Семья Ойгена Мартенса не смогла прижиться в Кыштовке
Семья Ойгена Мартенса не смогла прижиться в Кыштовке // Фото: Соцсети

История семьи Мартенса облетела полосы российских и зарубежных газет зимой этого года. Немец Ойген, его десять детей и супруга сбежали из города Эслое после инцидента, произошедшего в школе дочери Мелитты. Девочка отказалась посещать уроки сексуального просвещения. За это неповиновение местным правилам родители были обязаны заплатить штраф, однако они отказались. Ойген собрал всю семью и принял решение переехать в деревню Кыштовку под Новосибирском.

Неоправданные надежды: почему семья Ойгена Мартенса вернулась в Германию

Известно, что Мартенс и его жена жили в России, когда были маленькими, поэтому понимали, что их ждет на исторической родине. Однако условия в деревенском доме оказались не самыми лучшими. Как утверждали люди, живущие в этом же населенном пункте, в помещении было холодно и не хватало мебели, чтобы расположиться всей семье. Вероятно, спустя время Ойген понял, что они не смогут адаптироваться к российской действительности и начал собираться обратно. В конце февраля Мартенсы вернулись в Германию.

Журналисты решили расспросить местных в Эслое о том, кто такой Ойген и как отнеслись к его возвращению другие жители города. 

«Я хорошо знаю этого Мартенса. С головой у него точно не все в порядке. С четырнадцати лет жил в Германии. Хорошо на ногах стоял: дом собственный построил, грузовик купил, и специальность была, и работа хорошая. Детей десять человек нарожал, и вдруг обиделся на Германию за то, что в четвертом классе его дочке собирались рассказать, как и почему рождаются дети. И от такой обиды рванул в Сибирь, даже не прихватив теплой одежды не только себе, но и детям. Это в декабре-то! Теперь вот прячется ото всех», - рассказал водитель автобуса.
Семья Мартенса
Семья Мартенса // Фото: Соцсети

По словам мужчины, Ойген и его семья избегают людей. Российские журналисты решили обратиться к коллегам из «Westfalenpost». Один из редакторов издания сообщил, что никаких шансов пообщаться с Мартенсами нет. Сотрудники иностранных СМИ утверждают, что семья Ойгена не вставала на учет и нигде не прописывалась после возвращения. Тем не менее они посоветовали обратиться в церковь, которую посещали мужчина и его супруга.

В религиозное заведение «Organischen Christus-Generation», где состоят приблизительно две тысячи человек, журналистов пустили. Светловолосая девушка, дочь старосты церкви, которая встретила корреспондента, лишь таинственно улыбалась, но о Мартенсах ничего не говорила. К тому же, она запретила себя фотографировать. Мама девушки Лиля оказалась более сговорчивой. Женщина объяснила, что родной брат Ойгена живет в трех минутах ходьбы от их церкви, однако он злоупотребляет алкоголем, поэтому вряд ли откроет дверь. Мать супруги Ойгена Луизы с фамилией Бошман живет в большом доме, который находится в двух километрах от «Organischen Christus-Generation».

В первом из указанных мест дверь никто не открыл. Около коттеджа на Розенштрассе немец сообщил, что семья Бошман живет именно здесь. В доме, где живут Мартенсы, звонок у входной двери был заклеен скотчем и на нем висела табличка «Не звонить». Женщина, открывшая дверь, вероятно, оказалась родственницей Луизы. Она отказалась говорить по-русски, но и по-немецки резко ответила, что не будет ничего рассказывать о Мартенсах. К тому же, она пригрозила, что вызовет полицию, так как устала от пристального внимания журналистов. Как сообщил корреспондент Sobesednik.ru, враждебно настроенная жительница дома попросила покинуть их порог. 

Напомним, что во время пребывания на территории России семья Ойгена Мартенса получила по 15 тысяч рублей на каждого ребенка по программе «Соотечественники». По закону, теперь они должны вернуть деньги государству. Мужчина обещал выполнить предписание, но пока никаких обратных выплат не последовало.