Софья Татаринова занимается фотографией уже шесть лет. Первую выставку Соне организовали друзья – в конце прошлого года, в московской галерее «Глаз»
Софья Татаринова занимается фотографией уже шесть лет. Первую выставку Соне организовали друзья – в конце прошлого года, в московской галерее «Глаз» // Фото: Личный архив Софьи Татариновой

Боль наполнила тело от макушки до пальцев ног, но сознание Соня не потеряла. Ее вытащили из покореженной легковушки, положили на землю, подстелив коврики-пенки, которые она же и захватила в поездку. Соня смотрела то в небо – на облака и яркое солнце, то на суетящихся вокруг друзей, то на медленно стекающую с черного багажника струйку кефира. Рядом кто-то кричал в трубку: «Скорая»! У нас авария, пострадала девушка, 28 лет…»

12 июня 2013 года друзья-фотографы отправились из Москвы во Владимирскую область – на Черное озеро. Загрузили в багажник аппаратуру, пакеты с продуктами. Вез их на своей иномарке знакомый Татариновой, водитель Павел Хохряков. Но добраться до места им не удалось: на перекрестке в районе Петушков в них врезалась машина – прямо со стороны Сони.

У нее оказался перелом таза и руки, это не считая мелких травм. Месяц в больнице: +30°C за окном, а на подоконнике и тумбочке – букеты ее любимых пионов от друзей. Следующий месяц дома, постельный режим. C сентября по декабрь – реабилитационный центр в подмосковной Рузе. И все это, к досаде Сони, вместо работы над фотовыставкой, которой она отдала три с половиной года, мотаясь из Москвы в далекие удмуртские деревни.

Сказка про темноту

Все началось в 2010 году, когда преподаватель Владимир Куприянов взял десяток студентов фотошколы Родченко в арт-тур по Предуралью. Соня сошла с поезда – и ахнула, увидев вдалеке огромную круглую радугу. По деревням, стоящим на холмах в окружении древних лесов, столичных студентов развозили на автобусе. К приезду гостей местные хозяйки напекли табани (пышные блины), перепечи (пироги, фаршированные грибами с яйцом) и кыстыбыи (картофельное пюре, завернутое в тонкое пресное тесто). Заварили чаи с целебными травами и малиной. А ягод в здешних лесах летом завались. Впрочем, лес вызывал у Сони животный страх. С того самого момента, когда от экскурсовода девушка узнала: Удмуртия занимает первое место в стране по числу самоубийств.

«За столом Альфина, хозяйка избы, в которой мы остановились, стала рассказывать о себе, – делится со «СтарХитом» Софья Татаринова. – Она прожила с супругом 20 лет. Дети выросли и уехали в город. А они с мужем каждый год подращивали теленка, к зиме его продавали и на вырученные деньги жили. И вот выдался год, когда теленок пропал. То ли заблудился в лесу, то ли украли. Расстроенный муж ушел в сарай и повесился. Вот такая страшная сказка для студентов. Был поздний вечер, за окном – темень. Помню, я подумала: как же ей не страшно одной здесь жить?..»

Трагические истории случались едва ли не в каждой деревне. Муж красавицы Надежды тоже затянул петлю на шее. И лишь спустя годы она узнала, что соседка распускала о ней слухи – мол, неверна Надя мужу. А тот поверил. Другую, Ирину, смертельно больной супруг решил взять с собой на тот свет: разогнавшись на мотоцикле, свернул с моста в реку. Она выпала с заднего сиденья, осталась жива. А он утонул… Соня каждый случай принимала близко к сердцу. Может быть, потому, что когда-то ее родители развелись – и она чувствовала, как бывает одиноко маме. А может, от того, что когда-то она слишком переживала за коллегу-ровесницу, у которой погиб муж.

«Когда интересуешьс я какой-то темой, она сама тебя начинает находить, – рассказывает Татаринова. – Я стала изучать удмуртскую культуру, узнала, как трепетно этот народ относится к природе. Оказывается, у них есть священные рощи, где по сей день шаманы проводят языческие обряды. В лесах они знают места с темной энергетикой, в ту сторону даже смотреть страшно, не то что оказаться в гуще».

Соня снова и снова приезжала в Удмуртию с чемоданом аппаратуры, студийными лам пами, штативами и стойками – снимала лица вдов, несущих скорбь. Жила в их домах, копала с ними огород под картошку, разговаривала. Для Татариновой причины суицидов были очевидны: отсутствие работы, невозможность обеспечить семью и много самогона. Но почему им легче убить себя, чем что-то изменить?..

В Москве вдовы приходили к ней во сне. Однажды пообещали: мы будем тебя оберегать! Позже в больнице Соня вспоминала тот сон. В аварии она оказалась единственной пострадавшей. Значит, не уберегли? А может, она просто подхватила в колдовских местах «вирус» несчастья? Девушка отгоняла мистические мысли прочь. По большому счету ей все же повезло – могла и не вернуться домой. А ведь она, уезжая в тот день, так спешила, что толком не попрощалась с мамой, не обняла и не сказала, как сильно ее любит.

Под другим углом

Каждый месяц на восстановление, включающее лечебную физкультуру, сеансы массажа, занятия в бассейне, у Сони уходит больше 80 тысяч рублей. Вскоре после аварии водитель машины, в которой она ехала, заплатил ей около 170 тыс. рублей. Однако когда стало ясно, что потратить на реабилитацию придется в разы больше, Татаринова подала иск в суд и попросила взыскать с виновника аварии 1 млн рублей. Прошло уже шесть заседаний, но вынесение приговора откладывается: Соню каждый раз отправляют за новыми справками.

Когда иссякли денежные запасы семьи, Соня обратилась к друзьям через соцсеть. Одни перечислили средства. Другие организовали аукцион – продали свои картины и фото – и заработали для Сони 2 млн 400 тысяч рублей. Она даже смогла съездить в реабилитационную клинику в Анталии. Не раз Соне звонили ее «модели» из Удмуртии: «Приедешь – мы тебя к шаману сводим, о болезнях забудешь!» Она смеялась, благодарила, но отказом не огорчала, хотя предпочитает доверять докторам.

«Тело преподносит сюрпризы. Иногда не то что ходить – лежать и сидеть не могу, – говорит Соня. – Увы, последствия аварии придется исправлять годами, понадобится протезирование. Хожу я криво, в руке – пластина. А еще не смогу родить без кесарева. Здоровому бывает сложно понять больного. Я стараюсь помогать тем, с кем судьба столкнула в реабилитационных центрах. Мы переписываемся, поддерживаем друг друга. Они были очень рады, узнав, что моя фотовыставка «Удмуртия. Родниковый край: взгляд на жизнь в российской глубинке» все-таки состоялась. Друзья помогли подготовить экспозицию, она прошла с 25 декабря по 18 января в галерее «Глаз» на Малой Ордынке».

Судьба каждой Сониной героини подана как документальное свидетельство пережитой ими трагедии, которая перевернула их жизнь. Теперь Татаринова и сама знает, каково это. Обо всем, что произошло и что удалось понять, Соня начинает писать книгу. А проиллюстрирует ее своими фотоработами. Возможно, начнет с радуги, которой девушку когда-то встретила Удмуртия… 

Для тех, кто хочет помочь Софье Татариновой, мы публикуем ее счет на ресурсе «Яндекс-кошелек»: 4100 1203 0733 878.