Как и сотни лет назад, основная задача котов – беречь главный музей Санкт-Петербурга от мышей и крыс
Как и сотни лет назад, основная задача котов – беречь главный музей Санкт-Петербурга от мышей и крыс

Коты служат охранниками главного музея Санкт-Петербурга не одну сотню лет. Еще в XVIII веке императрица Елизавета Петровна приказала выписать из Казани «самых лучших и больших, удобных к ловлению мышей». До сих пор питомцев Эрмитажа содержат почти в царских условиях.

Усы, лапы, хвост

Пока кот состоит на службе, ему положена персональная миска, лежанка, лоток, ветеринарная карта, паспорт и подкожный микрочип с полным досье. Все животные кастрированы, ежегодно проходят вакцинацию, а раз в квартал обработку от паразитов. У них есть свой придворный доктор: «Мои пациенты обитают во внутренних дворах и подвалах, – рассказывает ветеринарный врач Анна Кондратьева. – Им запрещен доступ в музейные залы. Но случались детективные истории, когда смельчаки забирались в вентиляцию и из подвалов проникали в выставочные залы».

Полных чертежей вентиляционной системы Эрмитажа не сохранилось, поэтому поиски пропавшего животного были хлопотными и небезопасными. Но много лет назад ради котов пришлось сделать перестройку: главный инженер музея Алексей Богданов оборудовал специальными ходами для кошек все двери подвалов, а трубы вентиляции закрыл решетками.

Это произошло после очередной вылазки на выставку кошки по кличке Вандейка. Дело было ночью, на втором этаже началось истошное мяуканье. Со временем оно то становилось громче, то стихало. Животное несколько дней пряталось за медными дверцами воздуховода в зале с полотнами Ван Дейка. Кошка до последнего скрывалась от людей, но, обессилев, позволила себя поймать, отмыть и накормить. Полосатой нарушительнице дали кличку в честь знаменитого художника, правда, на дамский манер – Вандейка. Она долгие годы служила Эрмитажу, а после выхода на пенсию ее приютили хозяева под Выборгом в Ленинградской области.

 

В подвалах, где обитают животные, всегда сухо и тепло
В подвалах, где обитают животные, всегда сухо и тепло // Фото: - PhotoXpress.ru

Указом императрицы

Все коты в музее наперечет – есть легенда, что начиная с XVIII века каждого поступившего на службу хранителя заносят в специальную «Книгу учета эрмитажных котов». Однако никто из сотрудников ее ни разу в глаза не видел. В 2013 году решили это исправить и издали кошачий фолиант. На первой странице дословно приводится текст указа Екатерины II: «…разделить котов на комнатных и подворных, а чтобы число первых и вторых знать, поручить вести учет». На страницах книги почти 2000 анкет. В каждой досье: фото, кличка, возраст, окрас. Например, запись №1600: «Кошка по кличке Катинка родилась в Петербурге в 2001 году. Окрас имеет муаровый с черными разводами».

В случае если у животного появилась семья, в книгу учета вносится пометка о месте переезда. Сейчас в Эрмитаже проживают полсотни котов – таковы данные последней переписи от декабря 2015 года.

«Если приютить больше животных, драк за территорию не избежать, – говорит ветеринар Эрмитажа Анна Кондратьева. – Кто-то из них приходит сам, кого-то в коробках оставляют прямо у служебного входа».

Придумать клички для такой оравы – дело непростое. Так что, когда закончились традиционные Васьки-Мурки, в ход пошли имена и фамилии великих художников, литературных и исторических персонажей, географические названия, например, Офелия, Медея, Техас и Тамерлан…

Самый легендарный кот Эрмитажа – белый с черными пятнами по кличке Васька. Спал, ел, жил он в музее, а вот работать каждый день убегал на Стрелку Васильевского острова. Важный, вместе с людьми пересекал пешеходный переход, а там не обделял вниманием ни одну свадьбу, фотографируясь с молодоженами. Два года назад Васьки не стало: любитель свадеб скончался от старости, ему было 17 лет.

Котам в преклонном возрасте находят любящих хозяев. Акции по раздаче музейных «пенсионеров» устраивают каждую третью пятницу месяца. С потенциальными «усыновителями» проводится беседа, записываются координаты и паспортные данные. Приоритет отдается семейным парам, в коммунальные и съемные квартиры котов отдавать не готовы. Бывало, что животных увозили в Японию, Америку. Один из питомцев музея даже стал президентом – 15-летний белоснежный кот, носящий имя архитектора Жан-Батиста Валлен-Деламота, эрмитажный старейшина, сейчас проживает в кафе «Республика кошек» в центре Санкт-Петербурга. Там он занимает высокий пост президента этой кошачьей страны.