Синица мечтала о небе с детства. В третьем классе она прочитала книгу «Четвертая высота» о героине Великой Отечественной войны Гуле Королевой. И решила научиться прыгать с парашютом, как Гуля
Синица мечтала о небе с детства. В третьем классе она прочитала книгу «Четвертая высота» о героине Великой Отечественной войны Гуле Королевой. И решила научиться прыгать с парашютом, как Гуля // Фото: www.sinicina.com

Приземлившись на поле аэродрома в подмосковной Коломне 13 июля 2013 года, девчонки обнимались, поздравляли друг друга и… плакали: горько было от того, что самый сложный рекорд 101-way (названия фигур даются по количеству участников) они празднуют без любимой Синицы – капитана команды Ирины Синициной. В 2006 году именно она вдохновила «жемчужин» побить 10-летний рекорд и прыгнуть 38-way, потом были 50-way, 53-way, 88-way – «двойная бесконечность»…

«Вместе с Ирой мы начали тренировать 102-way – цветок в шесть лепестков, – рассказывает «СтарХиту» парашютистка Алена Захарова. – Когда Синица погибла, работа продолжилась, но прыжок магическим образом перестал получаться. Не сразу осенило, что 102 нас было с Ирой, а теперь ее нет, и исполнять нужно 101-way. На место Иры передвинули другую спортсменку. 13 июля ей на левое запястье повязали ленту – в честь нашего капитана и ангела-хранителя. Вечером команда построилась на поле, собрав имя «ИРА», и мы крикнули в небо: «Под твоим веселым строгим взглядом мы мечту построили твою. Ты всегда была и будешь рядом. Посылаем тебе вечное «люблю»!»

На могилу Ирины на Владыкинском кладбище в Москве друзья приносят ее любимые розы
На могилу Ирины на Владыкинском кладбище в Москве друзья приносят ее любимые розы // Фото: Артур Тагиров

Запасной парашют

23 сентября 2012 года в Калифорнии Ира и еще 99 спортсменов из разных стран выстраивали в небе прямоугольник в аэродинамических костюмах «летучая мышь» – с крыльями, позволяющими падать со скоростью 60 км/ч, а не 180. Уже на разлете Ира столкнулась с другим парашютистом. Запуталась в стропах, купол основного парашюта сложился, а запасной не успел до земли наполниться воздухом… С переломами шейных позвонков ее в коме доставили в больницу. А потом бортом МЧС переправили из Калифорнии в Московский НИИ нейрохирургии им. Бурденко. Но чуда не случилось: 1 октября Ирины не стало, ей было всего 35 лет. Сейчас по всей квартире Ирины Синициной в Алтуфьево на севере Москвы развешаны ее портреты. 13-летний сын Алеша, страдающий ДЦП, смотрит на них и говорит: «Мама любимая. Я поней соскучился». Леша видел Ирину в больнице, когда она еще дышала. «Мамочка болеет», – произнес он грустно. Взяли мальчика и на кладбище – только он не понял, что произошло. После трагедии врачи советовали не менять Алеше привычную обстановку. И в квартиру Синициной въехала семья Алешиного крестного, а теперь и его опекуна Андрея Матвеева. Он, его жена Татьяна (одноклассница Иры) и две их дочки. Об этом когда-то Ирина попросила сама. Уезжая за границу прыгать в горны е ущелья, написала доверенность, в которой, случись что, передавала права на банковские счета, машину Lexus RX-300 и квартиру Андрею – человеку, которому могла доверить сына.

Появление Алеши в 1999 году стало для 22-летней Ирины первым серьезным испытанием. Диагноз ДЦП ему поставили в 8 месяцев, еще через 4 месяца из семьи ушел муж – его тяготили заботы о больном ребенке. Ира училась в Академии управления, а чтобы заработать на жизнь, стала официанткой. Родители возмущались: «Пошла в халдейки». Она смеялась: «У меня еще свой ресторан будет!» Через несколько лет она стала управляющей сети элитных ресторанов Аркадия Новикова и открыла HomeMadeCafe в центре Москвы. «В 2009-м Ира привезла Алешу в Швейцарию, – рассказывает «СтарХиту» Андрей Матвеев. – У него участились приступы эпилепсии. На операцию надо было 40 тыс. евро, и Ира их одолжила. Спасла сына. Вернувшись, продала кафе и выплатила долги. А сама пошла работать на прежнюю позицию в «Ресторанном синдикате».

Ради сына Алеши Ирина была готова на все. Чтобы оплатить мальчику операцию в Швейцарии, она продала свой ресторан
Ради сына Алеши Ирина была готова на все. Чтобы оплатить мальчику операцию в Швейцарии, она продала свой ресторан // Фото: www.sinicina.com

Своих не бросаем!

«Она не скрывала, что тщеславна, всегда и во всем хотела быть первой!» – продолжает Алена Захарова. Даже когда за плечами было около 2 тыс. прыжков, Ира признавалась, что каждый раз ей страшно – и не только в ситуации «БП», беспорядочного падения, когда начинаешь путать, где небо, где земля. Но ей было важно побеждать. Она вынесла и болезнь сына, и предательство му жа, и смерть мамы…

Может, там, в высоте, она и черпала силы? Многократная рекордсменка России и трехкратная – Европы, мечтавшая о 500-way. Ее медаль за рекорды вручили сыну – в день, когда «Жемчужин России» чествовали по поводу 101-way. Мальчик молча поднялся на сцену, взял награду и спустился к крестному. «Мы решили взять финансовое обеспечение Алеши на себя: ежемесячно выделяем около 100 тыс. руб., – сказал «СтарХиту» президент Межрегиональной общественной организации ветеранов подразделений антитеррора «Вымпел-В» Андрей Алборов, вручавший награду. – Своих не бросаем!»