Мария Комиссарова на тренировке по ски-кроссу. Комиссарова ехала на Олимпиаду–2014 за «золотом», но так и не вышла на старт
Мария Комиссарова на тренировке по ски-кроссу. Комиссарова ехала на Олимпиаду–2014 за «золотом», но так и не вышла на старт // Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Она – лидер нашей сборной по фристайлу, ехала в Сочи только за «золотом». Соревнования по лыжному кроссу среди женщин начинались 21 февраля. Мария Комиссарова прилетела заранее, как и большинство спортсменов. Проснувшись утром в субботу, 15 февраля, она отправилась на тренировку. Погода была теплой, светило яркое солнце. Поднялась на склон экстрим-парка, размялась и начала спуск. На простом участке потеряла равновесие и упала... «Я была в полном сознании, – рассказывает Комиссарова «СтарХиту». – В спине была дикая, невыносимая боль, а ног я не чувствовала. Лежала на снегу и рыдала. Ко мне сбежались тренеры, дежурившие рядом врачи». Машина скорой помощи приехала в считанные минуты, спортсменку увезли в Краснополянскую больницу №8. Оказалось, что у нее – перелом позвоночника со смещением. Семь часов врачи делали операцию – 12-й грудной позвонок заменили на металлический имплант.

Папина дочка
О трагедии, случившейся с дочерью, Леонид Комиссаров узнал от друзей. Три года назад не стало Машиной мамы, и дочь – единственный близкий для него человек. Он не хотел, чтобы она участвовала в Олимпиаде – в 2013 году получила серьезную травму и только восстановилась, – но не смог убедить. Утром следующего дня Комиссаров прилетел из родного Питера в Сочи. Его пустили в реанимацию. Он был рядом с дочерью, а врачи проводили консилиум о дальнейшем лечении. Состояние 23-летней спортсменки было стабильно тяжелое, решили отправить ее в клинику в Мюнхене. Сопровождать дочь Леонид не мог – перевозивший спецборт не брал пассажиров. Отец успокаивал себя – там Маша будет не одна, ее встретит возлюбленный, 27-летний Алексей Чаадаев, тоже спортсмен, в день трагедии был на соревнованиях в Швейцарии. «Мне с самого утра было неспокойно, – вспоминает Алексей, – несколько раз набрал Машин номер, не отвечала. Я гнал плохие мысли! Перезвонила Машина подруга по команде и рассказала, что случилось. Я бросился покупать билет, ближайший самолет в Сочи был через два дня. Но он не понадобился – Машу перевезли в Мюнхен. Прилетел туда и не отхожу от нее по сей день». Они знакомы больше десяти лет – с детства увлекались лыжами и периодически пересекались на сборах. «Она сразу запала мне в душу. И два года назад на сборах в Италии я решил действовать. Пригласил на свидание, в тот вечер мы поняли, что хотим быть вместе. Когда вернулись в Питер, она переехала от родителей ко мне. А в сентябре 2013-го, на Машин день рождения, я подарил кольцо, которое надел на безымянный палец…»

Вместе навсегда
Они вместе почти круглые сутки, Алексей только на ночь уходит в гостиницу, иногда успевает тренироваться. 24 февраля после третьей операции на позвоночнике Машу перевели в клинику нейрореабилитации Мурнау, недалеко от Мюнхена. «Стоимость курса реабилитации – 70 тыс. евро, деньги дала Федерация фристайла России, – делится Комиссарова. – Сколько заплачено за операции, мне даже не говорили. Знаю, что часть покрыла страховка, все олимпийцы застрахованы. Палата на двоих без излишеств, из окна вид на горы». На столике рядом с кроватью пара иконок и цветы, их приносит Леша. «Подъем у Маши в семь утра, а с девяти до четырех занятия! До изнеможения, чтобы восстановиться и не терять форму, – говорит Чаадаев. – Вечером гуляем в парке, чтобы Маша сидела и воздухом дышала. Я делаю ей массаж, переворачиваю постоянно на кровати».

Машу мучают боли в спине. Недавно главврач центра Дорис Майер подтвердила, что чувствительность нижней части тела по-прежнему отсутствует, но есть положительная динамика. «Врачи нас не обнадеживают, говорят, что ходить не смогу. Но мы отказываемся верить, – рассказывает Комиссарова. – Ко мне приезжала бобслеистка Ирина Скворцова (четыре года назад она разбилась во время тренировочного заезда. – Прим. «СтарХита»). Она удивила медиков – заново научилась ходить. Так что и мы будем пробовать все возможное, даже нетрадиционные методики. Говорят, в Китае хорошо помогают спинальникам».

«Буду рядом, пока нужен, пока не пойму, что Маша может обойтись без меня! – делится Чаадаев. – Она молодец! Вместе мы все преодолеем. Я верю в чудо, молюсь. Маша может стать мамой. А что еще нужно для счастья?» Маша не скрывает, что только присутствие любимого дает ей надежду: «Если бы не он, я, наверное, покончила бы с собой. Недавно у меня была истерика. Леша взял меня за плечи и сказал, что он со мной навсегда, мы поженимся. О свадьбе пока думать времени нет… Надеюсь, что в мае я вернусь в родной Питер и продолжу восстанавливаться пока там… Верю, я буду ходить!»

«Если бы не Леша, то я бы давно сошла с ума. Он мой Бог... я продолжаю оставаться счастливой, хотя мне очень тяжело», – написала Маша в соцсети
«Если бы не Леша, то я бы давно сошла с ума. Он мой Бог... я продолжаю оставаться счастливой, хотя мне очень тяжело», – написала Маша в соцсети // Фото: Соцсеть
Маша на прогулке с папой в Германии в середине марта, из-за работы Леонид не может быть рядом с дочерью постоянно
Маша на прогулке с папой в Германии в середине марта, из-за работы Леонид не может быть рядом с дочерью постоянно // Фото: Соцсеть