Все трюки Олег и его единомышленники выполняют со страховкой
Все трюки Олег и его единомышленники выполняют со страховкой // Фото: Личный архив

Скромный, тактичный, с искренней улыбкой на лице. Интеллигентные манеры Олега Сапожникова вызывают желание говорить о литературе, живописи, музыке, архитектуре. И только непринужденный спортивный стиль в одежде намекает на его опасное увлечение.

«Многие относятся к танцорам на вертикали как к руферам. Но мы выходим на стены не в жажде адреналина. Для нас это прежде всего искусство», – сразу расставляет все точки над «i» Олег.

Другая высота

Пять лет назад в свободное от работы время мужчина играл в уличном театре в Санкт-Петербурге. Труппа выступала с клоунадой на ходулях, устраивала перформансы и файер- шоу. Яркий и смелый на творческие эксперименты коллектив подстегивал стремление к поискам неординарных подходов. И, чтобы добавить зрелищности номеру танцевальной импровизации, Олег Сапожников решил использовать альпинистское снаряжение.

Признается, что поначалу было сложно. От непривычного положения тела сильно кружилась голова, да и сами движения в вертикальной плоскости давались с большим трудом. Но публика приняла номер на ура! А вскоре мужчина выяснил, что на Западе его идея не нова: подобные танцы – модное субкультурное течение.

«Свои школы есть во Франции, Аргентине, США, – рассказывает «СтарХиту» Олег. – Они устраивают большие шоу со звуком и светом. И у них хочется учиться, развиваться. Так что могу назвать себя одним из пионеров и стараюсь продвигать идею везде, где бываю. Есть группы в Санкт-Петербурге, Рязани, Вологде, в Саратове, Оренбурге».

Показать свои номера удается редко. Среди самых ярких – танец на небоскребе «Империя» комплекса «Москва-Сити», на Висячем камне в Уфе, над водопадом в Геленджике и на скалах Крыма. В большинстве своем это представления для себя, друзей, прохожих или на камеру для прессы. Иные, бывает, заканчиваются встречей с полицией.

Один из перформансов мужчина провел на мосту в Санкт-Петербурге
Один из перформансов мужчина провел на мосту в Санкт-Петербурге // Фото: Личный архив

«Выступаем чаще всего на стенах заброшенных зданий, что называется, на свой страх и риск, – продолжает Олег. – Иногда жители соседних домов принимают нас за хулиганов и вызывают полицию. Но в отличие от парашютистов-экстремалов или тех же руферов при виде стражей порядка мы не пускаемся наутек. Напротив, рассказываем о своем увлечении и делимся визитками».

Танцы на вертикали, как правило, привлекают молодых людей. Хотя ограничений по возрасту или комплекции в них нет. Заниматься к Олегу Сапожникову приходили «прокаченные» ребята, в отличной физической форме, и очень быстро выдыхались. И, напротив, были муж чины в возрасте, внушительных размеров и получали абсолютное удовольствие от тренировок.

«Говоря высоким слогом, если душа летит, то и тело с легкостью оторвется от земли», – делится секретом успеха экстремал.
Сапожников не раз участвовал в кинокастингах. В сериале «Распутин» ему даже досталась эпизодическая роль
Сапожников не раз участвовал в кинокастингах. В сериале «Распутин» ему даже досталась эпизодическая роль // Фото: Личный архив

А оторваться от земли, парить как птица Олег Сапожников мечтал с детства. Восьмилетним мальчишкой соорудил картонные крылья, как у Икара, и попытался взлететь с крыши сарая. Отец, наблюдавший со стороны, останавливать сына не стал. Лишь спросил после падения с усмешкой: «Ну что?» Но маленький Олег от мечты не отказался – решил, что конструкция требует доработки, и впоследствии даже получил техническое образование. Но в профессии не остался, перебрался в Санкт-Петербург, занялся скульптурой и художественной лепниной – реставрировал фасады старинных зданий, зарабатывал на жизнь промышленным альпинизмом.

«Я рос в творческой среде. Жил в слободе Дымково, где зародился промысел глиняной игрушки, много общался с мастерицами. Видел, как из комка глины рождаются удивительные фигуры. Мой отец был скульптором, и я часто наблюдал за его работой. Наверное, отсюда и интерес к людям, стремящимся к самовыражению через разные формы искусства. И Питер как ни один другой город располагает к этому, – считает Олег. – Я выступал в театре мим. Это одно из самых восхитительных ощущений, которое мне удалось испытать: когда случайные прохожие при виде тебя отпускают грустные мысли, и на их лицах появляются улыбки. Близкие к этому эмоции я испытываю и в танцах, когда парю на высоте пятого этажа».

Но суета большого города забирает много сил. Два года назад Олег решил вернуться в Киров – отдохнуть от Питера и Москвы, где жил последние несколько лет, и в родном городе неожиданно для себя обрел семейное счастье.

ПРИГЛАСИТЕ ДАМУ ТАНЦЕВАТЬ

Олег и Гульназ вместе не только на земле, но и в воздухе. Жена разделяет увлечение супруга
Олег и Гульназ вместе не только на земле, но и в воздухе. Жена разделяет увлечение супруга // Фото: Личный архив

С Гульназ, художницей и дизайнером-оформителем из Омска, кировчанин познакомился через интернет. Гуля увидела фото Олега среди снимков в соцсети приятеля и поинтересовалась, что это за человек. Друг дал ссылку на страницу мужчины, и у них завязалась переписка. Увлечение живописью, путешествиями интерес к танцам, общие взгляды на жизнь – с каждым днем Гуля и Олег чувствовали все большую потребность друг в друге. И когда выдалась командировка в Сибирь, кировчанин отправился в Омск и предложил возлюбленной переехать к нему. Гульназ согласилась, и в Киров пара вернулась вместе.

Недавно Олег и Гуля отметили свою первую годовщину со дня свадьбы совместным танцем на стене старинной «заброшки» Кирова. Авантюристы по натуре, они мечтают об открытии собственного театра воздушного танца. Пока же супруги вместе работают над созданием номеров: просматривают выступления опытных танцоров, придумывают собственные элементы. Тренируют новичков, берут за занятие всего 200 рублей и признают: превратить этот проект в массовый вряд ли удастся.

«Дело не в финансовой стороне, хотя увлечение не из дешевых – комплект снаряжения обходится в несколько десятков тысяч: трачу на хобби почти всю зарплату промышленного альпиниста. И даже не в отношениях с властями, – считает наш герой. – Чтобы танцевать на вертикали, надо отбросить все страхи и условности, почувствовать свободу. Российскому же менталитету свойственно слишком много ограничений, особенно касающихся возраста. Избавиться от них готовы немногие. Мы с Гулей уже перешагнули 40-летний рубеж и все же воплощаем мечту!»