В декабре в Пакистане был отменен мораторий на смертную казнь, россиянин был повешен в числе первых 21 декабря 2014 года
В декабре в Пакистане был отменен мораторий на смертную казнь, россиянин был повешен в числе первых 21 декабря 2014 года // Фото: EPA/ТФСС

«Месяц назад купила сыну свитер, конфет, после Нового года должна была лететь к моему мальчику. Мечтала, как снова увижу его, поцелую. Но днем 21 декабря мне позвонили из посольства России в Пакистане и сказали: «У нас плохие новости – вашего Ахласа казнят… сегодня». Я даже не простилась с моим мальчиком», – делится 60-летняя Светлана Акхлак со «СтарХитом». В январе 2004 года ее сына арестовали и обвинили в покушении на президента Первеза Мушаррафа. Светлана Акхлак рассказала «СтарХиту», как прожила 10 лет в борьбе за сына.

Любовь с акцентом

У казачки Светы было много поклонников. Но она потеряла голову, когда в Волгоградском медицинском институте увидела студента параллельной группы, восточного красавца Ахмеда Акхлака. Он приехал из Пакистана учиться по обмену. Влюбленные сыграли свадьбу буквально через месяц после знакомства. «Я обещаю – мы будем счастливы», – шептал жених невесте. Вскоре у пары родился сын Роман, а через три года, 17 июля 1981-го, на свет появился Ахлас. Жили в общежитии. Молодым помогали родители Светланы, на последних курсах Ахмед начал брать дежурства в больнице. Как только отец семейства получил диплом, было решено переехать жить в Пакистан. 

– Это был 1983 год, я не хотела уезжать из Волгограда, но муж настоял, – говорит Светлана. – В Пакистане жили на границе с провинцией Кашмир. В середине 90-х там стало небезопасно, и мы на семейном совете решили, что я с сыновьями вернусь в Россию, в город Серафимович, в 200 километрах от Волгограда. 

Сначала остановились у мамы Светланы. Позже Акхлак устроилась психиатром в местную поликлинику и смогла снять дом. Сыновья пошли в школу.

– Оба брата учились по спецпрограмме, – вспоминает директор школы Евгения Петровна. – Ведь они в Пакистане практически закончили учебу, им нужно было получить аттестат, чтобы поступить в колледж. Ахлас произвел впечатление умного, доброго, ответственного парня. Оба мальчика хорошо воспитаны, правда, были замкнуты, возможно, потому, что плохо говорили по-русски. Кстати, этот предмет и давался им трудно. Зато учительница английского была от братьев в восторге.

Развод Светлана и Ахмед не оформили, со временем он женился, законы страны это разрешают. 

Отец скучал и постоянно уговаривал сыновей перебраться к нему.
– Я сдалась и позволила Ахласику поехать в Пакистан, – делится Светлана.

На свадьбе Ахмед шептал на ухо Светлане: «Я обещаю - мы будем счастливы», 1977 год
На свадьбе Ахмед шептал на ухо Светлане: «Я обещаю - мы будем счастливы», 1977 год // Фото: Из личного архива

Вернуть любой ценой

Ахлас улетел в Пакистан 16 марта 2001 года. Новая семья была не довольна, что отец помогает ребенку от первого брака. Он поселил сына отдельно – купил ему
небольшой дом.
– Ахлас не работал, перебивался случайными заработками, иногда помогал Ахмед, – вспоминает Анна Филаретова, тетя Светланы Акхлак. – Как-то раз он позвонил мне, говорил, что хочет вернуться. «Чего ж не приедешь?» – спрашиваю. А он: «Отец денег на дорогу не дает, хочет, чтобы я жил в Пакистане, говорит, что матери трудно одной меня и брата поднимать». Дома у него постоянно были какие-то товарищи, просили: пусти – он и пускал. Ахмед говорил: «Не приглашай, не кончится это добром». И ведь прав оказался. 

В декабре 2003 года, переключая каналы, Светлана увидела сюжет о покушении на президента Пакистана Мушаррафа, но даже подумать не могла, как произошедшее изменит ее жизнь.
– В январе 2004 года позвонил Ахмед, – вспоминает она, – и рассказал, что накануне Ахлас поехал на встречу с каким-то знакомым. Но вместо него к сыну подошли двое в военной форме, скрутили руки, накинули мешок на голову и увезли. Ему были предъявлены обвинения в покушении на президента. Сказать, что я испытала шок, не сказать ничего. Не хватало воздуха, душили слезы, я выбежала на улицу. 

Светлана хотела улететь к сыну, но ей отказали в визе. Получить разрешение на въезд в Пакистан удалось только спустя три года, в 2007-м. К тому моменту Ахласу вынесли смертный приговор, который заменили на пожизненное заключение. 

– Сердце чуть не разорвалось, когда я впервые увидела моего мальчика в камере, – делится Светлана. – Ахлас лежал на каменном полу, на ногах кандалы, под головой вместо подушки – кирпич. Сын кинулся ко мне, поцеловал через решетку и сквозь слезы прошептал: «Мам, я хочу домой… Так давно не ел твоих блинов! Верь мне – я не виновен!» В ответ пообещала, что вытащу его. 

Пока Светлана была в Пакистане – пекла Ахласу его любимые пирожки с мясом, блины и возила передачи. Неустанно обивала пороги судебных департаментов и Российского посольства. Добилась приема у уполномоченного по правам человека в Пакистане Анны Масут – она отправляла письма президенту страны с просьбой освободить парня. Параллельно Светлана Валентиновна вела переписку с МИД России.

Ахлас уехал из России к отцу в Пакистан в 2001 году
Ахлас уехал из России к отцу в Пакистан в 2001 году // Фото: Из личного архива
Светлана пыталась вернуть сына домой на протяжении десяти лет
Светлана пыталась вернуть сына домой на протяжении десяти лет // Фото: Наталья Михеева

Прости меня!

Все эти годы Светлана почти каждый день писала сыну письма, отправляла не все. «Здравствуй, мой любимый мальчик Ахлас! … Скучаем по тебе очень, сил просто
нету... Ты не волнуйся и крепись. Натерпелся ты, и мы без тебя спокойно не жили. Мне неудобно перед тобой, что мама так бессильна, что собственного сына мне не могут отдать, и никто меня не слышит...»

В последний раз она прилетала к нему в 2011 году. 

– Я все надеялась, – рассказывает Светлана Акхлак. – Сыну улучшили условия содержания, перевели в другую тюрьму, даже разрешали звонить мне, слушать русскую музыку, наши радиостанции.
Все изменилось в декабре 2014 года. Когда в результате захвата боевиками школы в городе Пешавар погибли 134 ребенка, власти Пакистана отменили мораторий
на смертную казнь. Ахлас Акхлак был повешен в числе первых осужденных, приговоренных к высшей мере наказания. Мать тут же вылетела в Пакистан. Как провела те дни, она не помнит. Жила на территории Российского посольства в Исламабаде, туда же привезли и гроб с телом сына. 30 декабря Ахласа похоронили на кладбище города Серафимович.
– Я подам иск в Международный суд по правам человека, – делится Светлана. – Я виновата перед сыном – не смогла вытащить его, а он так верил мне и ждал, что я
его спасу. Прости меня, мой мальчик!

У Светланы Акхлак остался единственный наследник - старший сын Роман
У Светланы Акхлак остался единственный наследник - старший сын Роман // Фото: Наталья Михеева