Ринат Каримов
Ринат Каримов // Фото: Личный архив Рината Каримова

«Узнав о лимфоме, сильного страха я не испытал, – рассказывает «СтарХиту» 31-летний тату-мастер Ринат. – Четко отдавал себе отчет, что от любой болезни есть лечение. Посмотрел на ситуацию с точки зрения вызова, нежели трагедии. В то же время на задворках сознания была мысль, что лекарство может и не помочь. Я продолжаю жить с этим, ведь ремиссия – не полное выздоровление, есть вероятность рецидива. И никогда не забуду тот осенний день, когда вышел от врача, сел на пол и впервые за 10 месяцев заплакал – от счастья.

Самое сложное было – сказать близким: переживал, что напугаю их. Первой сообщил своей девушке Юле, потом родителям. Те сразу засобирались приехать из Кировской области. Но я запретил, так как настраивался на борьбу, а у них эмоции, слезы. Девушка при мне не плакала – я вообще запрещал себя жалеть: мол, не рыдаете же вы, когда у кого-то понос или ОРВИ?! Я завел блог в Instagram, где пообещал надрать лимфоме задницу онлайн, – сейчас в нем 90 тыс. подписчиков. Посоветовавшись с врачами, узнал стоимость шести курсов химии и разместил там объявление о сборе денег – я понимал, что работать теперь не смогу, а лечение дорогое. Буквально за неделю нужную сумму – миллион рублей – мне перечислили неравнодушные со всего мира.

Свои больничные будни Ринат транслировал в Интернете
Свои больничные будни Ринат транслировал в Интернете // Фото: Личный архив Рината Каримова

Больше всего скучал по морковке и яблокам, так как не мог есть твердую пищу. От химии был серьезный побочный эффект – стоматит: это когда больно не то что говорить, даже шевелить языком. Хрустящая пища приходила ко мне во снах. А все, что я ел во время болезни, теперь ненавижу: каши, термически обработанные овощи, детское питание. Сейчас радуюсь каждому огурчику. Еще больше полюбил книги. В больнице на них не хватало мозга, химия его сильно угнетает. Я не мог читать, чувствовал себя глупейшей из блондинок, потому что реально видел в книгах фигу. Понимал только комиксы с картинками.

В моих планах создать семью. Незадолго до того, как я узнал о болезни, собирался сделать предложение Юле, мы вместе уже шесть лет. Сейчас жду января, когда будет контрольная диагностика, и потираю ладошки. Юля все это время разрывалась на две части: между работой и мной. Каждый день приезжала в онкоцентр. Безумно ей благодарен».