Еще совсем недавно они были счастливы. На фото – семья депутата Барщука на отдыхе, 2012 год
Еще совсем недавно они были счастливы. На фото – семья депутата Барщука на отдыхе, 2012 год // Фото: Личный архив

Ольга и Игорь Барщук 20 лет производили впечатление образцовой семьи. Верная жена обеспечивала надежный тыл, а успешный муж, в последние годы зампредседателя комитета Белгородской Думы по агропромышленному комплексу, зарабатывал. Прошлой осенью идиллия кончилась: Ольга подала на развод. У депутата, как оказалось, давно была другая жизнь. Новая пассия старше его на 5 лет с богатым прошлым. История с разводом вышла запутанная. У каждой стороны свои аргументы. Но по всем статьям проиграла Ольга: влиятельный муж оставил ее без денег и без детей. Вот уже полгода она пытается отстоять права. Ольга рассказала «СтарХиту» свою версию событий.

Ничего, кроме счастья

– Мне было 14, ему – 17. Тогда, возле кинотеатра, Игорь подошел ко мне: «Одолжите денег на билет». «Ну наглый», – подумала я. Но нашла в кармане три рубля и отдала. Потом мы шутили, как выгодно я вложила в него инвестиции! Мы поженились после его дембеля. У нас не было ничего, кроме счастья. Как молодая семья получили «однушку» в Старом Осколе. Его родители подкинули денег на ремонт, мои помогли обставить. Я заканчивала медучилище, Игорь работал грузчиком. Через год он с компаньоном открыл магазинчик, торговали турецкими куртками, холодильниками… В 1994-м на Игоря «наехали» бандиты, он отказался иметь с ними дело, и они подожгли нашу дверь. Муж ходил в бронежилете, я просила: «Не сдавайся!»

В 1998-м, когда я забеременела, Игорь решил продать «однушку» и обзавестись площадью побольше. Я сомневалась: может, не надо? Он улыбнулся: думай, как обставим квартиру. Мы едва успели получить деньги за проданное, как грянул дефолт. Жилье пришлось снимать. Игорь переживал, я утешала: «Ничего, еще заработаем!» Пахал он так, что даже не смог вырваться на выписку из роддома. Но преподнес мне золотое колечко с изумрудом. Володя у нас был беспокойный, плакал. Я сутками не спала, но мужа помогать не просила. Он кормилец, должен отдыхать. Мы сняли «двушку», чтобы Игорь нормально высыпался в другой комнате.

К 2002-му, когда появился Никитка, Игорь уже был владельцем консервного завода. Он и на этот раз не смог встретить нас из роддома. Но я получила в подарок сережки с изумрудами.

Другая женщина

– Никитке не было и года, когда мне позвонили: «Ольга, ваш Игорь Васильевич развлекается с девушками в бане». – «Не врите!» – я бросила трубку. Я всегда верила Игорю. Тревожные «звоночки» продолжались: Игорь мог приехать ночью или вовсе не вернуться домой. На его заводе меня многие знали. Вот и просветили: у него другая. Крашеная блондинка, Ирина, охотница за богатством, двое детей от разных мужей… Я стала ярче одеваться, краситься, сменила короткую стрижку на волосы до плеч. Получила второе образование – экономическое, подрабатывала бухгалтером. Готовила его
любимый плов, встречала с улыбкой. Жила им! Но я его раздражала. Супруг кричал, что я ничего в жизни не добилась, сижу на его шее. Я вжимала голову в плечи и… извинялась.

Как-то в 2008 году я отвезла детей к бабушке, а сама вернулась домой – забыла деньги. И застала их с Ириной в нашей супружеской постели. Выскочила из квартиры, как ошпаренная. Через несколько дней попыталась с ним поговорить, но услышала: «Я буду жить с той, которую люблю. И дети останутся со мной». Я все еще любила его, своего единственного мужчину, но измены терпеть не хотела. Надумала разводиться, нашла список зарегистрированного на мужа имущества и предприятий… Игорь был в ярости. А через две недели пришел с цветами мириться, пообещал сделать все, чтобы сохранить семью. И я поверила.

В марте 2010-го Игорь принес домой стопку бумаг. «Дорогая, мне для работы надо, чтобы ты подписала». Согласно документам, пять наших земельных участков в Подмосковье общей площадью 12 440 кв. м и стоимостью в 120 млн руб. мы продаем… отцу Игоря. Василий Иванович – сварщик 4-го разряда. Я удивилась: «Зачем ему земля?» «Не задавай лишних вопросов», – сказал Игорь. И я подписала. В августе точно так же мы «продали» свекру наш дом в Старом Осколе на улице Сталеваров, где я прописана, а в сентябре – 4-комнатную квартиру на Свято-Троицком бульваре, хотя фактически сделки не происходили: никто никому денег не передавал.

Некуда идти

– В прошлом году Игорь открыто стал появляться с Ириной. Я наняла адвоката. На развод подала 10 октября, а 14-го дом на улице Сталеваров был «перепродан» партнеру Игоря по бизнесу, видимо, для надежности. Муж больше не притворялся. Предложил мне соглашение, по которому выплатит 30 млн руб., если я откажусь от детей в его пользу. Услышав «нет», пообещал отобрать у меня все и оставить на улице. В ноябре я получила официальное письмо от его отца с требованием выселиться из квартиры. Второе послание пришло от нового хозяина дома в Старом Осколе: мне предлагалось вывезти свои вещи. Знаю, что сейчас там живут Игорь и Ирина. Я позвонила мужу: «Ты хочешь выгнать меня с детьми отовсюду?» – «Сыновья пусть переезжают ко мне».

Когда начались слушания по разделу имущества, оказалось, что все деньги на счетах мужа принадлежат не ему, а его отцу. Уже во время бракоразводного процесса Игорю друзья «подарили» две квартиры. Они не считаются нажитыми в браке и дали супругу возможность стать опекуном наших сыновей, ведь у него жилплощадь есть, а у меня нет. С кем остаться 16-летнему Володе и 12-летнему Никите, решала целая комиссия педагогов, психологов. Говорили, что младший стал хуже учиться, что я бедная и ничего не могу детям дать. Он три часа ждал за дверью, чтобы его вызвали и расспросили. Потом сам влетел в зал: «Я хочу жить с мамой!» Но его не послушали…

Сейчас я все еще живу в квартире, которая по документам принадлежит отцу мужа – мне некуда идти. Часто лежу в комнате мальчишек на кровати и думаю о том, что с нами произошло. Работаю косметологом в салоне, получаю 20 тысяч в месяц. Немного, но смогла подкопить и свозила Никитку в Азов: слава богу, подарок супруга «Хонда» 2008 года осталась у меня. Мы с детьми созваниваемся каждый день, к счастью, общение с ними не
ограничили, я иногда забираю мальчиков из школы и оставляю у себя ночевать. Никита спрашивает: «Мама, когда же я буду жить с тобой?» Но я не
знаю. Пишу в следственный комитет, прокуратуру. Ответы однообразны: разберемся, ждите. Недавно Игорь сказал, что отправит детей учиться в
Англию. Я рада! Но видеться мы будем очень редко. А я так по ним скучаю…