Встреча с Арсением заставила сестру милосердия многое в жизни переосмыслить
Встреча с Арсением заставила сестру милосердия многое в жизни переосмыслить // Фото: Сания Галеева

Два года назад сестра милосердия из Екатеринбурга Елена Афанасьева даже представить себе не могла, что в 45 лет решится кардинально перестроить устоявшуюся жизнь. Все изменила ее встреча с 4-летним больным ребенком, которого привезли в Екатеринбургский детский центр онкологии и гематологии в критическом состоянии – с третьей стадией лимфогранулематоза.

Когда соцслужба забрала малыша у матери-алкоголички, он даже дышал с трудом! В больнице его никто не навещал, а ведь мальчика надо было выхаживать. Медики решили пригласить кого-нибудь из службы милосердия. «СтарХит» узнал, что же случилось дальше.

 Лена, не уходи!

– В больнице я появилась, когда Сене уже провели несколько курсов гормональной химиотерапии, – рассказывает «СтарХиту» екатеринбурженка Елена Афанасьева. – От этих гормонов он раздулся, как шарик, был пухлый, лысый. У Сени оказалась еще и задержка развития: в 4 года он не знал ни букв, ни цифр, ни цветов. И говорил плохо – я даже первое время его не понимала. Елена приходила каждый день – с 9 утра до 5 вечера. Кормила мальчика, поила, купала, читала сказки... Когда малышу ставили капельницы, она следила за тем, чтобы он не выдернул иглу из вены, успокаивала, когда ему было больно. За 10 месяцев Сеня прошел 6 курсов химиотерапии, 20 облучений – и все это время рядом была Лена.

– Расставались с ним по вечерам тяжело. Начну собираться, а он бросается ко мне: «Лена, не уходи, ты со мной мало сегодня побыла!» – и в слезы. Кое-как успокою его, отвлеку: «Сень, а давай ты мне помашешь из палаты?» На улице поднимаю голову – он в окошке на третьем этаже, руки вверх тянет... Молилась за него: Господи, пусть он справится с болезнью, а я чем могу, помогу.

Когда маму Арсения незадолго до выписки сына вызвали в больницу, Елена попыталась поговорить с ней об уходе за Сеней. В любой момент мог возникнуть рецидив. Надо было следить, чтобы не загорал на солнышке, кормить по диете, раз в три месяца возить на томографию. Мамаша ее слушала, но никаких действий потом, как оказалось, не предприняла.

– Сеню выписали в декабре 2013-го, – рассказывает Елена. – Меня не было в городе, так что не увиделись напоследок. Скучала, но думала: с родной матерью, какая бы ни была, ему лучше...

Но всего через полгода Сеня оказался в детдоме. Мать продолжала пить, и ее лишили родительских прав. Елена об этом не знала. Но все чаще задумывалась, скольким мальчишкам и девчонкам не хватает материнского тепла...

За полгода супруги Афанасьевы взяли шестерых приемных детей
За полгода супруги Афанасьевы взяли шестерых приемных детей // Фото: Сания Галеева

Ну а девочки потом

Как-то пришла мысль – что если взять приемных детей и заботиться о них? Они с мужем Вячеславом вырастили единственного сына Игоря, ему уже 23 года, он окончил вуз, работает в автосалоне, и папа с мамой уже не так нужны. Идею Елены муж и сын одобрили.

– Как раз тогда службе милосердия пожертвовали двухэтажный дом в поселке Октябрьский, в 30 км от Екатеринбурга, – рассказывает Елена. – Его-то и передали нам под создание приемной семьи.

Первыми Афанасьевы взяли двоих братьев из Нижнего Тагила: 3-летнего Тимура и 4-летнего Руслана. А через неделю узнали, что Сеня в детдоме.

– Мы с мужем тут же начали оформлять на него документы, – говорит Елена. – А потом отправились за ним. Он увидел меня, обрадовался. Спрашиваю: «Поедешь ко мне?» – «Да!» – и сразу вещи начал собирать.

За год у Афанасьевых появилось шестеро приемных сыновей от 3 до 6 лет. Кроме Тимура, Руслана и Арсения – Толя, Алишер и Игорь. Скоро у них будет старший брат – 10-летний Даня. По словам Вячеслава, дети всегда с интересом ждут пополнения. Перед приездом Толика для него в спальню поставили кровать, и они по очереди запрыгивали на нее и кричали: «Я Толик!»

– То, что все наши приемные дети – мальчишки, сложилось не специально, - говорит Елена. – Просто в детдомах именно они почему-то нас выбирали. А если попадется девочка, возьмем ее с удовольствием.

Елена и Вячеслав в заботах о детях стали ближе друг другу
Елена и Вячеслав в заботах о детях стали ближе друг другу // Фото: Игорь Калганов

Мы стали ближе

Приемные дети – не то же самое, что усыновленные. Приемных воспитывают до 18 лет, ежемесячно получая за каждого материальную поддержку от государства – 8 тыс. руб. Елена и Вячеслав эти деньги  стараются не тратить: копят  – хотят свозить детей на море. Как сотрудники службы милосердия они зарабатывают немного – от 15 до 17 тыс. руб. в месяц. Откладывать было бы сложно, но жители поселка их семью не бросают: приносят картошку, молоко, мед, одежду, обувь, игрушки. Вячеслав больше не ездит на службу: шестерым мальчишкам нужно мужское воспитание! В семье строгий распорядок: подъем, молитва, зарядка, закалка, завтрак. В садик дети не ходят, воспитатели приезжают сами и занимаются с ними. После обеда – тихий час, полдник. А затем кто-нибудь из добровольцев службы милосердия – а они часто бывают здесь – рисует с детьми, лепит, выводит их погулять. После ужина все смотрят мультфильмы, читают сказки, обсуждают все, что было за день. Недавно семье предоставили девятиместный автомобиль, теперь вместе можно ездить в город – в цирк, зоопарк.

– За год мальчишки сдружились, но еще не считают себя братьями, – рассказывает Вячеслав. – Чтобы стать родной семьей, нужно, как говорится, не один пуд соли съесть, многое вместе пережить. А вот отношения с женой у нас уже изменились: мы стали гораздо ближе, понимаем друг друга с полуслова.

Забот у супругов хватает. Пока дети маленькие, нужно все контролировать: чтобы оделись-разделись, руки помыли, зубы почистили...

– Бывает, физически устаешь, силы на исходе, а мальчишки капризничают, – делится Елена. – Иногда страшно: ведь у нас нет опыта многодетной семьи. Тем более что все мальчики – детдомовские, и у каждого своя история. Всякие мысли мне в голову приходили, даже по поводу Сени: вдруг разладится наше взаимопонимание? Но месяц назад что-то изменилось. Все время он меня по-дружески Леной звал. А тут опустил голову на мое плечо, обнял и на ушко шепчет: «Мама!» И я успокоилась. Поняла, что все делаю правильно.