Новое детище Даниила – самый большой хостел в Европе – откроется в Москве в июне. Это три этажа над землей и три под ней. А еще там будут кинотеатр, ресторан и спортзал
Новое детище Даниила – самый большой хостел в Европе – откроется в Москве в июне. Это три этажа над землей и три под ней. А еще там будут кинотеатр, ресторан и спортзал // Фото: Сергей Миланский

Этим ребятам еще нет и тридцати лет, но в скором времени они составят конкуренцию российским олигархам. «СтарХит» узнал, ради чего завидные женихи работали сутки напролет, какую цену им пришлось заплатить за успех и что они собираются делать дальше, если мир и так уже у их ног.

Даниил Мишин, 21 год: «Жильцы напали на меня с ножом»
«Я слишком ленив. Сам ничего не делаю. Зато умею придумывать и воодушевлять других», – уверяет Мишин. Он рос в Севастополе, в 7 лет зарабатывал карманные деньги, сдавая пустые бутылки. В 8 пришел в предвыборный штаб мэра и сказал: «Хочу разносить газеты. Сколько вы платите?» – «А сколько сможешь взять?» – «Все!» Позвал друзей. Что не раздали, втихаря сожгли, получили $1 тыс. и разделили. В 9 лет Даня продавал елки к Новому году. В 10 устроил с пацанами прием черного металла в гараже. В 11 заработал на автобусный тур по Европе для папы, мамы. «Путешествовали по Франции, Бельгии, Голландии, Германии, – вспоминает он. – В Берлине у мамы украли кошелек, и мы остались без денег. Пока разбирались в полиции, автобус уехал. В кармане нашлись 20 евро, их хватило, чтобы переночевать в хостеле – дешевом мини-отеле. Я был впечатлен». Вернувшись домой, Даня предложил родителям устроить хостел в пустующей бабушкиной квартире, и они поддержали. «Думаю, им просто хотелось увести меня от приемки черного металла по ночам. Ведь нашими клиентами бывали и наркоманы, и алкоголики…» – считает Мишин. «Трешка» площадью 50 кв. м и $200 в кармане – все, что было на старте. $100 плюс пиво 12-летний Даня заплатил паре матросов, чтобы из бруса сколотили кровати и установили их. Взрослые не относились к нему всерьез – мол, «чем бы дитя ни тешилось…» Но он не обращал на это внимания, продолжал делать, что задумал: «По случаю купил ворованное из поезда постельное белье. Микроволновку и посуду взял из дома. Все подготовил и… тогда только понял: надо же где-то жильцов брать!» И он обратился за помощью к норвежскому предпринимателю, с которым год назад познакомился на пляже: тот вел бизнес в Киеве, а отдыхал в Севастополе. Норвежец стал рекламировать хостел за 20 процентов от общей прибыли.
В 15 лет у Даниила было уже три мини-гостиницы и так много дел, что учиться некогда. Он перешел в вечернюю школу, окончил ее экстерном – и отправился в Москву. Поступил в Академию труда и социальных отношений, подрабатывал помощником юриста за 10 тыс. руб., которых ни на что не хватало. Через полгода бросил и Академию, и работу – и создал хостел в Москве. «Этот рынок в 2008‑м был не занят. Это сейчас хостелов 250, а тогда – всего 8, – продолжает Даниил. – Из севастопольского бизнеса извлек миллион рублей. Потратил на аренду просторной трехкомнатной квартиры у метро «Маяковская». Оборудовал, обустроил кухню, душ, подключил Интернет, запустил информацию в соцсети. В числе первых в хостел въехали пять алжирцев. Пару дней оплатили, а дальше стали жить бесплатно. А когда я возмутился, решили меня прирезать. Я успел выскочить в другую комнату, заперся, набрал 02. А парни уже ножи в дверь втыкают! Хорошо, что полиция приехала быстро… Первые два месяца я работал один, сам себе и горничная, и охранник, и ресепшн... Толком не ел и не спал, загремел в больницу с переутомлением». Но через четыре месяца Даниил вложил заработанное в новый хостел в соседнем доме, нанял персонал: «Со стоимостью одного места в сутки от 450 рублей в комнате на восьмерых, а на двоих – 2,5 тысячи годовой оборот обеих мини-гостиниц составил в 2012 году $2 млн. Сейчас у меня в Москве 7 хостелов. Скоро запускаю еще один, шестиэтажный - самый крупный в Европе.
Даниил живет в студии, которую купил на Фрунзенской набережной. «Встаю в семь утра, если честно, с трудом, потому что ложусь около трех, – рассказывает он. – Пробежка в парке Горького, завтрак – каша или омлет. Потом за руль спортивного авто – и на работу. Уже год со мной рядом любимая девушка – скромная и не испорченная жизнью. Пару лет назад в одной телепрограмме меня назвали «миллионером-холостяком». На следующее же утро у дома, где я тогда жил, возникли девицы определенного толка. Едва отбился…»

Желание жить на широкую ногу появилось у Романа еще в 5 лет
Желание жить на широкую ногу появилось у Романа еще в 5 лет // Фото: Facebook

Роман Вишневский, 27 лет: «Жадность – это хорошо»

Бизнес москвича Романа начинается в час дня, а заканчивается в час ночи. Он – трейдер, зарабатывает на разнице котировок акций американского фондового рынка. Вишневский учился в Высшей школе экономики, на 2-м курсе увлекся инвестиционным направлением, попробовал силы на бирже. Вложил накопленные 30 тыс. руб., через неделю превратил их в 40 тыс. – и азарт разгорелся. Попросил в долг у отца 500 тыс. руб. – и за два месяца умудрился потерять все. Родители закрыли его счет и объявили, что теперь он обеспечивает себя сам. «Я как раз перешел на третий курс. Начал искать работу. На $400 в месяц в банк не пошел – устанавливать аппараты в магазинах неинтересно», – говорит Роман. В ноябре он случайно наткнулся на объявление в Интернете: «Требуются трейдеры без опыта работы». Позвонил, прошел собеседование. По пять часов в день их «с чистого листа» учили определенной методике работы, потом тестировали. На пару вопросов не ответил – отсеялся. Наконец из 30 осталось 5, их и взяли. Оклада стажерам не дали, но пообещали сделать трейдерами, если заработают $2 тыс. за месяц. У Романа это получилось в феврале. Спустя еще три месяца он смог вернуть родителям 500 тыс. «Я начинал работу рано утром, к 10 приезжал в институт, после занятий отправлялся в офис и до ночи мониторил торги, – продолжает Роман. – Жил, как герои известного фильма «Уолл-стрит», проповедовавшие принцип реального биржевого воротилы «Жадность – это хорошо».  Уже через 1,5 года купался в деньгах. Частные самолеты, Куршевель, девочки… До тех пор, пока не мелькнула мысль: а что дальше?»
В 2009-м они с другом сложились по $100 тыс. и открыли свою компанию, обучают мастерству игры на фондовом рынке. Годовой оборот – 200 млн руб., а прокручивает фирма $400 млрд. Кстати, разработали программу, страхующую трейдера от больших потерь. Проиграл $100 – и система автоматически тебя блокирует, не дает в азарте спустить все.
Ездит Роман на «семерке» BMW, купил себе «трешку» на Кутузовском, живет в ней пока один. Но в ближайшие три года намерен жениться, завести троих детей. «Когда заработаю денежную подушку в $100 млн, подамся в политику. Есть у меня интересные и общественно полезные проекты», – уверяет Вишневский.

Всеволоду нравится излюбленный досуг миллионеров – прогулки на яхте у берегов Сардинии. Правда, судно он пока арендует
Всеволоду нравится излюбленный досуг миллионеров – прогулки на яхте у берегов Сардинии. Правда, судно он пока арендует // Фото: Vkontakte

Всеволод Страх, 27 лет: «Не терплю золотую молодежь»

Однажды 14-летний Сева увидел, как по Клязьминскому водохранилищу носятся гидроциклы – и пообещал себе, что когда-нибудь купит такой же. «У родителей на подобные «игрушки» денег не было. Мама – учитель, папа – служащий. Все, что мы имели – небольшая «двушка», машина «Жигули» и дача на Дмитровке. Я увлекался компьютерами. Сделал сначала сайт, откуда можно было скачивать софты, потом портал про мобильники. Телефоны в начале 2000-х продавали такие, что все в них приходилось закачивать с компьютера. Но data-кабели в Москве было не достать. Вот я и надумал их продавать. Накоплений было 20 тыс. рублей, я нашел поставщика и договорился о сотрудничестве. Покупал у него data-кабель за 100 рублей, а продавал за 400. Маму пришлось оформить частным предпринимателем, мне-то еще не было 18. Но я сам принимал заказы и отправлял посылки. Платил почтальонам по 10 рублей за каждую, чтобы не мешали самому наклеивать на упаковки штрих-коды, по которым отслеживал в Интернете продвижение к клиенту. Первые 20 тысяч превратились в 80. И я тут же все запустил по новой. После школы поступил в Высшую школу экономики. Летом продолжал зарабатывать, к сентябрю нанял менеджера на прием заказов. Но и мне клиенты звонили прямо на лекциях. Одногруппники прикалывались, а я крутился как белка в колесе».
К следующему лету Сева купил себе крутой гидроцикл. Сейчас у него есть и квадроцикл, и снегоход, и сноуборд. Родителям построил загородный дом. Вместо папиных «Жигулей» в семье три иномарки. «Живу на 30-м этаже в 70-метровой квартире. Друзья смеются: высоко взлетел! Но я же не зря пять лет пахал с пяти утра до одиннадцати вечера!» Годовой оборот его нынешнего интернет-гипермаркета – около $150 млн, но Всеволод не перешел на дорогие рестораны: «Как и раньше, люблю покушать в «Му-му» и «Крошке-картошке», шаурмой балуюсь. Пафосные места и золотую молодежь терпеть не могу. На майские праздники ездил не в Монако, а в Анапу – мы там всем форумом гидроциклистов собрались. Девушки у меня пока нет. Нравятся блондинки с длинными ногами и большой грудью. Но я не люблю глупых, у которых в голове ничего, кроме денег».