Беляева добилась признания материнских прав на обеих девочек. На фото Юля с Ирой, которую 12 лет считала родной дочкой, и Неймат с Аней. 31 октября 2011 год
Беляева добилась признания материнских прав на обеих девочек. На фото Юля с Ирой, которую 12 лет считала родной дочкой, и Неймат с Аней. 31 октября 2011 год // Фото: РИА Новости

Историю о подмене младенцев в Копейском роддоме страна обсуждала три года назад: бывший муж Юлии Андрущак Алексей отказался платить алименты на 12-летнюю Иру, заявил: не моя это дочь – и точка! У светловолосых родителей росла черноглазая и черноволосая девочка. Сделали тест ДНК – и оказалось, что и Юлия ей не родная мама. Женщина бросилась в полицию. 12-летнюю Аню удалось отыскать в таджикской семье, живущей неподалеку – в поселке РМЗ. Решать судьбу девочек предоставили родителям, а суд обязал роддом выплатить моральную компенсацию – по 3 млн рублей каждой семье. «СтарХит» узнал, что этот сериал продолжается и в нем есть новый, еще более неожиданный поворот – врачи того же роддома сыграли роковую роль в жизни сына Юли.

Большая семья Беляевых – на фото слева направо: Аня, Юля, Ира, младшая дочь Катя, муж Максим и сын Саша
Большая семья Беляевых – на фото слева направо: Аня, Юля, Ира, младшая дочь Катя, муж Максим и сын Саша // Фото: Нана Селунская

Разошлись пути
Юлия рассталась с Алексеем через пять лет после рождения своей черноволосой дочки. Примерно в то же время от таджика Неймата Исмагилова ушла русская жена Лена, оставив ему дочь. И больше не напоминала о себе, появившись в этой истории лишь раз – в программе «Пусть говорят», посвященной перепутанным девочкам. Юлия во второй раз вышла замуж, стала Беляевой, а к моменту, когда узнала, что Ира ей не родная, успела родить еще одну дочь Катю и сына Сашу. Неймат тоже создал новую семью, привел в дом таджикскую жену, и вместе они воспитывали, кроме Ани, еще пятерых детей.

Компенсацию обе семьи использовали каждая по своему разумению. А детьми «меняться» не стали, поначалу жили, кто как привык. Но Аня с первой встречи потянулась к родной маме, стала часто приезжать к ней в гости, оставалась ночевать. По словам Юлии, Неймат держал ее в строгости: разговоры по телефону только в его присутствии, никаких встреч с друзьями, дискотек, легкомысленных модных юбочек… Мусульманская семья готовила девочку к раннему замужеству и материнству. Юля хваталась за голову: «Неужели я родила эту девочку, чтобы она в 16 лет стала женой, матерью и всю жизнь пекла лепешки?..» Ира в семье родного отца тоже жить не хотела, хотя время от времени навещала Неймата, на которого похожа как две капли воды. Наконец Юлия решилась – и через суд добилась признания материнских прав на обеих девочек.

– Вот уже год Анечка живет с нами, а я считаюсь мамой обеих девочек! Из бумаг, выданных загсом, следует, что я родила сначала Иришу от Неймата, а через 15 минут – Аню от Алексея. Вот такое чудо случилось, – смеется Юлия.

Время от времени она берет обеих дочек, и вместе они едут в гости к Неймату.

– Он мудрый и сильный человек. С трудом, но все-таки отпустил ко мне Аню, понимая, что девочке нужна мама. Он и сам нас навещает, привозит овощи, фрукты, он ведь предприниматель! Кстати, на компенсацию, которую отсудили у роддома, он построил дом для своей большой семьи.

На самом деле, как говорит Юля, компенсацию им все еще продолжают выплачивать – вот уже три года. И все же на полученные деньги Юля и Максим уже приобре ли мини-вэн Hyundai и просторную четырехкомнатную квартиру в соседнем подъезде своего же дома.

– Мы специально это сделали, – продолжает Юля. – Когда девочки вырастут, пусть живут поблизости, так спокойнее. Сейчас делаем в новой квартире ремонт, в ближайшее время планируем перебраться.

Перед 1 сентября Юля повела обеих дочек по магазинам – покупать вещи для школы.

– Любой такой поход – проблема, – смеется Юлия. – Если одной понравилась вещь, то и другой обязательно нужна такая же. Или, например, Аня что-то примеряет, а Ира говорит «Фу!», то вещь, которая вроде бы 2 минуты назад нравилась, летит в корзину...

Девочки носят одинаковую одежду, делают похожие прически. Обе обожают физкультуру и танцы.

– Мы всегда вместе! – говорит Ира, пока Аня разливает чай. – Нам не бывает скучно вдвоем! В школе учимся в одном классе, дома мы делим одну комнату, и в новой квартире комната тоже будет общая, мы сами так решили!

Девчонки часто вспоминают, как ездили в Москву на программу «Пусть говорят». Обе тогда первый раз побывали в столице.

– Андрей Малахов – наш с Ирой любимый телеведущий! Он Ире руку пожал, представляете? – хвастается Аня.

– Это так приятно было, я на всю жизнь запомнила! – подхватывает Ира. – Теперь я тоже хочу стать журналистом. Это же здорово – знакомиться со знаменитостями, брать интервью. Мы с Аней мечтаем еще с Ксенией Собчак познакомиться…

На полученные 3 млн рублей Ане (на фото слева) и Ире купили квартиру и сейчас делают в ней ремонт
На полученные 3 млн рублей Ане (на фото слева) и Ире купили квартиру и сейчас делают в ней ремонт // Фото: Нана Селунская

Еще одна боль
Когда девчонки отпросились погулять, Юлия впервые решилась рассказать семейную тайну. За несколько месяцев до того, как открылась история с подменой, в том же роддоме, а в Копейске он один, ей делали кесарево сечение. И в результате врачебной ошибки сын Саша остался инвалидом.

– Врачи повредили ему кожный покров. Проще говоря, «срезали» макушку, из-за чего у него на голове навсегда осталась плешь, – рассказывает Юля. – Передо мной не извинились. Наоборот, один врач потом сказал – мол, будь порез всего на сантиметр ниже, задели бы малый родничок, а это куда серьезнее… Когда вокруг девочек закрутилась шумиха, мы с Максимом еще надеялись, что со временем сыну станет легче. Потому и не рассказали журналистам еще и об этой беде. Но, увы, сыну легче не становится, он получил инвалидность, у него случаются приступы эпилепсии. Ежемесячно на лекарства уходят огромные деньги – и больше об этом молчать невозможно…

Из-за ошибки врачей того же роддома сын Юли остался инвалидом
Из-за ошибки врачей того же роддома сын Юли остался инвалидом // Фото: Нана Селунская