Медики разводят руками, как ему удается выжить, а друзья уверены – не обошлось без помощи ангела-хранителя
Медики разводят руками, как ему удается выжить, а друзья уверены – не обошлось без помощи ангела-хранителя // Фото: Дмитрий Павлович

«Почему так сложно дышать?» – первое, что подумал Станислав, лежа на земле. 14 марта этого года он упал с крыши четырехэтажного дома, где вместе с бригадой проводил ремонт. Тогда еще не знал, что получил сильнейшие травмы, которые по всем законам медицины несовместимы с жизнью… Но он поправился, как и в первые два раза.

Без шансов

Все началось в 90-х, тогда Чернолицкий с родителями жил в киргизском городе Ош. Однажды летом 15-летний мальчишка с друзьями ушел из дома на несколько дней. Понимая, что за это влетит, решил загладить вину перед мамой и нарвать ей букет коричневых колокольчиков, они росли на небольшом скалистом выступе.

«Спрыгнул туда, но не подумал, что от росы трава скользкая, – вспоминает герой. – Нога поехала, и я с пятнадцатиметровой высоты полетел вниз головой. Упал, но покатился еще дальше по каменной насыпи. В итоге сильно разбил голову. Хорошо, что рядом были друзья, они не растерялись, побежали в ближайший населенный пункт и вызвали скорую».

В больнице Станиславу сделали трепанацию черепа. Операция длилась шесть часов, врачи тогда в первый раз честно сказали родителям: шансов выжить у парня почти нет. А он пришел в себя, но оказалось, что потерял память.

«Не помню ни момент падения, ни то, как оказался в палате, – делится Чернолицкий. – Даже маму и папу в первые дни воспринял интуитивно – понимал, что это близкие люди, при этом не осознавал кто».

Память вернулась постепенно, когда он вышел из больницы. Парень быстро восстановился, успешно окончил школу. Переехал с родителями в Россию, поступил в престижный Томский государственный университет на физико-технический факультет. Учился хорошо, а летом подрабатывал – расселял студентов в общежития.

Однажды, 28 августа 1999 года, к Станиславу подошли две девушки, пожаловались, что не могут попасть в свою комнату, так как ключ в замке сломался. Дверь ломать не хотелось, единственный вариант – залезть через окно и открыть изнутри. Чернолицкий вызвался помочь. Ничего не предвещало беды. В том же общежитии находился альпинистский клуб, где удалось раздобыть веревку и страховочный трос, нашлись трое крепких парней, которые согласились спустить помощника с девятого на восьмой этаж.

Из строителя Станислав переквалифицировался в риелтора
Из строителя Станислав переквалифицировался в риелтора // Фото: Личный архив

«Почти дотянулся рукой до форточки – и тут сорвался, полетел вниз, – рассказывает герой. – К счастью, упал не на асфальт: в общежитии шел ремонт, и под окнами валялись кирпичи, стекла, арматура… Наверное, эта «подушка» помогла. Мало того, я умудрился приземлиться на полусогнутые ноги! При этом не сломал их. Отряхнулся и думаю: «Как три человека меня не удержали?!» Почувствовал боль в спине и присел. Решил, подожду, пока ребята спустятся. Они прибежали через несколько минут, от страха по лестнице кубарем скатились. А я давай возмущаться: «Почему отпустили веревку?!» И только тогда узнал, что она порвалась.

Подъехала скорая, ее вызвали жильцы дома напротив, которые видели произошедшее. Врачи подходят, а в руках держат мешок для трупов. Спрашивают, где тело, которое надо убирать. А «тело» лежит, анекдоты травит. Когда меня увозили, пообещал девчонкам, что в октябре приду на танцы в общежитие».

Уже в больнице выяснилось: у парня перелом позвоночника, один позвонок рассыпался, и его пришлось заменять вставкой из титана, а второй сместился, кроме этого сломаны несколько ребер и правая рука. Весь сентябрь он пролежал в больнице… А 1 октября, как и обещал, пришел на дискотеку.

ТАЙНА ОТ МАМЫ

// Фото: Дмитрий Павлович

В третий раз Станислав упал весной этого года. Вместе с бригадой он ремонтировал крышу четырехэтажного дома, поверхность была горизонтальной, поэтому мужчины работали без страховки.

«Начали сбрасывать вниз демонтированные стропила, – продолжает Чернолицкий. – Размер каждого куска примерно три на шесть метров, я бросил один вниз. Он зацепился за мой рукав и через борт утянул вниз. Упал я на кучу строительного мусора. Произошло это на глазах ошарашенных сотрудников соседнего офиса, они вызвали медиков. На хороший исход никто не надеялся – слишком высоко».

В первые минуты Станислав находился в сознании, помнит, как вокруг суетились люди, приехала бригада врачей, его положили на носилки. В больнице диагностировали серьезные травмы: переломы ребер, разрыв тонкой кишки и легкого, кровотечения. После операции Чернолицкий впал в кому. Три дня друзья пытались найти его сестру, в суете после падения пропал телефон со всеми контактами. Когда Олеся пришла в больницу, медики сообщили: «Пока жив, но крепитесь!» Однако на девятые сутки Станислав очнулся.

Спустя полтора месяца с крыши того же дома упал еще один парень, его спасти не удалосьСпустя полтора месяца с крыши того же дома упал еще один парень, его спасти не удалось
Спустя полтора месяца с крыши того же дома упал еще один парень, его спасти не удалось // Фото: Дарья Пирогова

«Помню, как сквозь ватную тяжесть комы услышал голос сестры, – делится герой. – Очень рад, что о произошедшем так и не узнала мама – ей все-таки 67 лет. Она бы сильно переживала. Друзья сейчас шутят: «Четыре этажа для него – не высота». Падая с крыши, я успел подумать, что надо поберечь спину, ведь в позвоночнике титановая вставка. В итоге попробовал сгруппироваться. Не знаю, насколько это получилось, но, видимо, маневр удался, раз внутренние органы не так сильно пострадали.

Я крещеный с детства, в Бога верю, но в церковь после последнего падения еще не ходил. А вот в душе искренне и много раз поблагодарил высшие силы за помощь, а заодно пообещал себе, что не буду больше рисковать и кичиться тем, что я железный и никогда со мной ничего не случится. Даже работу сменил – стал риелтором».