В этом году судьба  снова заставила  Сергея Колпакова  вернуться в клуб  «Хромая лошадь», где  пять лет назад чуть  не погибла его жена  Ирина
В этом году судьба снова заставила Сергея Колпакова вернуться в клуб «Хромая лошадь», где пять лет назад чуть не погибла его жена Ирина // Фото: Анатолий Зернин

Родные погибших при пожаре в пермском клубе "Хромая лошадь" целых пять лет не могут получить компенсации, а виновники вот-вот выйдут на свободу.

День рождения

Здание клуба «Хромая лошадь», где 5 декабря 2009 года случился пожар, унесший 156 жизней, может превратиться в реабилитационный центр. Вот уже 2 года над его созданием в Перми бьется Сергей Колпаков, жена которого Ирина выжила чудом и до сих пор прикована к постели. Он лечил ее и в Москве, и в Германии. А потом взялся за создание клиники, где помогали бы таким же, как его жена. Самой неразрешимой проб лемой оказался не поиск обору дования или специальных тренажеров, а... место, где можно разместиться. Устроились было за городом на тренировочной базе биатлонистов, но помещение вскоре понадобилось подрастающим спортсменам  для подготовки к будущим олимпиадам. В марте 2014-го в администрации Пермского края Колпакову и предложили здание «Хромой лошади».

«Я отправился в наш Белогорский Свято-Николаевский мужской монастырь за благословением, – признается Сергей. – Сказал, что страшно. Но батюшка ответил: «Лечить людей – богоугодное дело. Беритесь! Но обязательно освятите место».

После пожара клуб так и остался заброшенным, ежегодно возле него проводят молебны о погибших. А в прошлом году с фасада наконец убрали ограждающую зеленую сетку и начали косметический ремонт. Уже заменили окна и двери. Но стены внутри покрашены частично, кое-где все еще проступает копоть, стоят мешки со строительными материалами. Да и постановление о создании центра реабилитации и теперь не подписано.Меж тем Ирину, которая лежит в краевой больнице, пытаются оттуда… выдворить.

«Мне говорят: «Убирайте ее, отправляйте в пансионат», – рассказывает Сергей. – По их нормам бюджетный больной вправе находиться в стационаре только 10 дней. А ведь край взял на себя обязательства по пострадавшим! После Германии Ирину направили именно в неврологию. Три года лежала, и все было нормально. Даже кровать под ней наша, а не больничная. Государственных препаратов только 30%, остальные сами достаем. Ирина пожизненно прикована к кровати не по своей вине, но с каждым годом все сложнее бороться за ее права... Я сам не всегда рядом с женой: решаю много организационных вопросов. А чтобы денег хватало, по ночам таксистом подрабатываю. Каждый месяц на помощь Ирине мне нужно не меньше 100 тыс. руб. Наши сыновья, Саша и Артур, живут в Березниках, у бабушки – Ириной мамы. 16 ноября у Иры был день рождения. Я принес ей в палату любимые розовые тюльпаны. Мальчики звонили: «Мама, поздравляем! Выздоравливай скорее!» Посылали ей воздушные поцелуи. Она слушала их голоса и смеялась...".

 

Ирина лечилась и в Москве, и в Германии
Ирина лечилась и в Москве, и в Германии // Фото: Личный архив героини материала
Сергей решил  помочь не только  жене, оставшейся  инвалидом,  но и другим  пострадавшим
Сергей решил помочь не только жене, оставшейся инвалидом, но и другим пострадавшим // Фото: Павел Филимонов

 Без страховки

Одна дочь Натальи Безе, Ирина, погибла, другая, Марина, перенесла пересадку обожженной кожи на лице и на руке.

«Нам, родителям погибших, так и не удалось получить положенных выплат, – говорит Наталья Викторовна. – Жена владельца клуба Анатолия Зака после суда развелась с ним и разделила нажитое имущество, хотя оно было под арестом. Заполучила собственность на 111 млн руб.: квартиры, участки, автомобили, валютные счета в банках... По решению суда все потерпевшие, у которых на пожаре погиб близкий человек, должны получить по 1,5 млн руб. Самые большие суммы – по 450 тыс. руб. каждому – должен Зак. А мы, например, получили от него лишь 20 тыс. Полностью он заплатил лишь пострадавшим друзьям, их около десятка». Недавно семьи погибших, узнав, что осужденные пиротехник Сергей Дербенев и исполнительный директор Светлана Ефремова просятся на свободу, написали протест.

«Не мести хотим, а справедливости, – говорит Наталья Безе. – Они выйдут, так и не признав вины, а 156 семей потеряли родных из-за чьей-то корысти...»

Есть и хорошая новость: одна из пострадавших забеременела. Врачи опасались последствий отравления токсичными веществами. Но, слава богу, все обошлось.

 

Семья Безе за месяц до трагедии  (слева направо): Наталья, Марина,  Ирина и Виктор. 2009 г.
Семья Безе за месяц до трагедии (слева направо): Наталья, Марина, Ирина и Виктор. 2009 г. // Фото: Личный архив героини материала

Рыбка моя!

Ирина Банникова работала в "Хромой лошади" менеджером. В декабре 2009-го она сидела в декретном отпуске, но ее попросили поработать...

«Израильские врачи считали, что ни руками, ни ногами она шевелить не сможет, не заговорит и не встанет, – делится мама Ирины, Тамара Геннадьевна. – Но дочь уже поднимает голову и плечи, улыбается, проговаривает слоги. Сгибает руки, ноги в коленях, двигает ими, пытается подняться. Все это благодаря тренировкам на мотомеде, это подаренный благотворителями тренажер для инвалидов».

6-летний Кирюша за мамой ухаживает. Подносит ей воду, перед сном желает: «Спокойной ночи, рыбка моя!» и не забывает сказать: «Мама, я тебя очень люблю!» Муж ушел от Ирины через год после пожара. Не выдержал.

«Иногда он берет Кирюшу на выходной, – продолжает Тамара Геннадьевна. – Но финансовой помощи от него нет. Живем на Ирину пенсию по инвалидности – 11 тыс. руб. да на мою. От Анатолия Зака на Ирину карточку приходили 5  руб., 1 руб., 7… Директор клуба Ефремова помогала деньгами, пока шел суд, потом перестала, хотя обещала. А нам нужна новая инвалидная коляска с мягким фиксатором для головы и тела и кровать, позволяющая менять положение тела. Это дорого, около 130 тыс. руб., нам самим не осилить...».

Для Кирюши мама и  теперь самая красивая  на свете. Такая же, какой  была до трагедии
Для Кирюши мама и теперь самая красивая на свете. Такая же, какой была до трагедии // Фото: Личный архив героини материала

Для тех, кто хочет помочь Ирине, мы публикуем счет


Реквизиты банка:

Счет№40817810949493531618

Западно-Уральский Банк

ОАО Сбербанк России

ИНН Банка 7707083893

БИК 045773603

Кор.счет 30101810900000000603

Получатель Банникова Ирина Николаевна

Контактный номер:

89519371111 Тамара Геннадьевна Оборина(мама Ирины Банниковой)