Михаил Пугин плохо видит и почти не слышит. Кормят больного старика соседи – за деньги
Михаил Пугин плохо видит и почти не слышит. Кормят больного старика соседи – за деньги // Фото: Наталья Михеева

СЫН ЗА ОТЦА НЕ ОТВЕЧАЕТ

Когда началась война, Михаилу Пугину едва исполнилось 20 лет. Крепкого широкоплечего парня взяли в морскую пехоту, он сражался на Южном фронте, Победу встретил у Рейхстага. Три ранения, три ордена. Счастливый, Миша вернулся в родное село Барановка, что в 200 км от Волгограда. Впереди была долгая мирная жизнь, как и все, он мечтал построить дом, посадить дерево, вырастить сына...

Сегодня 92-летний Михаил Андреевич – единственный в Барановке ветеран войны, доживший до 68-й годовщины Великой Победы. Из-за катаракты он почти не видит, из-за шума в голове практически не слышит. Не поднимается с дивана – ноги отказывают. Дом, который он построил 60 с лишним лет назад, стареет вместе с хозяином. Фундамент разрушен, пол прогнил, крыша течет, стены почернели от копоти, крыльцо перекошено… На фасаде висит табличка: «Здесь живет ветеран Великой Отечественной войны. Без газа, воды, канализации» – попытка заезжих журналистов пристыдить власти.

Дом Пугина прогнил насквозь
Дом Пугина прогнил насквозь // Фото: Наталья Михеева
Эту табличку повесили журналисты – в укор властям
Эту табличку повесили журналисты – в укор властям // Фото: Наталья Михеева

Когда к 65-летию Победы чиновники выясняли, нуждаются ли герои войны в новом жилье, Михаил Андреевич, не собираясь покидать родной дом, сказал, что ему ничего не нужно. Спорить не стали – доложили наверх: мол, жилье ветерана для проживания пригодно. Правда, депутат местного сельсовета Геннадий Пименов, сам сын фронтовика, все-таки похлопотал о Пугине. В доме была неисправна печь, вот почему дым и чад шли в комнаты, оседали на стенах. Районная администрация выделила 60 тысяч рубле й на котел, и теперь дом Пугина отапливается электричеством. Но ни водопровода, ни прочих удобств у него как не было, так и нет. Допотопный рукомойник, разбитая раковина. Соседи таскают воду из колодца во дворе, согревают – и купают старика в тазу.

«СтарХит» приехал навестить ветерана вместе с депутатом Геннадием Пименовым, у него есть для Пугина новости. Дверь открывает сосед Виктор Кузин. Он и его жена Люба ухаживают за Михаилом Андреевичем. Виктор ведет нас в комнату, рассказывает:

– А я только что дядю Мишу обедом покормил. Обычно Люба это делает, но сегодня она в отъезде.

– Чем кормили? – интересуемся.

– Вареной картошкой с сарделькой. А так смотрите сами, – он открывает холодильник. – Продуктов полно! Сосиски, колбаса, килька в томате…

Хозяин – на диване, пьет воду из кружки, поддерживая ее дрожащими руками. Рядом с диваном ведро с крышкой – туалет. Выходить во двор Михаил Андреевич уже не в состоянии.

Он живет один вот уже 15 лет – с тех пор как умерла жена Маруся, а еще раньше Пугин потерял дочь и зятя, они погибли в автокатастрофе. Сын Алексей давно покинул родительский дом, уехал на Кубань. У него семья, двое детей. Отца он навещает раз в несколько месяцев. Пока Михаил Андреевич мог видеть, изредка писал ему. Хозяин показывает нам одно из писем: «Если у ж тебе, отец, так дорог твой дом, сделай ремонт!» Но сам Алексей палец о палец не ударил. Помогли старику чужие люди, тележурналисты, которые делали о нем сюжет в начале 2013 года: нашли деньги и отремонтировали комнату. Отмыли стены, выровняли пол, вместо рассохшейся рамы вставили евроокно. Заодно диван купили.

Воду для ветерана соседи носят из колодца. Согревают и купают старика в тазу
Воду для ветерана соседи носят из колодца. Согревают и купают старика в тазу // Фото: Наталья Михеева
Рукомойник и разбитая раковина – вот и все «убранство» кухни
Рукомойник и разбитая раковина – вот и все «убранство» кухни // Фото: Наталья Михеева

В разгар ремонта, в конце февраля, в доме Пугина объявился сын. Ветеран не увидел, как Алексея схватил за грудки один из рабочих, и не услышал: «Да как же ты допустил такое?!» А тот только испуганно повторял: «Да, бесхребетный я, не боец…»

– Он погостил у отца дней пять, – рассказывает «СтарХиту» Геннадий Пименов.

– А перед отъездом проговорился одному из односельчан, что взял у папы «гробовые» 100 тысяч. Люди потом судачили: то ли для сохранности, то ли жене на сапоги…

Ветеран давно откладывает деньги. Пенсия у него – почти 30 тысяч, так что, бывало, сам помогал сыну. И соседи за ним ухаживают не задаром: он платит им по шесть тысяч в месяц и дополнительно выдает на то, чтобы купили ему еду и лекарства.

– Ему только анальгин и нужен, когда голова болит! А так – давление 120 на 80. Хоть в космос посылай! – неуклюже шутит Кузин.

Ветеран поправляет подушку, собираясь прилечь на диван. Замечаем под ней «стратегический запас» – четыре бутылки водки.

– Это он ко Дню Победы готовится, – объясняет Виктор.

Депутат Геннадий Пименов рассказывает, с чем приехал. Еще в начале года он обратился в прокуратуру с просьбой помочь ветерану. И вот 26 апреля суд признал жилище Пугина непригодным для проживания. Теперь Михаилу Андреевичу положена федеральная субсидия размером 1 млн 119 тысяч 800 рублей – на приобретение жилья со всеми удобствами. Но сначала ему нужно встать в очередь. В региональном управлении соцзащиты уверяют, что очередь дойдет до Пугина в течение года. Услышав все это, Михаил Андреевич разволновался. Переезжать он не собирается.

– У меня только одно желание – дожить до 9 Мая, выпить фронтовые 100 грамм, потом, возможно, повторить, – еле слышно произносит Михаил Андреевич. – Хочу умереть в этом доме. Похороните меня рядом с моей Марусей…