Сегодня санаторий напоминает общину, в которой все друг друга поддерживают
Сегодня санаторий напоминает общину, в которой все друг друга поддерживают // Фото: Сергей Миланский

Волонтером 29-летний Алексей Смирнов стал неожиданно для себя. Он актер театра DOC, режиссер – снимает фильмы «Сомнамбула», «Архи». Но случай изменил его жизнь. Сначала Алексей помог знакомой, которая вывезла из Краматорска 15 перепуганных детей, устроили их на даче у друзей. А потом Смирнов купил билет до Ростова-на-Дону и отправился на границу. 

– Я своими глазами хотел увидеть, что там происходит. Был в шоке: сотни людей, бежавших из Украины, обступили две палатки МЧС, они были одеты кто в чем, многие чуть ли не в домашних тапочках, – поделился со «СтарХитом» Смирнов. – Я взял с собой все сбережения – 65 тысяч рублей. Решился помочь – увезти на сутки в гостиницу тех, кого смогу. 65 человек погрузились в автобусы, я взял на руки ребенка, чтобы его мама могла отдохнуть. Малыш уснул моментально, настолько все были уставшие. А я ехал и думал: сутки в гостинице, а что дальше? Заселились. Ночь не спал, стал обзванивать друзей, писал в соцсетях, просил о помощи. И меня услышали. К обеду удалось собрать деньги на автобусы до Подмосковья и на еду. А на следующий день появился мужчина, предложил остановиться в пустующем санатории в Воскресенске. И так день за днем. За две недели мы – я и все мои неравнодушные знакомые – смогли вывезти с границы около семисот человек и дать им кров. Нам начали помогать люди из других городов, недавно отправил 45 человек в Рязань.

Несколько спасенных Алексеем рассказали «СтарХиту», как чужие и незнакомые люди протянули руку помощи и не отпускают ее по сей день.

Режиссер Алексей Смирнов
Режиссер Алексей Смирнов // Фото: Из личного архива

Татьяна, 42 года, Луганск

– Сегодня мы спим спокойно, уже не просыпаемся от постоянных взрывов и ужаса. Раньше никто из моей семьи не выезжал даже за границу области. Но пришлось. 

В любимом Луганске мы просто жили и работали, у нас с сестрой был небольшой бизнес, мы торговали овощами и фруктами. Жили одной большой и дружной семьей – я, сестра, две мои дочери, внучка, зять и племяшка – в одном небольшом двухэтажном доме. Но все пришлось оставить. Когда принимали решение уезжать, не думали ни об имуществе, ни о будущем. Как на инстинкте мы хотели спасти наших детей. Впопыхах взяли все самое необходимое и пошли, куда глаза глядят… Увидели людей с вещами и пошли с ними. Так мы оказались в автобусе, который спасал таких же, как и мы. Мы даже не спросили – куда. Только потом узнали, что прибудем в ближайший пограничный город России – Ростов-на-Дону. 

Вернемся ли мы? Не знаю, да и не хочу об этом даже думать. Самое главное, что моя семья в безопасном месте. Моей внучке всего два месяца, мы даже не успели ее окрестить. Теперь будем ждать Алексея – он наш спаситель, он должен быть крестным.

Татьяна из Луганска спокойна, ведь теперь ее дети, внуки и зять в безопасности
Татьяна из Луганска спокойна, ведь теперь ее дети, внуки и зять в безопасности // Фото: Сергей Миланский
Дети здесь в безопасности, они вместе гуляют и играют
Дети здесь в безопасности, они вместе гуляют и играют // Фото: Сергей Миланский

Рита, 26 лет, Константиновка

– Из дома мы уходили ночью… Хотелось выть от боли, ведь мы оставляли все – квартиру, только что отремонтированную, дачу. Но главное, на родине самые дорогие и любимые – мои мама и папа. Мы не смогли уговорить их оставить свой дом и хозяйство, которое кормило их всю жизнь. Сегодня они даже не соберут урожай – все поля заминированы.

Я уезжала со слезами на глазах, муж успокаивал, что у нас пятилетний сын и мы должны думать о его жизни, защите. Сегодня мы здесь, и у нас есть крыша над головой. Сын, когда видит вертолет, бежит прятаться, ему помогают психологи.

Мы с мужем маемся без работы. Здесь организовали быт, по очереди готовим, убираем, стираем, следим за детьми. Мужья наши охраняют лагерь, помогают с мебелью, разбирают все, что привозят простые люди. Пока у нас нет статуса беженца, но это лишь вопрос времени. Мы не хотим возвращаться в «чужую» страну.

Рита из Константиновки (слева) и Люба из Свердловска (справа) рассказали корреспонденту «СтарХита», как уезжали в никуда
Рита из Константиновки (слева) и Люба из Свердловска (справа) рассказали корреспонденту «СтарХита», как уезжали в никуда // Фото: Сергей Миланский
23-летняя Аня и двухлетняя Ира - дочери Любы из Свердловска Луганской области. Для женщины главное было - спасти своих дочерей
23-летняя Аня и двухлетняя Ира - дочери Любы из Свердловска Луганской области. Для женщины главное было - спасти своих дочерей // Фото: Сергей Миланский

Василий, 30 лет, Луганск

– Я работал системным администратором в универмаге, жил себе вместе с любимой, не тужил… Никогда не думал, что однажды придется бежать из родного дома. У меня был выходной, а Катя должна была вот-вот вернуться с работы. И вдруг началась бомбежка. Катя влетела домой в истерике: снаряды взрывались так близко, что, казалось, следующий влетит в наш дом. Мы поняли, что надо бежать. Прямо сейчас! Собрали самое необходимое и побежали в сторону российской границы. Наша область самая восточная, граничит с Ростовской. На полпути повезло – наткнулись на автобус для беженцев. На нем и добрались до безопасного места. Назад решили не возвращаться. Будем начинать все с чистого листа.

Ежедневно в санаторий привозят по четыре – шесть машин вещей, продуктов и всего самого необходимого
Ежедневно в санаторий привозят по четыре – шесть машин вещей, продуктов и всего самого необходимого // Фото: Сергей Миланский
15-летний Даня и его племянницы вместе с родителями спаслись от обстрела. Здесь им спокойно и тепло
15-летний Даня и его племянницы вместе с родителями спаслись от обстрела. Здесь им спокойно и тепло // Фото: Сергей Миланский