Екатерина Воронина
Екатерина Воронина // Фото: Алексей Бородин

Рев моторов, взлет… «Я не успела испугаться и даже не поняла, что меня ждет», – вспоминает 27-летняя балерина Екатерина Воронина. Девять лет назад 7 апреля близкий друг-пилот решил сделать ей сюрприз. Они поехали на аэродром в ста километрах от Москвы, якобы к друзьям. Но уже на месте оказалось, что Кате придется прыгать.

«Примерно минута свободного падения, около трех под куполом... Это был полнейший восторг, я влюбилась в авиацию. Решила, что буду продолжать», – делится Катя со «СтарХитом».

Свободное падение

За две недели Воронина прошла курс обучения. «В небе легче, чем на сцене. В воздухе не задействованы стопы, которые у танцовщиц страдают больше всего. По сути, делаешь то же самое, но не испытываешь боль». Катя танцует с трех лет, ее бабушка – балерина Людмила Кантемирова. «Меня не заставляли, просто отдали в детский коллектив, – вспоминает Екатерина. – В четыре года я впервые вышла на сцену Зала имени Чайковского». В 12 лет Воронина поступила в хореографическое училище. «Пришлось сменить школу. На самом деле это было даже удобно – она находится напротив Зала Чайковского, где проходили репетиции. Жили мы с родителями недалеко от Кропоткинской, каждое утро я садилась на троллейбус и по Садовому кольцу доезжала до Маяковки, дальше пешком. С девяти до двух часов уроки, час перерыв, а потом до семи вечера занятия в училище. Нагрузки были большие, помню, весь первый курс думала – все, сегодня последний день, завтра заберу документы».

После окончания училища Воронина стала работать в Ансамбле Игоря Моисеева – ведущем коллективе страны. «Балет – это труд. Прыжки с парашютом, пилотирование самолета – отрыв. Кто-то отдыхает на даче, а я на выходные уезжала на аэродром. После шести дней репетиций получала полное расслабление. Естественно, когда начинаешь прыгать, задумываешься о комбинезоне. Сначала я брала одежду напрокат. Со временем поняла, в чем удобнее, и сделала заказ в парашютном ателье. Озадачила швей – пересмотрела множество костюмов европейских звезд фристайла, пришла и сказала: вот так хочу – с крыльями-стабилизаторами, брюками в обтяжку. Они ответили: мы такого не делали, но хорошо, попробуем. Костюм стоил порядка семи тысяч рублей, и это был мой первый опыт в моделировании». Воронина вышла замуж, вскоре поняла, что беременна.

«На самых ранних сроках сделала шесть прыжков. Всегда была готова подниматься в небо в дождь, ветер. Но все изменилось. Появилась ответственность не только за себя. Танцевать перестала на четвертом месяце беременности – не застегивался костюм. Сказала, что больше не могу, мне стали давать более легкий репертуар».
Надежда Яхнич в комбинезоне от Екатерины Ворониной
Надежда Яхнич в комбинезоне от Екатерины Ворониной // Фото: Алексей Бородин

После рождения дочери Дианы в июле 2009 года Катя не спешила возвращаться из декретного отпуска, а прыгать вновь начала только два года спустя.

ВТОРОЙ АКТ

«В 2011 году не стало папы. Я сильно переживала, много думала, мне казалось – все идет не так. Осознала, что нужно многое поменять. Поняла, что хочу развестись, так как мне нужен более надежный человек рядом, и сменить работу».

К окончанию карьеры подтолкнули и проблемы со здоровьем. В 2012-м из-за больших нагрузок у балерины начало болеть колено.

«Я просила администрацию убрать часть репертуара, чтобы восстановиться, – вспоминает Екатерина. – Но мне ответили – танцевать некому. Каждое утро доктор делал укол, боль у ходила, и я репетировала, выступала».

«У Дианы, как и у меня в детстве, мало свободного времени: музыка, танцы, шахматы – расписание очень плотное»
«У Дианы, как и у меня в детстве, мало свободного времени: музыка, танцы, шахматы – расписание очень плотное» // Фото: Алексей Бородин

Через несколько месяцев, 15 января 2013 года, Кате сделали операцию на мениске, она заново научилась ходить и даже вновь вернулась на сцену, но проработала только до сентября. «Увольняться было не страшно – я больше года преподавала в частных школах, занималась с детьми». Среди воспитанников Ворониной – Маргарита, дочь певицы Жасмин, Ева, дочка Шуры Би-2, Эстелла и Элина, наследницы Михаила Галустяна.

«Во всех студиях не нравился подход к детям. У меня есть психологическое образование и ребенок. На все мои вопросы руководство отвечало – у каждого свой метод работы. И я решила, что лучше все сделаю сама – так, как я вижу».

Два года назад Воронина открыла свои студии балета. Они стали приносить неплохой доход, и Катя смогла вернуться к любимому занятию – полетам.

«Помню, как-то приехала на аэродром, остановила машину и поняла: я дома, – делится балерина. – Пока только пилотирую самолеты. Сейчас авиацией в основном интересуются финансово обеспеченные люди. Минимальная стоимость обучения и лицензия – это 700 тысяч рублей. Самый простой самолет – порядка 3–4 миллионов. Естественно, этим людям важно, как они выглядят. Я начала с того, что решила провести тематическую съемку: самолеты, аэродромы легко нашла, а вот с одеждой возникли проблемы. В Европе все хорошо с летными костюмами. А у нас – наследство советского времени. Конечно, эта одежда удобная, проверенная десятилетиями. Но выглядит она скучно».
Кроме летных комбинезонов, курток, Катя занимается дизайном сумок
Кроме летных комбинезонов, курток, Катя занимается дизайном сумок // Фото: Алексей Бородин

Катя создала эскизы и стала самостоятельно отшивать летные комбинезоны, вкладывала в это все заработанные деньги. Первую коллекцию в стиле милитари после фотосессии выкупила авиакомпания.

«Появилась идея для новой съемки –для каждого типа самолета сделать свой образ: например, самолет-амфибия – это статный мужчина в таком брутальном комбинезоне, спортивный самолет – подтянутая молодая девушка. Эту роль я предложила чемпионке по пилотажу Надежде Яхнич. Она согласилась, ее комбинезон шили в ателье, которое специализируется на пошиве горнолыжных костюмов. Швеи сомневались, но потом взялись за заказ. Когда все было готово, моя знакомая художница на спине сделала ручную роспись в стиле поп-арт – картинка и фамилия Нади. Получив комбинезон, она была в диком восторге. Стоимость полтора года назад – $600, если сравнивать с европейскими ценами – это средняя цена. Единственное, о чем я попросила Надю – когда она разместит фото в фейсбуке, сделать активную ссылку на мой профиль. Пошел просто нереальный поток заказов».

Катя признается, что ей элементарно не хватает времени. «Мне нужны помощники. Но пока не нашла людей, которые так же, как я, контролировали бы процесс. У меня до сих пор нет сайта, займусь им в ближайшее время. Часто спрашивают лукбук, приходится каждый раз готовить письмо, а обновлять информацию в онлайн-магазине намного проще».

В личной жизни тоже все наладилось. «Сейчас рядом со мной именно такой мужчина, который нужен. С Александром мы познакомились еще в школе. Но тогда меня привлекали мужчины постарше. Как показало время, физический и психологический возраст – это разные вещи. Александр поддержал меня во время развода. И у нас начались отношения. Я рада, что рискнула всем ради новой жизни… Она такая, как хочется мне, а не как надо».