Ольга и Влад сейчас снова улетели на лечение в Корею
Ольга и Влад сейчас снова улетели на лечение в Корею // Фото: Личный архив

О том, что беда не приходит одна, Ольга Сафронова из Хабаровска знает не понаслышке. В 2013 году у ее 7-летнего сына Влада обнаружили лейкоз, а в 2014-м страшный диагноз «рак» поставили самой женщине. До этого жизнь матери и ее ребенка текла по обычному руслу – Сафронова работала директором торгового предприятия, Влад учился в школе, занимался английским. Но однажды все изменилось...

«Были каникулы, Влад катался с горки, – вспоминает 44-летняя Ольга. – Упал, сломал ключицу, месяц ходил в гипсе. Спустя три дня после его снятия у сына сильно заболело ребро. Приехавшая «скорая» заподозрила аппендицит и отправила в детскую краевую больницу. Там Влада обследовали и нашли воспаление ребра».

Когда Ольгу вызвал к себе гематолог и сообщил, что в крови Влада обнаружены бласты, она не поверила. «Я твердо сказала врачу – вы перепутали анализы, этого не может быть, – рассказывает женщина. – Но оказалось, не ошибка…

Все понеслось как в страшном сне: сына срочно госпитализировали и сделали чистку ребра. Я стала изучать книги об онкологии и поняла, что у ребенка не было ни одного признака болезни. Его не тошнило, он почти не простужался, у него не кружилась голова и не появлялись на теле мелкие синяки, как это бывает при лейкозе. Да, временами он чувствовал усталость – идут они с моей мамой домой с уроков, а он ей: «Бабуль, давай посидим на лавочке, отдохнем». Но у ребенка школа, трижды в неделю английский, тренировки по айкидо: кто б на его месте не уставал?»

Влада лечили в Хабаровске – делали химиотерапию, пункции. Мальчик жил то дома, то в больнице, при этом не переставая учиться и заниматься спортом: к больному малышу ходили преподаватели из школы и репетиторы, трижды в неделю с ним тренировался учитель физкультуры.

До болезни семья Сафроновых вела обычную жизнь: Оля работала, Влад учился, гулял с йоркширским терьером Эриком
До болезни семья Сафроновых вела обычную жизнь: Оля работала, Влад учился, гулял с йоркширским терьером Эриком // Фото: Личный архив

За что нам это?

После двух с половиной лет лечения врачи вынесли вердикт: Влад здоров. «Как счастливы мы были тогда, ездили на дачу, купались в реке… – вспоминает Ольга. – Но радость продлилась недолго. Спустя четыре месяца отдыхали за городом. Сын был в огороде, ел малину. Вдруг заходит: «Мама, мне плохо...» и падает в обморок.

«Скорая» поставила подозрение на менингит, но в клинике врачи решили, что это отравление, сделали промывание и отправили домой. По дороге Влад с заднего сиденья говорит: «Мам, я не могу надписи читать». Я ему: «Сыночка, не шути так». Приезжаем домой – Влад снова теряет сознание, его тошнит. Откачала, пишу ему буквы на бумажке, а он: «Я не понимаю». МРТ головы показало – у Влада было кровоизлияние в мозг. Причина непонятна. Сделали капельницу, отек спал. С сыном занимались логопеды и психиатры, он пришел в норму. Врачи успокаивали – больше бояться нечего. Но я сердцем чувствовала: за этим кровоизлиянием стоит что-то большее, страшное.

Отправила снимки и анализы Влада в Сеул, откуда мне пришел незамедлительный ответ: возможность рецидива – 99%». Через три дня Ольга с Владом были в Корее. После биопсии врач сразу же велел приступать к «химии» – сказал, что нельзя терять ни минуты.

Но выпавшие на долю Сафроновых несчастья не закончились на болезни Влада. Через год после страшного известия о недуге сына, проходя ежегодное обследование, Ольга узнала, что сама больна раком.

«Опухоль нашли в груди, и я снова отказалась верить, – вспоминает женщина. – Ведь так не бывает! За что нам это?» Осознав, что больна, Ольга согласилась на хирургическое вмешательство. «Попросила грудь полностью не отнимать я же все-таки женщина, хочу быть красивой, – рассказывает Сафронова. – После операции прошла «химию», но спустя два месяца ощутила новое уплотнение. Сдала анализы – оказалось, у меня появилась еще одна опухоль и она быстро растет. Решила попробовать лечиться у заграничных докторов, отправила свои анализы в Сеул, где борюсь за жизнь до сих пор».

Даже в клинике Влад не теряет бодрости духа и исправно занимается
Даже в клинике Влад не теряет бодрости духа и исправно занимается // Фото: Личный архив

Ни дня без слез

Необходимая Ольге радиотерапия стоит $36 тыс. «Мы очень нуждаемся в деньгах, – делится Ольга. – Когда я только заболела, помогали близкие и друзья, а средств все равно не хватало. Пришлось обратиться в фонды, но везде отказывали. Лежавшие со мной в палате девушки научили – мол, надо создать страницу в Сети, просить денег. Для меня это было дико, я никогда не стояла с протянутой рукой, всегда хорошо зарабатывала. Но куда деваться – пришлось… Отец Влада нам не помогает – он никогда не видел сына, мы не общаемся. Не знать о беде он просто не может – о нас с Владом писали во всех хабаровских СМИ, часто показывали по ТВ.

Я создала с друзьями инициативную группу, привлекли детишек, которые раздавали на стадионах, в торговых центрах и просто на улице листовки с просьбой о помощи. И случилось чудо – люди несли кто 50, кто 100 рублей, кто тысячу. А однажды к нам домой пришла бабушка лет 80. Трясущимися руками она достала из кармана старенький платочек, заколотый булавочкой, развернула его, а там – 20 тыс. рублей. Я, говорит, на могилку их откладывала, но вам нужнее. А мне будет стимул еще пожить! Я тогда так рыдала – это никакими словами не передать».

Месяц назад в Instagram Оля написала основателю благотворительного клуба «Добрый блогер» Арине Шумаковой. Девушка откликнулась и стала размещать в соцсетях призыв о помощи Сафроновым.

«Вы не поверите, но за несколько дней нам перечислили 12 млн рублей, – рассказывает Ольга. – Одна семья из Казахстана перевела $50 тыс. Этих и ранее собранных денег хватит для оплаты требуемой сыну химиотерапии, которую ему будут делать еще три года. Если бы я могла встать на колени перед каждым человеком, который отправил деньги, я бы сделала это. Огромное спасибо, добрые люди! Каждые ваши 100 рублей – это жизнь моего сына. Храни вас Бог! Также я благодарна своим работодателям – они не сократили меня, я до сих пор числюсь в штате и получаю зарплату. Но деньги тут улетают мигом – в Корее очень дорогая жизнь. Килограмм картофеля стоит 350 рублей, мяса – 3,5 тыс., мы его не берем, слишком дорого. Стараюсь радовать сына другим: покупаю ему краски – он очень любит рисовать. Еще Влад шьет игрушки, собирает «Лего».

На новогодние праздники мама и сын летали в Хабаровск, постарались привезти с собой как можно больше еды – макарон, круп, тушенки. «Однако собака на таможне унюхала нашу «контрабанду», пограничники все изъяли – в Корее продуктовый карантин. Влад рыдал, но они были непреклонны. Надеюсь, летом снова удастся вырваться домой. Хочется побаловать сына, а то он часто вздыхает: «Мама, я так скучаю по бабушкиным пирогам с рыбой и супу с тефтельками».

На прошлой неделе у Ольги и Влада начался курс лучевой терапии. «Будем ходить на процедуры за ручку, – рассказывает мама. – Моя опухоль разрастается, а средств на лечение нет. Чувствую себя плохо. Только сын поднимает настроение. Недавно подошел, обнял: «Мамочка, хоть у тебя и нет волос, ты все равно самая красивая».  

Реквизиты

Сбербанк России

Карта 4279 7000 1010 9156

Карта 4274 2780 6945 5965

Карта 4274 2780 8807 8657

Счет 40817810970006543520

Корсчет 30101810600000000608

БИК 040813608

ИНН 7707083893

Сафронова Ольга Вячеславовна

МТС-БАНК карта 5337 3601 6478 2022

Счет 4081781070000277329

Корсчет 30101810600000000232

БИК 044525232 PAYPAL leo27.00@mail.ru

ЯНДЕКС ДЕНЬГИ 410 013 504 803 007

QIWI WALLET +79145421032

МТС +7-914-540-72-74

МТС +7-984-291-27-24

БИЛАЙН +7-963-566-0200

WEBMONEY & z327 799 236 429 Ρ R425 476 511 852

WOORI BANK 1002-854-324098 SAFRONOVA OLGA