотела – пропускала. После школы выучилась на маникюршу, но по специальности не работала. Гадать меня тоже научили, но не люблю. Конечно, я видела, что не похожа ни на кого. Чем взрослее становилась, тем больше понимала, что живу не своей жизнью. Не знала, где на самом деле родилась, чья во мне кровь… Но Виоара уверяла: «Ты только моя! Знаешь, как люди говорят? Не та мать, что родила, а та, что вырастила». Но в марте, уже перед смертью, 73-летняя женщина открыла правду.

– Виоара болела, а я за ней ухаживала. Она понимала, что умирает, потому и рассказала, как я попала к ней. И что Мария из другой страны, и что якобы цыганке, которая привела ее – маленькую девочку, Виоара подарила пару золотых сережек…

Так 2014 год все изменил в жизни Ольги-Марии. Она победила в конкурсе красоты на звание мисс города Сороки – и ощутила себя увереннее. Пришла в комиссариат с заявлением об установлении личности. Назвала имя, год рождения... Полковник Валерий Рогожинэ не отмахнулся – начал поиск. И вскоре по линии Интерпола получил ответ: Беларусь разыскивает Ольгу Романович 1993 года рождения. Генетическая экспертиза подтвердила: Мария и есть пропавшая в 1997 году Ольга. Правда, искать ее начали лишь в 2007-м – благодаря одному из районных отделов народного образования. Дело том, что Тамару, которая за десять лет родила троих сыновей, лишили родительских прав – за пьянство. Муж ее бросил – уехал куда-то в Полесье. Мальчиков отправили в приют, но быстро усыновили. В райотделе народного образования обнаружили, что у Тамары была еще и дочь. Стали расспрашивать. Женщина что-то путано плела о цыганах. Ей не поверили. Потом отправили лечиться в психушку. А Ольгу объявили в международный розыск.

После смерти Виоары (на фото) Мария обратилась к полковнику Валерию Рогожинэ
После смерти Виоары (на фото) Мария обратилась к полковнику Валерию Рогожинэ // Фото: Из личного архива

Встреча с мамой

Как только сестре Тамары, Татьяне, сообщили из полиции, что племянница нашлась, она помчалась в участок и пообщалась с Олей по скайпу. «Я сразу поняла: это она! Огромные голубые глаза – и очень похожа на Тому в молодости и на нашу маму. Я рада была ее увидеть, позвала в гости...» 

До дома тети Оля добралась поздно вечером, сразу стала спрашивать, когда увидит маму. «Но на дворе стояла ночь, и я сказала: завтра, – рассказывает «СтарХиту» Татьяна. – Она легла и уснула, а я до утра глаз не сомкнула».

Татьяна не нашла слов, чтобы подготовить племянницу к тому, что она увидит. После психиатрической клиники Тамару разбил паралич, и Татьяна стала за ней присматривать. Поселила сестру за домом – в маленькой халупке без окон и дверей... Так ничего и не придумав, Таня повела племянницу по заросшей сорняком дорожке... Увидев Ольгу, Тамара задрожала, что-то невнятное произнесла – никто не понял. 

«Сейчас пишут, что Тома была Оле никудышной матерью. Это неправда! – убеждена Татьяна. – Олина ножка на землю не спускалась – мать ею надышаться не могла. Любила ее. Но в Кишиневе произошло что-то страшное, я уверена, Тома ничего не могла поделать…»

У тетки Ольга пожила 4 дня, потом съехала. «Я понимаю, почему, – переживает Татьяна. – Живем мы трудно, копейки лишней нет. А у нее все-таки была счастливая жизнь, это даже по ухоженной коже видно. Я каждый день теперь об Оле переживаю – все из рук валится… Мне почему-то кажется, что племянница тут больше не появится. Наверное, не на то она надеялась…»

Я сама по себе

Ольга о своих впечатлениях рассказала «СтарХиту»: «Главное мне уже удалось: узнала, кто я. На днях получу новые документы. Пока не решила, буду учиться или работать, где буду жить. Минск мне очень понравился. Дочки тети Тани, Юля и Вика, показали город, мы гуляли в Ботаническом саду, заходили на рынок… Я еще не всех родных видела. Отец на связь пока не вышел. И встречу с братьями могут разрешить только люди, которые их усыновили. Была ли мама рада встрече со мной, я не поняла. Она все время дрожала, что-то непонятное говорила. Рассмотрела ее – и поняла, что ни на кого не похожа, я сама по себе. Пока не знаю, что дальше с мамой делать. Она в невменяемом состоянии, хочется ей помочь, но как? Сейчас я даже себе не знаю, как помочь, не то что другим...» 

Дом тети Тани в Минске оказался очень скромным
Дом тети Тани в Минске оказался очень скромным // Фото: Анастасия Телешева