У Ивана Поддубного было несколько прозвищ, в том числе Чемпион Чемпионов и Русский Богатырь.
У Ивана Поддубного было несколько прозвищ, в том числе Чемпион Чемпионов и Русский Богатырь. // Фото: Из архивов пресс-служб

Противники с ужасом говорили о нем: «Не бросит, так поломает». Рост – 184 см, вес – 118 кг, объем груди – 134 см, бицепс – 44 см, шея – 50 см. Однажды старший сын в крестьянской семье, портовый грузчик Иван Поддубный, «на слабо» схватился с борцами гастролирующего цирка и вышел победителем. А потом и сам стал борцом. В начале XX века Санкт-Петербургское атлетическое общество отправило богатыря за границу защищать честь страны. Он боролся и в царской России, и при Временном правительстве, и в СССР. За полвека не проиграл ни одного чемпионата. В 1925-м на два года приехал в США. Восхищенные американцы предлагали «борцу Ивану Грозному» гражданство. А когда он отказался, нашли способ не заплатить заработанные полмиллиона долларов. Домой он вернулся нищим, но непобежденным. Многие факты его биографии оживут в фильме «Поддубный», который выходит на экраны 10 июля. Незадолго до премьеры «СтарХит» побывал в Ейске – городе, где жил Поддубный. Там остались его дом и могила с памятником, на котором написано: «Здесь русский богатырь лежит».

Крестник борца, художник Юрий Коротков
Крестник борца, художник Юрий Коротков // Фото: Георгий Тимофеев
Исполнителю главной роли в фильме «Поддубный» Михаилу Пореченкову пришлось поправиться для съемок на 14 кг
Исполнителю главной роли в фильме «Поддубный» Михаилу Пореченкову пришлось поправиться для съемок на 14 кг // Фото: Официальный сайт Central Partnership

«Коса» из гвоздей
Фасад старого дома на перекрестке улиц Советов и Пушкинской выглядит так, как в конце 1940-х. Но это, да еще памятная доска – единственная уступка нынешних жильцов. Внутри все давно капитально переделано. Изменился и двор: под фруктовыми деревьями нет беседки, где так любил отдыхать Иван Максимович.

«В этом доме меня крестили, – рассказывает «СтарХиту» художник Юрий Петрович Коротков. – Это был 1939 год. За свершение церковного обряда тогда могли и посадить. Но Иван Максимович сдавал комнату священнослужителю и договорился, что тот проведет таинство дома. А сам стал моим крестным».

Юрию тогда было три года, а Поддубному – 68. Поэтому, кстати, Коротков называл крестного Дедом. Карьера Поддубного уже была позади. Но старик мог тряхнуть стариной и показать молодым пару борцовских приемов.

«Сегодня мне столько же, сколько прожил Дед, – 77 лет, – продолжает Коротков. – Странно думать о нем, как о ровеснике. Все мои воспоминания о человеке много старше меня. Как он по утрам выходил из этого дома, гулял по городу, заглядывал на рынок – и все с ним здоровались, а он отвечал... Я помню, как Иван Максимович выводил мелодию своей любимой украинской: «Дивлюсь я на небо, та й думку гадаю, чому я не сокiл, чому не лiтаю…» Он ведь родился в селе Красеновка Черкасской области, потом много ездил, наконец осел в Ейске... В 9 лет меня на две недели исключили из школы за то, что я надел шапку на бюст Сталина. Зареванный я прибежал к Деду. Он пошел к директору, поговорил с ним – и меня приняли обратно».

Юрий ходил с крестным на встречи в трудовые коллективы и училища. «Иван Максимович рассказывал о своем спортивном прошлом, – говорит он. – А чтобы показать, какие сильные у него руки, брал гвозди, плел из них «косы» и раздавал на память». С началом Великой Отечественной войны отец Юрия ушел на фронт, а он с мамой перебрался к родне – в дом Георгия Лукича Зозули, который дружил с Поддубным, оба любили играть в нарды. 

«Однажды Лукич наблюдал, как Поддубный пытается побриться тупым лезвием. Потом сказал: «Выбрось, не мучайся. Я тебе подарю бритву, какой сам Николай II брился!» – вспоминает Коротков. – Мол, когда-то у него был постоялец, уверявший, что служил цирюльником у царя. И в доказательство подарил дорогую бритву с короной и мечом на лезвии. Ее-то Лукич и вручил Поддубному. А когда крестного не стало, бритва перешла ко мне».

Дом борца в Ейске Краснодарского края
Дом борца в Ейске Краснодарского края // Фото: Георгий Тимофеев
Бритву Поддубного крестник передал в его музей
Бритву Поддубного крестник передал в его музей // Фото: Георгий Тимофеев

Хлебные награды
В конце 1941 года в Ейск пришли фашисты. Коротков хорошо помнит, что враг не трогал Ивана Максимовича, даже когда он выходил из дома с орденом Трудового Красного Знамени на груди. Один солдат попытался было забрать награду, но Поддубный легко поднял его и швырнул через забор. Тот схватился за оружие, но гогочущие друзья остановили и объяснили, что это за старик. Имя Поддубного перед войной гремело по всей Европе. «Однажды у дома крестного остановился крытый брезентом грузовик, – рассказывает Юрий Петрович. – Выскочили солдаты, встали коридором. Подъехала легковушка с офицером. Он вылез, подошел к калитке, где стоял Поддубный. Я понял, что он знает Деда, может, тоже борец. После этого Ивану Максимовичу разрешили открыть бильярдную, привезли три стола с зеленым сукном. Благодаря этому он и сам выжил, и землякам помог. Знаю, что подкармливал соседскую семью с пятью детьми».

Первое время после освобождения Ейска Поддубного вызывали в НКВД. Но вроде бы Сталину рассказали, как Иван Максимович в оккупации ходил с советским орденом, и тот приказал оставить старика в покое. Кстати, это единственная сохранившаяся награда Поддубного. Чемпионская лента, в которой он снят на многих фотографиях, истлела. Так что в музее, в Ейске, хранится только копия. А судьба спортивных наград не известна. Медалей у Поддубного было столько, что он хранил их в сундуке. Первая жена-актриса в 1920-е годы сбежала с белым офицером и украла его награды. Говорили, что потом раскаялась, пыталась вернуться, на коленях ползала, но он не простил ни предательства, ни воровства. Однако в последние годы Поддубный сам распродал награды. После войны он и его вторая жена Мария Семеновна жили впроголодь и в нищете. Вот он и продавал или менял их на хлеб.

«В 1949-м крестный сильно болел, – говорит Юрий Коротков. – Как-то Мария Семеновна попросила маму разрешить мне у них ночевать. Чтобы было кому помощь вызвать. Я прихожу, а она мне: «Беги за врачом!» Но спасти не смогли: инфаркт. 8 августа 1949 года Поддубный умер. Я в те времена занимался боксом. И наша секция в полном составе встала в почетный караул».

Шесть следующих лет в парке рядом с могилой продолжали пастись коровы. И лишь в ноябре 1955 года наконец поднялся мраморный памятник, на котором выбиты не только даты жизни, но и стихотворение местного поэта о том, что здесь лежит богатырь: «себе соперников не зная, лишь смерть не смог он победить». 

После войны Иван Максимович и его вторая жена Мария Семеновна жили впроголодь
После войны Иван Максимович и его вторая жена Мария Семеновна жили впроголодь // Фото: Георгий Тимофеев
На его могиле всегда лежат цветы
На его могиле всегда лежат цветы // Фото: Георгий Тимофеев