Трагедия в Крымске, по итогам всероссийского опроса, стала главным событием 2012 года. В ночь на 7 июля паводок затопил тысячи жилых домов в Краснодарском крае. Основной удар стихии пришелся на Крымск, здесь, по официальным данным, погибли 153 человека. В июле я, обозреватель «СтарХита» Сергей Копылов, отправился в этот город как волонтер, а спустя шесть месяцев, перед Новым годом, вернулся на место трагедии.

На птичьих правах

Декабрь в Крымске промозглый, с бесконечным моросящим дождем. Зато больше нет резкого запаха гнили и смрада, в который город был погружен летом. Первым делом я отправился в гостиничный комплекс «Гигант», где до сих пор живут те, кто так и не получил ни квартиру, ни дом взамен утраченного. Они продолжают обивать пороги судов, защищая свои права, и никак не дождутся оформления сертификата или поступления на него денег. «Устал бегать по кабинетам!» – возмущается постоялец поневоле Павел Григорьевич Дьяков. В скором времени он все-таки получит сертификат, но поводов для расстройства у него еще много. Его зять, гражданин Узбекистана, как и все, спасался от наводнения, но ему не досталось даже 10 тысяч рублей, которые в первые дни выдавали вроде бы всем пострадавшим. Дом другого жителя «Гиганта» Виктора Шахворострова комиссия сначала признала годным для восстановления, но денег, выданных на ремонт, не хватило, здесь цены на стройматериалы, как в Москве! По осени дом «пополз». Пришлось заново писать заявление о помощи, по второму кругу оформляя документы. Теперь обещают дать квартиру. Светлана Махлинская сертификат на руки уже получила, но он «пуст» – деньги не поступают. А у Галины Лазориди особая история: она и ее сын жили у знакомой по официальной регистрации. Своего жилья нет. Положенную материальную помощь оба получили, но на варианты съемных квартир не соглашаются. Галина настаивает: «Я такая же пострадавшая, как и все! Хочу свой угол!»… Таких, как они, в Крымске еще человек 70. Обитают в гостиницах на узлах и коробках. До 1 декабря государство оплачивало их пребывание там (550 руб. за одного), обеспечивало горячий обед (100 руб.). А с началом зимы все отменено. На улицу не выгоняют, но жизнь на птичьих правах заставляет волноваться. На помощь пострадавшим была выделена космическая сумма – 3 млрд 800 млн (и это не считая благотворительной помощи – миллионы долларов). И вот поди ж ты, не хватило все равно! Оставшиеся без крыши над головой неустанно шлют письма властям. И ждут приезда Путина, который не раз поручал чиновникам решить все проблемы пострадавших до холодов.

Потемкинские деревни

Президент собирался в Крымск 7 декабря, но визит перенес. Местные власти, конечно, к приезду готовятся. Наверняка первым делом повезут гостя в микрорайон «Надежда»: на окраине Крымска выросли и заселены три девятиэтажки на 369 квартир. И еще одна строится. Еду туда и я. Во дворе чистота, свежий, идеально ровный асфальт, посажены деревца. Леньяра получила трехкомнатную квартиру одной из первых. Показала мне просторные комнаты, кухню. Многочисленные трещины на панельных стыках хозяйку не настораживают. Говорит: мол, дом-то новый, немного «садится». Да и землетрясение трещин добавило. Дело в том, что 10 декабря, около 21.00, в районе Новороссийска произошло землетрясение силой 4,8 балла.

– Как затрясло нас, я грешным делом про конец света подумала, – смеется Леньяра. Бытовые проблемы ее не смущают: в ночь на 7 июля она была на волосок от гибели. Сын вытащил ее на крышу гаража, так и спаслись. А вот у обитателей микрорайона «Озерки», что в нескольких километрах от Крымска, проблем оказалось слишком много. Дома строили по заказу Минобороны, но передали пострадавшим. В белоснежных двухэтажных домиках с коваными балконами разместились 540 человек. Во дворах детские площадки, парковки – мечта! Но… баки автономного отопления протекают, канализация не работает, из-за тонких стен с соседями можно общаться и без телефона. До первого января местные власти приняли благородное решение освободить всех жильцов от квартплаты, зато счета за газ просто астрономические. «За ноябрь и декабрь я заплатила за газ почти шесть тысяч, – переживает пенсионерка Зинаида, – а в квартире холодно и сыро!..»

Но самая неразрешимая проблема – грибок. Им покрыты стены многих квартир. «Ремонтники приходят, скоблят стены, клеят обои, а через пару дней все снова начинается! – рассказывает Наталья. – Почему грибок тут так пышно «цветет», не знает никто, вот мы и пишем жалобы во все инстанции».

  • Глава администрации Крымского района Анатолий Разумеев

    Глава администрации Крымского района Анатолий Разумеев

    // Фото: Сергей Копылов
  • БЫЛО. Галина Лесницкая чуть не погибла в стенах собственного дома

    БЫЛО. Галина Лесницкая чуть не погибла в стенах собственного дома

    // Фото: Сергей Копылов
  • СТАЛО. На фото Галина Лесницкая с обозревателем «СтарХита» Сергеем Копыловым

    СТАЛО. На фото Галина Лесницкая с обозревателем «СтарХита» Сергеем Копыловым

    // Фото: Сергей Копылов
  • БЫЛО. Георгий Солдаткин вместе с волонтерами расчищает от грязи гараж

    БЫЛО. Георгий Солдаткин вместе с волонтерами расчищает от грязи гараж

    // Фото: Сергей Копылов
  • СТАЛО. В гараже до сих пор нет «допотопного» порядка, но машину есть куда поставить

    СТАЛО. В гараже до сих пор нет «допотопного» порядка, но машину есть куда поставить

    // Фото: Сергей Копылов
2 / 5

Ненаучная проверка

Сегодня под следствием четыре чиновника. Троим придется ответить за бездействие во время наводнения: бывшему главе Крымского района Василию Крутько, экс-главе поселка Нижнебаканский Ирине Рябченко и бывшему мэру Крымска Владимиру Улановскому. А тогдашний и.о. руководителя городского МЧС Виктор Жданов ответит за то, что подделывал документы о том, что население о стихии оповестили вовремя.

Анатолий Разумеев стал главой администрации Крымского района буквально перед моим приездом, хотя как и.о. он работает с августа. У него репутация демократичного чиновника, который готов решать проблемы. Мы встречаемся в его кабинете, он рассказывает о перспективах: на 2013 год выделено 100 миллионов рублей на улучшение дорог…

– А как скор о приведут в порядок квартиры жителей «Озерков»? – перевожу разговор на текущий момент. – Там грибок, плесень, канализация не работает…

– Да, это недоработка строителей, сдавших дома в эксплуатацию. Каждую неделю мы приезжаем в «Озерки», встречаемся с жильцами: я, мэр Крымска, другие чиновники. Мой зам по строительству курирует эту проблему на постоянной основе. Мы обязательно решим эти проблемы в 2013 году.

– Анатолий Владимирович, слухи о тысячах погибших не утихают, скорее наоборот. Что можете сказать об этом?

– Совершенно ответственно заявляю, что погибли 153 человека. В разгар событий мне довелось услышать, как молодой человек на автозаправке рассказывал окружающим, что морг Славянска-на-Кубани переполнен трупами, а рядом несколько рефрижераторов, забитых телами. Я был тогда главой администрации Славянска-на-Кубани. Подошел, спросил: «Ты сам видел?» Тот мотает головой: «Нет, но мужики рассказывали!» Тогда я представился, сообщил, что в городском морге лежат 27 человек, и ни одним больше. Парень сильно смутился, свернул разговор… Простившись с главой администрации, я решил проверить слухи о погибших ненаучным способом: завернул на кладбище. И насчитал 52 могилы умерших в день трагедии. Остальные, вероятно, были увезены в другие поселки и города. Но по всему выходит, что не тысячи. То же подтвердила мне и бабушка Антонина, работающая в храме Архангела Михаила. Что ни день, она принимает записки земляков о молитва х за здравие и упокой. «Ну какие тысячи, что вы! – сказала кротко. – В первые дни после наводнения к нам очень много народу ходило, это правда. Но далеко не все для того, чтобы помолиться и свечку за упокой поставить. Просто у нас тут был пункт гуманитарной помощи пострадавшим».

По старым адресам

Тогда, полгода назад, улицы Крымска походили на страшные декорации какого-то фантастического боевика. Сейчас город окрашен в черно-белые тона. Мусор на обочинах кое-где еще остался, а от большинства разрушенных наводнением домов сохранился след от фундамента. Адресов, по которым я тогда выезжал, чтобы принести гуманитарку, расчистить дом и подвал от зловонной жижи, просто не узнаю. Но приехать в Крымск и не навестить старых знакомых было бы верхом неприличия. Они для меня стали как родные. Семью Виктора с улицы Речная спасла невестка: сидя на диване, не отрываясь от телевизора, она допоздна смотрела «Дом-2». Случайно глянула на пол – а там вода поднимается!.. Сейчас дом Виктора ремонтирует бригада узбекских гастарбайтеров. Георгий с улицы Кирпичная – он пережил уже два наводнения (первое – 10 лет назад) – купил квартиру в Анапе. «Правда, там пока просто коробка с окнами и дверью, даже без «черновой отделки». Зато, Серега, 72 квадратных метра!» – делится он радостью. Дом спасти не удалось, но земля-то осталась в собственности. Вот он мечтает здесь строить дачу, а обитает пока в летней кухне с подвалом, из которого мы летом выгребали тонны зловонного ила.

80-летняя Галина Лесницкая часто приходит на улицу Маршала Жукова, к месту, где стоял старый дом. Ей дали квартиру в одном из домов жилкомплекса «Надежда». Но ее тянет сюда. «Когд а рабочие дом сносили, попросила оставить фундамент. Может, получится поставить что-нибудь! Хотя я смотрела: щитовой домик миллион стоит. Откуда у меня такие деньжищи!» – сокрушается Галина Петровна. Прощаясь, просит разыскать ее спасителя: «Когда я воду на полу увидела, перепугалась, никак не могла дверь отпереть, чтоб на улицу выбраться. Открыла форточку и давай звать на помощь! Тут появился молодой человек. Разбил окно, вытащил меня, усадил в машину, включил печку. Вода-то холодная, я очень замерзла, а из одежды на мне – ночная рубашка, и та вся мокрая. Пока ехали, он с кем-то говорил и повторял: «Двойка, двойка, я семерка». Галина Петровна, знаю, что вы будете читать эту заметку, поэтому спешу сообщить вам, что, вернувшись в Москву, я выяснил, что поэтому позывному работал в Крымском районе спасатель МЧС Денис Никулин. Вот только наградили ли его за этот геройский поступок, руководство скромно умолчало.

Зинаида Михайловна и Олег Александрович Бушковы свой дом на берегу речки Адагум просушили, наклеили новые обои. Им на двоих дали 320 тысяч компенсации. Но ремонт они сделали на половину, а вторую отдали младшей дочке Александре – та не успела оформить права собственности на жилище и денежной помощи не получила.

Волонтеров крымчане вспоминают с теплотой. «На моем дворе работали три человека из Петербурга, с утра и до вечера выносили грязь, чистили дом… И все бесплатно, даже поесть с собой приносили, – говорит Вера Дмитриевна с улицы Краснофлотская. – Десять лет назад о нас никто и не вспомнил. А тут люди приехали, чтобы нам помочь за свой счет».

Адагум – бешеная река

Волонтеры работали в Крымске до конца лета, а потом уехали. Так что появлявшиеся в соцсетях счета для сбора средств в помощь волонтерам, продолжающим работать в Крымске, скорее всего, не соответствуют действительности. За несколько дней командировки я проверил почти все более-менее значительные стройки в частном секторе: там работали гастарбайтеры. Никаких волонтеров. Тем не менее, уже приехав в Москву, я обнаружил несколько объявлений в соцсетях о том, что приглашаются волонтеры в Крымск. Кому и зачем это нужно, ответить сложно. Как невозможно ответить и на вопрос: все ли сделано для того, чтобы трагедия в Крымске не повторилась? Никто из чиновников, с которыми мне удалось пообщаться, не мог дать «стопроцентной гарантии». Уверяют: установлены новейшие датчики за контролем уровня воды, теперь система оповещения населения о ЧП автоматическая. Сейчас Адагум, разделяющий город надвое, скорее напоминает ручеек с мутной водой. Но жители прекрасно помнят, что название речки переводится с адыгского как «бешеная». Одни успокаивают себя, что «бесится» она раз в десять лет. Другие менее оптимистичны: осенью и зимой снова выпало слишком много осадков...