Локомотив, хоккей, Иван Ткаченко
Иван Ткаченко, нападающий // Фото: Из личных архивов

Алина, друг Вани:

– Мы с Ваней знакомы с давних лет. Он был открытым, без понтов и наносного пафоса. К нему бомжи на улице подходили, а он с ними стоял и разговаривал! Я помню, как Ваня повел семью гулять на Даманский (парк развлечений в Ярославле). И тут его останавливают болельщики, и он полтора часа рассказывает им об игре, о себе – обо всем! А когда он открыл свой бар, у него там безвылазно сидела вся команда, болельщики, друзья – там была настолько душевная атмосфера, что не хотелось уходить. Для журналистов Ваня был идеалом: ему могли позвонить среди ночи и попросить дать комментарий – и он давал! Он никогда не отказывался выходить пообщаться после игры. Как бы она ни прошла – пусть даже Ваня знает, что вот в такой-то момент сыграл плохо, – он все равно выйдет, поговорит. Извинится двадцать раз перед журналистами, если ему срочно нужно бежать… Главным в жизни для Вани была семья: жена и дочки, 6 и 3 лет. С женой он был знаком лет с тринадцати. Таня – сестра его друга детства, с которым Ваня вместе начинал играть в хоккей. Ваня мечтал о большой семье. Говорил, что четыре ребенка – это его идеал! Нам будет его не хватать – верного друга, мужа, отца и просто человека, который одной своей улыбкой мог сделать твой день лучше.

Марат Калимулин, 23 года, защитник. Настоящий мужчина

Локомотив, хоккей, Марат Калимулин
Марат Калимулин, 23 года, защитник // Фото: Из личных архивов

Станислав Журавлев, лучший друг:

– Я потерял самого близкого друга, мы вместе с 6 лет. Вместе начали заниматься хоккеем, вместе ездили на сборы, вместе ходили на свидания с девушками. Марат пользовался большим успехом у девчонок, был настоящим романтиком.
Если Марат знакомился с девушкой, то сначала спрашивал мое мнение. Если я одобрял его выбор, представлял ее другим. Ни одно свидание у друга не обходилось без цветов, даже если у него не было денег на букет, хоть один цветочек, но обязательно дарил. Помню, как-то Марат поссорился со своей любимой и, чтобы попросить у нее прощения, решил купить большой букет роз. Мы тогда ночью весь город объездили, все было закрыто. В итоге уговорили одну продавщицу открыть киоск, который она уже закрыла, и продать цветы. Девушка Марата, конечно, простила. Они встречались 5 лет и собирались пожениться…

Александр Вьюхин, 38 лет, вратарь. Любимый дядя

Локомотив, хоккей, Александр Вьюхин
Александр Вьюхин с племянником // Фото: Из личных архивов

Владимир Королев, племянник:

– В день моего выпускного родители работали, и в школу ко мне пришел именно он, мой дядя! На все четыре экзамена меня отвозил он. Подъезжаем к школе, Саша мне говорит: экзамены обязательно нужно сдать, без знаний никуда. И точно так же, как на моих тренировках, когда он прилетал между играми и приходил на меня посмотреть: «Давай, шкет, работай. Работай до конца!» Он был мне как второй отец. Папа всегда говорил, чтобы я равнялся на Сашу, – тогда у меня все получится. Я им очень гордился и любил его, всегда стремился играть, как Саша. И в хоккей-то пошел, чтобы быть на него похожим. Он подарил мне клюшку. Мою первую! Она вот здесь, рядом со мной в комнате…

Руслан Салей, 36 лет, защитник. Лучший друг

Руслан Салей, Локомотив, хоккей
Руслан Салей и Ольга Барабанщикова // Фото: Из личных архивов

Ольга Барабанщикова, подруга, белорусская теннисистка:

– Самое ужасное, Руслан и сейчас в «скайпе»… Он, наверное, забыл выключить компьютер, когда улетал. Когда все случилось, я пыталась до него дозвониться по всем номерам. На американском номере Руслана отвечает его голосом автоответчик… Мы общались каждый день, кроме той, последней черной среды. Я называла его Салеюшка, а он меня – Бамбусик. Это прозвище ко мне приклеилось, и теперь друзья меня так ласково называют. У нас даже день рождения в один день – 2 ноября. Я знаю, он тосковал по родному Минску. Говорил: а покажи, где ты сейчас. Я включала видеозапись на телефоне, снимала город. А он в ответ отправлял мне видео из Ярославля.
В айфоне у него было много снимков семьи – особенно детей. Руслан гордился тем, что воспитывает их спортивными ребятами  (Салей долгое время играл в Америке, и там живут его жена Беттэн, две дочки и сын. – Прим. StarHIT).
Он всегда меня поддерживал. Пока жила в Америке, Руслан помогал мне адаптироваться. Я знала, что могу позвонить в любое время и  он бросит все и поможет.
Недели полторы назад он прилетал в Минск навестить родителей. Мы созванивались, но так и не встретились. Я сказала: ничего, когда нам будет по 50, у нас точно найдется время для встречи. Руслан отшутился: зачем же так долго ждать, давай увидимся в 40...

Юрий Урычев, 20 лет, защитник. Мамин сын

Юрий Урычев, Локомотив, хоккей
Юрий Урычев // Фото: Из личных архивов

Евгений, сосед по двору:

– Мы, соседи, хорошо знали Юру – все же рядом жили, в одном дворе. Льстило, конечно, что вроде был обычный пацан, бегал с клюшкой, играл под окнами. И вот – вырос такой замечательный человек, хороший игрок и любящий сын. Он же единственный у матери. Они жили без отца, как-то справлялись, и на тренировки Юра ездил, и экипировка у него была – несмотря ни на что. А на свою первую премию Юра подарил маме машину. Получил первые большие деньги, и они пошли в магазин. Думали – за новым пылесосом, а оказалось – за новой машиной. Все деньги тогда потратил, но не жалел ни минуты. Заботливый был. Я как вижу их – сын с матерью. Она маленькая, а Юра по сравнению с ней – настоящий великан. Казалось, одной рукой мог поднять ее и нести. Хотел, чтобы за ним она была как за стеной. Но… он сел в тот самолет. Я не представляю даже, как она теперь будет – одна, без Юры.

Владимир Малков, пресс-атташе «Локомотива»:
– Юра не должен был лететь в том самолете. Он был дисквалифицирован в конце прошлого сезона на пять матчей, и дисквалификация еще не закончилась. Но Юра сам решил быть с командой – если не играть, то хотя бы поддержать.

Александр Васюнов, 23 года, нападающий. Светлый ученик

Александр Васюнов, Локомотив, хоккей
Александр Васюнов с фанаткой "Локомотива" // Фото: Из личных архивов

Елена Юрьевна Елисеева, классная руководительница:

– Я знаю Сашу с детства – хоть он и пришел в нашу школу не с первого класса. Сашенька очень светлый мальчик. Улыбчивый, у меня перед глазами так и стоит его улыбка. Но не спокойный, нет. Вместе с еще двумя ребятами они постоянно попадали в какие-то передряги. Я так и говорила – эта «святая троица» спокойно не могла пройти из одного кабинета в другой. То руку сломают, то окно разобьют. А иногда, когда в школе что-то происходило, они сами ко мне приходили и говорили: мол, Елена Юрьевна, вы, наверное, думаете, что это мы виноваты! Но это не мы! Учился не всегда хорошо – у него спорт был на первом месте, мы все это понимали. Но важнее то, что он отвечал за свои поступки. Помню, Саша скинул у меня в кабинете цветок из окна. Случайно, конечно, – облокотился на подоконник, а цветок упал и погиб. Так он мне через несколько дней принес в подарок… кактус! Кактус у меня погиб в прошлом году – даже не знаю, отчего…