Через месяц после рождения Андрея, от которого отказались генетические родители, Зинаида почувствовала – он ей родной
Через месяц после рождения Андрея, от которого отказались генетические родители, Зинаида почувствовала – он ей родной // Фото: Николай Бокатов

Мама в кадре кормит грудничка, пеленает, говорит, как он любит, когда его гладишь по лобику… Зинаида Ракова три года назад в эфире ток-шоу «Пусть говорят» рассказала историю, как она стала суррогатной мамой, девять месяцев вынашивала Андрея, но генетические родители не забрали его. Она решила воспитать малыша сама. Ее не остановило даже то, что у них с мужем Денисом двое детей, а живут они от зарплаты до зарплаты.

«СтарХит » узнал, как дела у Зинаиды. Связаться удалось не сразу – в ответ все время слышали: «Аппарат абонента выключен…» И вдруг прислала SMS: «Привет! Я готовлюсь к родам».

Оказалось, Зинаида снова решилась на сурматеринство. И буквально через несколько дней появится на свет «заказная» двойня.

– Двоих носить, конечно, тяжелее, чем одного, но ничего, пока справляюсь, – делится 35-летняя женщина. – Я благодарна этим людям, что именно мне доверили выносить и родить деток.

Новые биологические родители всю беременность с ней на связи, заботятся. Зина рассказывает о них с осторожностью – не хочет повторения той, первой, истории…

Хотела, как лучше

В первый раз устроившись в сурмамы, Зина не скрывала беременность – в их небольшом сел е все друг друга знают. Жил ищные проблемы ее семьи как на ладони. В трехкомнатной хрущевке ютились она, муж Денис, двое детей – дочка Лена и сын Кирилл, мама Зины, отец-инвалид и три младших брата. Заработать хоть какие-то деньги ездили в областной центр Ульяновск: Зина рабо тала в городе уборщицей, а Денис чинил машины.

– Я почку готова была продать, чтобы квартиру купить, – вспоминает Ракова. – Увидела по телевизору передачу о суррогатном материнстве. Нас троилась и дала объявление в Интернете.

На нее вышла посредница по имени Наталья, она же отыскала и семью предпринимателей, которые давно мечтали о детях. Согласились на основные условия Зинаиды: 15 тысяч рублей на ежемесячное содержание и окончательный гонорар – 650 тысяч рублей.

– Этой суммы плюс мой материнский капитал – чуть больше 365 тысяч – как раз хватило бы на двух- или даже трехкомнатную квартиру, у нас в селе они недорогие, – продолжает Ракова. – Когда пришло время ехать на процедуру, мы с мужем поругались. Денис был против моей затеи, но потом все-таки смирился.

Как оказалось, подсадку сделали не только Зине, а еще девушке из Липецка.

– Появление второй сурмамы меня насторожило. Но посредница успокоила - мол, будущие родители страхуются, плод не всегда приживается.

В итоге забеременели обе, и родители… выбрали двойню, которую носи ла липчанка. Зина говорит, что потом пообщалась с ней: она благополучно родила двоих детей и получила гонорар.

– Мне же «заказчики» отдали всего три раза по 15 тысяч рублей. А потом посредница сообщила по телефону, что в моих услугах больше не нуждается. Я не поверила! Потом услышала то же самое от генетического отца и бабушки – в кабинете юриста клиники, где нам делали процедуру. Мне говорили, чтобы я прервала беременность, но срок был почти 21 неделя, для аборта поздно. Я до последнего надеялась, что родители заберут малыша.

Денис, муж Зинаиды, с самого начала был против затеи жены стать суррогатной мамой. Но потом во всем ее поддерживал. В том числе в студии «Пусть говорят», где они рассказали свою историю
Денис, муж Зинаиды, с самого начала был против затеи жены стать суррогатной мамой. Но потом во всем ее поддерживал. В том числе в студии «Пусть говорят», где они рассказали свою историю

На нет и суда нет

Когда Андрею было уже два месяца, биологические родители попытались его вернуть. То ли совесть замучила, то ли впечатлились, увидев малыша по телевизору в эфире «Пусть говорят».

– Уговаривали меня отдать сына, миллион заплатить обещали. Но я отказалась. Не поверила им. Слишком уж неправдивыми показались их слова о том, что родители о существовании малыша не знали. Вроде как думали, что я сделала аборт. А я сначала прикладывала Андрея к груди и думала: не мой сын! Но уже через месяц после рождения почувствовала – он для меня самый родной, – рассказывает Зина.

Вскоре на Зину подали в суд. По законод ательству РФ матерью ребенка считается та, которая его родила. Прошли все инстанции, но Ракова выиграла три процесса подряд. Биологическим родителям не помогли даже дорогие адвокаты. Дело дошло до Конституционного суда – но и он в иске отказал. Вынес решение – оставить малыша суррогатной матери.

После рождения третьего ребенка, по программе «Поддержка многодетных семей», от правительства области Раковой дали 100 тысяч рублей, выделили участок земли в 15 соток в родном совхозе. И вот чтобы построить на нем большой дом, женщина... снова решила пойти в сурмамы! С парой, которая хотела иметь детей, Зина познакомилась в Интернете. Рискнула еще раз, даже не вносила в стандартный договор дополнительные пункты, чтоб както себя подстраховать.

– Ой, так хочется, чтоб все хорошо сложилось и я бы получила гонорар, – мечтает Зина перед родами. – Мы начали бы строительство нашего дома и через год-два перебрались бы всей семьей в него жить.

Пока мама в отъезде, дома порядок наводит 12-летняя Лена, мамина помощница. Она ходит в школу, а 6-летнего Кирилла и 3-летнего Андрея папа водит в детский сад.

– Может быть, я когда-нибудь еще дочку рожу, муж просит, или возьмем из детского дома. Я очень счастливая жена и мама троих детей – обожаю их и не представляю жизни без них! – говорит Зинаида.

Знакомство с родителями

Не все истории заканчиваются так, как у Зинаиды. О проблемах программы сурматеринства в нашей стране рассказал «СтарХиту» Константин Свитнев, гендиректор компании «Росюрконсалтинг», специалист по репродуктивному праву.

«Согласно Семейному кодексу РФ, где оговорен порядок регистрации суррогатных детей, матерью малыша является женщина, которая произвела его на свет. Генетических родителей вписывают в свидетельство о рождении их ребенка только с ее согласия. И в этом вся проблема. Страдают и сурмамы, когда заказчики не хотят брать больного ребенка и платить ей компенсацию, и генродители, которых шантажируют недобросовестные сурмамы.

Вспоминаю супругов из Москвы, для которых помощь сурмамы была последним шансом: врачам удалось получить всего три эмбриона, а вскоре после их криоконсервации у жены прекратился цикл. Беременность у суррогатной мамы наступила с первой попытки, на УЗИ подтвердилась двойня. А на 9-й неделе девушка заявила, что ее зовут нефтяники из Сургута, которые когда-то обещали ей за вынашивание ребенка 3-комнатную квартиру. И что нынешнюю беременность она вправе прервать, «если, конечно, у вас не будет лишней квартиры в Москве». Пара переписала на вымогательницу свою «двушку», а сама со своими малышами снимает жилье.

Если вы хотите быть уверены в том, что сурмама не присвоит вашего ребенка, ищите ее на Украине, в Белоруссии, Казахстане, Киргизии или Армении. Там на законодательном уровне закреплено право генетических родителей на малыша. Кстати, и обойдется это дешевле – от 600 тыс. руб. за все услуги. А в нашей стране процедура обходится генродителям минимум в 1 млн руб.: каждая процедура ЭКО – от 80 тыс. (первая не всегда удачна), вынашивание – 600 –700 тыс. Плюс услуги адвоката, нотариуса, расходы на ведение беременности и роды...

Как свести все риски к минимуму, «СтарХиту» рассказывает председатель коллегии адвокатов «Голд Лекс» Татьяна Акимцева – адвокат, которая оказывает юридические услуги представителям шоу-бизнеса, в том числе Кристине Орбакайте, Филиппу Киркорову, Яне Рудковс кой, Евгению Плющенко.

«Правовые аспекты суррогатного материнства расписаны в разделе 4 Семейного кодекса РФ, а также в приказах и правилах Минздрава России от 4 августа 2012 года. Изучите их вместе с юристом. Кстати, ознакомьтесь и со списком «черных сурмам»-обманщиц: его завели и пополняют в Интернете пострадавшие заказчики.

Для успеха вашей программы нужны: юридическая фирма, способная грамотно прописать договор, клиника с современным медоборудованием, здоровая сурмама до 35 лет, имеющая хотя бы одного здорового ребенка. Если она замужем, к договору обязательно прикладывается письменное согласие ее мужа на участие в программе.

Договор должен быть официальным – никаких устных договоренностей! Документально пропишите все риски, в том числе одновременное оплодотворение нескольких сурматерей. В законе не сказано, что заказчик имеет право выбирать лучший вариант. Но сурмама должна быть согласна с прерыванием беременности на разрешенных законом сроках, пропишите сумму ее компенсации за это. Заключая договор «О предоставлении услуг суррогатного материнства», юрист медклиники вносит в базу паспортные данные и генродителей, и сурмам. Но будущая роженица подписывает договор, не видя данных заказчика во избежание шантажа с ее стороны. А генетические родители, напротив, могут и должны проверить все ее данные.

Даже если риски не прописаны, но родители отказались от ребенка, сурмать вправе потребовать обещанные деньги через суд. Тесты ДНК ей делать не надо, ведь в договоре есть данные, кто сдавал генматериал. Если заказчик будет настаивать: «Это не мой ребенок!», суд назначит генетическую экспертизу. А если мужчину признали отцом, то он по закону будет иметь не только обязанности (например, по алиментам), но и права на ребенка, на общение с ним.

Больного или здорового, генродители должны забрать ребенка у сурмамы. Если после отказа генродителей ребенка успели документально записать на сурмаму, ее уже невозможно лишить родительских прав, даже если заказчики передумали. Суд может только позволить им видеться с ребенком с разрешения сурмамы.

А если заказчики игнорируют решение суда об оплате услуг сурмамы? По ее заявлению выносится судебное решение и возбуждается исполнительное производство у судебных приставов. Накладывается арест на имущество заказчиков, запрет на их выезд за границу. Выставляются сроки для возмещения ущерба. Если и тогда нет реакции, вступает в силу уголовная статья – за неисполнение решения суда.

С другой стороны, если сурмама в установленные договором сроки не подписывает согласие на запись родителей-заказчиков по суррогатной программе в книгу записей о рож дении ребенка, она лишается всех компенсаций, вознаграждения – возвращает всю сумму расходов, понесенных генродителями.

Как вы относитесь к суррогатному материнству, и должно ли государство развивать эту программу? Ждем ваших историй по адресу redactor@starhit.ru с пометкой «А что думаете вы?».