Наталья и Андрей Щербинины чудом выбрались из огня. На фото – с сыновьями Димой и Максимом, который родился через год и два месяца после пожара
Наталья и Андрей Щербинины чудом выбрались из огня. На фото – с сыновьями Димой и Максимом, который родился через год и два месяца после пожара
Дочери Щербининых Яне был всего 21 год
Дочери Щербининых Яне был всего 21 год

Трагедия 5 декабря 2009 года унесла 156 жизней. Суд по делу о пожаре в «Хромой лошади» все еще не закончен. На данный момент осужден лишь совладелец клуба Кон стантин Мрыхин. Он приговорен к 6,5 годам лишения свободы и должен выплатить семьям погибших до 1,5 млн рублей. Главный
обвиняемый – владелец «Хромой лошади» Анатолий Зак – находится под арестом, остальные отпущены на свободу (под залог или подписку о невыезде)
до вынесения приговора. Зак обвиняется «в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, совершенных организованной группой и повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, а также смерть двух и более лиц» (ч. 3 ст. 238 УК РФ). Ему грозит лишение свободы до десяти лет. Но, когда завершится процесс, не могут сказать даже судьи. Все, кого коснулась беда, по-прежнему ждут, когда в деле будет поставлена точка и виновные понесут наказание. Ведь только в страшном сне можно представить, чего стоили пострадавшим последние три года.

Кукла для мальчика

Через месяц после трагедии коллеги передали Наталье Щербининой коробку, которую оставила для нее на работе дочка Яна. 21-летняя девушка хотела сделать маме сюрприз: 5 декабря они с семьей и друзьями праздновали день рождения Натальи в «Хромой лошади», а 6-го именинница должна была получить подарок. Но коллеги тогда не решились бередить рану Щербининых…

Наталья открыла коробку дрожащими руками и нашла белоснежного фарфорового ангела. Сейчас это выглядело как предзнаменование, ведь ее девочку забрали ангелы – Яна умерла на борту самолета. После пожара в клубе родители, которые чудом уцелели, нашли дочь в больнице в критическом состоянии, девушку отправили спецрейсом в Питер, но она не дожила до посадки.

– Мне казалось, жизнь оборвалась, – вспоминает Наталья. – Каждую ночь я видела Яну во сне, и ощущения были такие реальные: я чувствовала ее тепло, когда прижимала к себе, и даже легкую боль, если вдруг ударялась обо что-то. Однажды я спросила дочку: «Ну как там?» – «Ты знаешь, всем нравится», – ответила она. А через полгода Яна приснилась мне с короткой стрижкой, хотя всегда носила длинные волосы. Она сказала: «Я очень скучаю. Не горюйте, я вернусь, только мальчиком».

Наталья в то время проходила реабилитацию у невропатолога. Когда врач сообщил ей результаты анализов, она не поверила своим ушам – все было идеально, как никогда, словно организм готовился к чему-то. А спустя месяц женщина узнала, что беременна. Имя для новорожденного сына придумали сразу. Когда-то они с мужем Андреем в шутку спрашивали у дочки, какое имя она хотела бы носить, если бы родилась мальчиком. «Макс – классное имя», – ответила дочь. К тому же малыш родился накануне дня святого Максима. Будто угадал.

Наталья и Андрей до сих пор не могут найти в себе силы вернуть на стены фотографии Яны. А вот их 11-летний сын Дима – в ночь трагедии мальчика оставили дома – часто просит папу и маму показать ему старые фотоальбомы. Вглядывается в снимки, расспрашивает: «Это Яна маленькая? А здесь она с кем?» и выхватывает фото из рук отца. На подоконнике скучает Янина кукла, полуторагодовалый Максим то и дело снимает с нее шляпу, примеряет на себя, смеется. Повсюду в квартире – Янины картины. Девушка была талантливой художницей, училась на дизайнера. В сумочке, которую Яна взяла с собой в «Хромую лошадь», отец нашел архитектурный этюд: похожая на колокольню постройка, а перед ней подобие надгробия с крестом, с оградкой – теперь этот рисунок хранитс я дома у Щербининых.

Трагедия не только перевернула жизнь их семьи, она изменила их взгляды на мир. «Теперь мы ходим в церковь, исповедуемся, недавно обвенчались, – говорит Андрей. – После того, что мы пережили, я стал отчетливо понимать, как много грехов мы совершаем – цепляемся за материальное, не помогаем друг другу. Раньше я этого не замечал. Хочу в ближайшем будущем совершить паломническую поездку по святым местам. А что касается далеких планов – у нас с Наташей есть желание взять малыша из детдома – девочку».