Юрий Алексеев
Юрий Алексеев // Фото: Личный архив

Подводных дел мастер

Художник-экстремал Юрий Алексеев живет в небольшом городе Байкальске, в 150 километрах от Иркутска.

– Пишу картины на глубине десять метров, на дне Байкала, – рассказал 50-летний мастер «СтарХиту». – В 2011 году знакомые во время погружения нашли кувшин с монетами и попросили его нарисовать. Я решил воссоздать подводную атмосферу – набрал камней и песка. Фон – подводный пейзаж – пришлось срисовать с фотографии. Получилось натурально и необычно. Друзья увидели получившуюся картину и предложили: «Юра, давай попробуем рисовать под водой». Алексеев подумал, а почему бы и нет, на глубине даже свет по-другому рассеивается. Через несколько недель художник пошел на курсы дайвинга – учился погружаться, запоминал правила техники безопасности, а потом около года нарабатывал технику рисования под водой.

– Возле Байкальска дно озера мне не нравится: во-первых, мелководье, во-вторых, много мусора, – продолжает Юрий Алексеев. – Так что рисовать езжу на машине на противоположный берег Байкала в поселок Листвянка, это около 210 км в одну сторону. Езжу не один – по технике безопасности при погружении нужно, чтобы рядом были двое помощников. Первая проблема, с которой столкнулся, – не смог рисовать, потому что холст всплывал. На месте ничего сделать не удалось, поэтому мы собрались и поехали обратно. Дома нашел решение – утяжелил холст свинцом. Через неделю вновь поехали, погружаюсь и выясняю – краска из тюбика не давится… Намучился: то кисточки всплывают, то картина на воздухе под воздействием кислорода моментально темнеет.

«Байкал очень аскетичен, в нем нет красивых водорослей, ярких рыб, – делится Юрий Алексеев, – зато можно увидеть православный крест, поставленный в память о погибшем дайвере, старинный якорь, пролежавший на дне более ста лет, затопленные лодки»
«Байкал очень аскетичен, в нем нет красивых водорослей, ярких рыб, – делится Юрий Алексеев, – зато можно увидеть православный крест, поставленный в память о погибшем дайвере, старинный якорь, пролежавший на дне более ста лет, затопленные лодки» // Фото: Андрей Некрасов

Со всеми трудностями Юрий справился, но теперь секреты технологии не рассказывает. На написание одной картины у него уходит максимум 1 час 20 минут – на столько хватает кислородного баллона.

– Любовь к рисованию у меня с детства, – признается Юрий. – В седьмом классе на обложке учебника литературы нарисовал звездное небо и написал заголовок «Научная фантастика». Шедевр не оценили – неделю мыл в классе полы. После школы Юрий поступил в техникум, стал гидрологом. Потом пошел служить в армию, в спецназ ВДВ, в свободное от службы время создавал наглядные пособия по политподготовке.

– Чем бы ни занимался, всегда рисовал, – говорит Алексеев. – Даже когда заболел в 1998 году. Вроде бы сильно простудился, кашлял. Врачи лечили грипп, ангину, ОРВИ… Но ничего не помогало. Отправили в Иркутск, а там поставили диагноз – рак лимфатической системы. Год лечился. Меня поддерживали любимая жена Елена, дочери Маргарита и Лиля. Было очень тяжело, на все восемь сеансов химиотерапии брал ящик с красками, холсты и рисовал яркие пейзажи. Картины помогли мне справиться с болезнью. А когда вышел из больницы, еще и заработал – продал их. Понял, что без рисования не могу. Получил инвалидность, оставил работу и стал красить.

Сейчас минимальная стоимость картины Юрия – 3 тыс. рублей. Его полотна были на выставках в музеях Иркутска, Байкальска, в кабинете Олега Дерипаски. Алексеев рисовал для Владимира Путина – в 2002 году президент приезжал в Байкальск и местное руководство попросило написать для него картину.

– Если можно было повернуть время назад, пошел бы учиться на художника, – признается Юрий. – Поступил бы в Иркутское художественное училище, а потом уехал бы в Питер. Сейчас мечтаю написать цикл картин о Байкале – чтобы он на моих полотнах был во всех состояниях: солнечный и хмурый, спокойный и волнующийся, штормовой и с огромными волнами.

«Однажды я нарисовал картину, – вспоминает Юрий. – Выхожу с ней на берег, стоит мужчина, расспросил про работу, узнал, сколько стоит. Я на шару назвал цену – 50 тыс. рублей. А он тут же, не торгуясь, взял и купил полотно»
«Однажды я нарисовал картину, – вспоминает Юрий. – Выхожу с ней на берег, стоит мужчина, расспросил про работу, узнал, сколько стоит. Я на шару назвал цену – 50 тыс. рублей. А он тут же, не торгуясь, взял и купил полотно» // Фото: Юрий Алексеев

Маугли с мольбертом

Устав от людей и суеты города Бийска, художник Александр Наумкин и его жена Елена в 1991 году перебрались жить в лес. В трех километрах от поселка Ульяновка Алтайского края они выкопали землянку, внутри сложили печку, сделали небольшой огород, светом пользовались только дневным, по вечерам при необходимости свечкой. Наумкиных часто проведывали друзья – приносили необходимые вещи. Супруги иногда бывали в городе – продавали собранные грибы, написанные Александром картины, и после возвращались в лес.

Когда Елена забеременела, супруги не стали обращаться к медикам. 14 февраля 1993 года она родила здорового мальчика, которому дали имя Оджан. Родители сами обучали сына, в пять лет он умел читать, а в десять начал рисовать акварелью.

– Сначала мне этот процесс не особо нравился, – рассказал Оджан «СтарХиту», – но однажды я нашел папины масляные краски, решил нарисовать лес, и вот тут меня затянуло.

22-летний Оджан Наумкин вместе с родителями 20 лет прожил в лесу, в землянке. Там, по его словам, он научился тонко чувствовать природу
22-летний Оджан Наумкин вместе с родителями 20 лет прожил в лесу, в землянке. Там, по его словам, он научился тонко чувствовать природу // Фото: Олег Укладов/Комсомольская правда Барнаул

Зимой 2014 года сын шокировал родителей решением – он захотел жить в Новосибирске.

– Повзрослев, понял, что жизнь в лесу – не предел моих мечтаний. Когда мы с папой ездили в город, видел, как живут другие, что у них есть нормальные квартиры, я хотел так же. А еще мечтал стать известным художником, зарабатывать этим.

Оджан взял кредит в банке. Небольшую сумму – 15 тыс. рублей – ему дали без справок и залога. Первые несколько ночей в Новосибирске провел в хостеле за 400 рублей в сутки. Потом помогла сводная сестра Анастасия, дочь Александра Наумкина от первого брака, пару недель жил у ее знакомых. Оджан быстро разобрался в транспорте, супермаркетах, устроился на работу официантом-барменом в ночной клуб. И все время продолжал рисовать. Когда местная пресса узнала о мальчике маугли, спрос на его полотна резко возрос.

– В среднем за картину беру от 5–8 тыс. рублей, – делится Оджан. – В идеале надо рисовать одну в неделю, но пока трачу больше времени. Клиенты находят меня через Интернет. С родителями мы созваниваемся примерно каждые два дня. Они рады моим успехам и хотят, чтобы я стал известным художником.

Картины маугли из Новосибирска стоят 5–8 тыс. рублей
Картины маугли из Новосибирска стоят 5–8 тыс. рублей // Фото: Евгений Замошников