Кристина даже предположить не могла, что любимый мужчина, которому она родила сына, так с ней поступит
Кристина даже предположить не могла, что любимый мужчина, которому она родила сына, так с ней поступит // Фото: Личный архив

Эта история напоминала бы сказку о Золушке, если бы не одно но – женатый принц. Отправляясь в Москву из Крыма в 2008-м, 25-летняя Кристина Олейниченко надеялась построить в столице карьеру, обзавестись семьей. Все складывалось замечательно: девушку с двумя медицинскими образованиями взяли в престижную стоматологическую клинику, вскоре повысили до старшей медсестры. В 2010-м по рекомендации пригласили в МЦДИ «Симпладент», предложив более высокую зарплату. Тут-то она и познакомилась с учредителем – 46-летним Евгением Ермаковым. Если бы Кристина представляла себе хоть часть того кошмара, к которому приведет эта встреча, бежала бы на край света. Кража ребенка, уголовное преследование, домашний арест… Отчаявшись, сестра и подруга девушки обратились в редакцию «СтарХита». Вторая же сторона отмалчивается. «Ни я, ни мой доверитель не комментируем ситуацию с Кристиной», – ответила «СтарХиту» адвокат Ермакова Ирина Кузнецова. 

Здравствуй, красивая жизнь

Все началось с ухаживаний и подарков. «Евгений Игоревич, несмотря на статус женатого мужчины, всегда был любвеобильным, – рассказывает «СтарХиту» его коллега Наталья. – Мы вскоре начали замечать, что у Крис стали появляться дорогие вещи – то айфон, то сумка Армани…» В то же время от серьезных отношений с Ермаковым девушка долго отказывалась, принимая лишь презенты и комплименты. Но через год мужчине удалось покорить ее сердце – то ли щедростью, то ли вниманием. 

«Я говорила, что надо с этим кончать: зачем молодой девушке женатый? – говорит «СтарХиту» сестра Кристины Светлана Олейниченко. – Но она заявила: «Свет, я влюбилась!» Через несколько месяцев, в 2011-м, Евгений снял Кристине квартиру у клиники, стал просить родить ребенка. Он никогда не нянчил малышей, общих детей с женой у него нет – только взрослые от первых браков».
Кристина Олейниченко мечтала о счастливой семье и красивой жизни
Кристина Олейниченко мечтала о счастливой семье и красивой жизни // Фото: Соцсети

Кристине на тот момент было 29. Подумав, она согласилась. Но завести ребенка не получалось. «У сестры есть аденома гипофиза, – продолжает Светлана. – При этом заболевании вырабатывается много гормона пролактина, ведущего к бесплодию. Чтобы забеременеть, она встала на учет в «СМ-клинику», где назначили курс лекарств. В октябре 2012 года, узнав, что ждет малыша, Кристина была на седьмом небе от счастья. Рассказала Евгению – он аж прослезился».

На радостях купил и оформил на девушку однушку в Дмитровском проезде, куда приезжал каждый день. 27 июня 2013 года на свет появился сын Ермакова и Олейниченко – Женя. В свидетельстве о рождении мальчика в графе «отец» по настоянию Евгения указали его данные. Мужчина встретил молодую маму из роддома с букетом, привез в квартиру, стал много времени проводить с малышом… Чтобы помогать с новорожденным, туда же въехала и сестра Кристины.

Дитя раздора

«Через год сказке пришел конец – Ермаков перебрал с алкоголем и разоткровенничался с женой, – вспоми­нает Светлана. – Та была в ярости! Приходила к дверям, кричала, угро­жала: «Хочу посмотреть, кого ты нам родила! Да я тебя уничтожу!» Сестра такого напора испугалась, попросила Евгения оградить ее от нападок. Он предложил «запутать след» – пере­ехать в другие апартаменты и сме­нить фамилию, заключив фиктивный брак с его сыном от первого бра­ка Антоном. Законная супруга зна­ла Кристину Олейниченко, а теперь она стала Ермаковой. Евгений приоб­рел двухуровневую жилплощадь за 25 миллионов рублей, а чуть позже, уверяя, что разведется с женой, – огромный особ­няк в поселке Еремино».

Кристина с сыном перебралась в новую квартиру и взяла с собой сестру. На короткое время в их жизни на­ступило спокойствие. Евгений бы­вал каждый день, но продолжал жить с женой. В феврале 2015-го Ерма­ков предложил сестрам отдохнуть от круглосуточного ухода за ребенком – провести пару недель в Тае. Купил путевки. 

«Незадолго до этого он и Крис планировали второго ребенка, – признается Светлана. – Сестра даже делала повторное МРТ головного мозга – анализы были отличные».

Вызвав на подмогу маму из Крыма, они улетели к океану. Но загореть не успели. «Спустя пять дней в труб­ке раздался истошный крик мамы, – продолжает Света. – «Он увез Женю! Украл!» – слезы буквально ее души­ли. Оказывается, няню, которая повела Женечку в школу развития, на улице встретили два джипа: в один кинули ребенка и тут же увезли, в другом перепуганную женщину про­держали два часа. В тот же день явил­ся и сам Ермаков – вместе с четырьмя амбалами, сгреб в кучу все подарки, которые делал Кристине, драгоцен­ности, забрал ее документы, заблоки­ровал кредитные карты». 

Девушки не растерялись – на имев­шиеся наличные деньги купили би­леты и вечером того же дня вылете­ли в Москву. 19 марта, восстановив паспорт, Кристина обратилась в Ха­мовнический суд, но заседания пе­реносили то на месяц, то на два. Все это время девушка тщетно пыталась увидеть ребенка – обивала пороги загородного дома Ермакова, обрыва­ла мобильный телефон. Но на звон­ки неизменно отвечала жена Евгения Игоревича – Ольга Юрьевна Селезне­ва. Лишь однажды труб­ку взял он сам – назначил ей встречу в клинике. «В кабинете сестру встре­тили куча охраны, адво­кат, сам «похититель» и его супруга, – рассказы­вает Светлана Олейни­ченко. – Разговора не по­лучилось. Зато через три дня Кристине пришла повестка – 116 статья, мол, она кидалась на закон­ную супругу Ермакова с ножницами».

Сама Ольга Юрьевна, которая по сей день воспитывает малыша, счита­ет, что Кристина плохо обращалась с сыном. 

«От нее нужно было толь­ко одно – заниматься ребенком, – по­делилась Селезнева в социальных сетях. – Ее это не устраивало. Отец долго терпел недопустимое отноше­ние, пытался вытащить какие-то материнские чувства. Все тщетно. В конце концов она бросила сына. По­чему нельзя было взять мальчика с собой? Почему сразу после приез­да она не пришла за ним к отцу. Сво­им поведением она показывает лишь одно – ребенок интересен, когда он дает доход».

В то же самое время сын Евгения, Антон, подал заявление на раздел совместно нажитого в браке с Кри­стиной имущества – отсудить ему удалось лишь четверть той самой двухуровневой квартиры. Половину Олейниченко давно оформила на маленького сына, поэтому претендо­вать мужчина мог только на остав­шуюся часть. 

«Ермаков – страш­ный человек, он пытался сделать все, чтобы на суде не оставить се­стре шансов, – считает Светлана. – Выставить беженкой без собствен­ной жилплощади, да еще и буйной. В ноябре прошлого года судья, несмо­тря на все справки, предоставленные Крис, – с работы, из психоневрологи­ческого диспансера, а также о нали­чии доли в большой квартире, – вы­нес решение в пользу отца мальчика. Мол, у папы ему будет лучше, а де­вушке проще еще родить». 

Кристина не опустила руки, пода­ла все возможные апелляции, кас­сационные жалобы. Но и Ермаков не остановился на достигнутом.

«На просьбы подруг дать матери увидеть сына отвечал лишь: «Она мне нуж­на либо мертвая, либо в психуш­ке, либо в тюрьме», – делится Свет­лана. – И, видимо, решил воплотить в жизнь третий вариант. В апре­ле 2016-го было возбуждено уголов­ное дело о мошенничестве в особо крупных размерах – яко­бы сестра заняла у него 7,5 миллиона рублей на покуп­ку той первой одноком­натной квартиры.
В сентябре 2016-го в поддержку оказавшейся в СИЗО Кристины Олейниченко был организован пикет
В сентябре 2016-го в поддержку оказавшейся в СИЗО Кристины Олейниченко был организован пикет // Фото: Личный архив

«После того, как ему дважды от­казали в прокуратуре, даже расписку с подпи­сью нашел – естествен­но, фальшивой. Мы в данный момент ждем результатов экспертизы. Причем сначала сестру, ничего не подозревающую, вызвали на допрос как свидетеля, а пока она лежала в больнице с острой пневмо­нией, перевели в обвиняемые».

Чтобы поправить здоровье, девуш­ка поехала в Анапу. Вернувшись же, попала прямиком в СИЗО. Оказы­вается, Кристину объявили в меж­дународный розыск, решив, что она «бежала» от следствия за границу. Светлана в тот же день обратилась в общественную организацию «Права родителей». И адвокат Максимили­ан Буров, который помогает многим матерям, оказавшимся в подобной си­туации, взялся за их дело. Был орга­низован пикет. Меру пресечения уда­лось изменить на домашний арест. «Мы боремся! И не сдадимся, – уве­ряет Светлана Олейниченко. – Го­товы к детектору лжи… По сей день Кристине так и не удалось увидеть сына».