МПРЗ "Действие"
30 июля сотрудники уфимской "скорой помощи" вышли на пикет в центре города с плакатами. Большинство их требований до сих пор остались без ответа // Фото: МПРЗ "Действие"

Вызов диспетчера развернул к выходу 44-летнего фельдшера выездной бригады Елену Ахметзянову. Она только вошла на подстанцию после визита к пациенту. Но даже куртку снять не успела... «А чему вы удивляетесь? – устало говорит Елена. – Половина бригад нашей «скорой» сегодня не укомплектованы!» О происходящем в Уфе «СтарХиту» говорят работники «скорой помощи» и участники акций протеста.

За себя и за того парня

Идущая в стране реформа здравоохранения принесла уфимской «скорой» массу неожиданностей. «С начала года уволились уже 230 человек, – продолжает Ах-метзянова. – Вот мы и выезжаем не в паре, а по одному – и на ДТП, и на реанимацию, и к буйному «наркоше»... Недавно побывала у беременной, срок 36 недель, отслойка плаценты. Угроза выкидыша! Ее шевелить нельзя – не дай бог, откроется кровотечение... А как я одна ее на носилках понесу? В 8 утра ни до кого не достучаться. А водитель не имеет права оставлять машину, он головой за оборудование отвечает. Вот и спускались своим ходом по полшажочка... До роддома домчались, ее сразу в операционную. Живы и она, и малыш...». Смена на «скорой» – 24 часа, сутки через трое, на полторы ставки – сутки через двое. «У нас за смену положено 30 минут на обед и 30 – на ужин, – делится Елена, – но это по норме 12 вызовов за смену. А реально их бывает и 20, и больше. Нет времени ни поесть, ни прилечь... Если чувствую, что внутричерепное «долбит», таблетку под язык – и вперед, на вызов. Гробишь здоровье, а ведь хочется и до внуков дожить. Cыну 23 года, дочке 21. Она у меня мечтала стать врачом, но я отговорила». Побежал же народ потому, что работать стали больше, а получать – меньше. Елена Ахметзянова на «скорой» – 8 лет, пашет на полторы ставки. Раньше за все вместе вы-ходило около 30 тысяч рублей. А теперь ее зарплата почти на 7 тысяч меньше. Ипотеку, которую она взяла на 15 лет, уже не вытянуть. Приходится подрабатывать...

Как потопаешь...

Финансирование государственной медицины через фонд обязательного медстрахования (ОМС) привело к тому, что зарплата медработника напрямую стала зависеть от объема работы. Грубо говоря, сколько пациентов с полисами обслужил, столько денег страховые компании и перечислят. Но весной сотрудникам уфимской станции скорой медицинской помощи (ССМП) объявили, что выплаты за ночную работу снижаются вдвое, а надбавки молодым специалистам и водителям аннулируются...Позже уфимская прокуратура подтвердила, что эти решения незаконны. «Как показали проверки, – рассказывает оргсекретарь Межрегионального профсоюза медиков «Действие» Андрей Коновал, – экономия в зарплатах коснулась в основном работников выездных бригад – администрация уфимской «скорой» по-прежнему выплачивала себе щедрые премиальные». Летом 160 работников «скорой» вступили в независимый профсоюз медработников «Действие» и 30 июля вышли на пикет. Решили отстаивать свои права. Власти отреагировали оперативно. Минздрав республики и Контрольно-счетная палата провели проверку финансово-хозяйственной деятельности уфимской ССМП. И обнаружили, что страховые компании необоснованно отказали «скорой помощи» в оплате 3,4 млн руб. за самые дорогие вызовы, а еще 29,7 млн руб. не поступило из бюджета за вызовы к пациентам без полисов. На 2014 год в региональной программе обязательного медстрахования на «скорые» заложено на 70 млн руб. меньше, чем в 2013-м.

Тогда же летом зам премьер-министра Башкирии Лилия Гумерова (осенью она приступила к работе в Совете Федерации. – Прим. «СтарХита») отметила: «Пациенты и медицинский персонал у ф и м с к о й «скорой помощи» не должны страдать из-за неграмотных управленческих решений в отрасли».

Плечо друга

«За июль надбавки за ночные дежурства и часть других выплатили в полном объеме, – продолжает Андрей Коновал. – Но в августе согласительный процесс был прерван. Работодатели в обход Трудового кодекса не признали оплату за переработки и совмещение и внесли в коллективный договор поправки, которые позволят снижать «ночные» выплаты до минимальных». На прошлой неделе двое неизвестных жестоко избили Коновала в подъезде, пригрозив в следующий раз «размазать». А раньше участвующих в протестных акциях медиков не раз пытались тихо «выдавить» с работы. «Появляешься минут за 7 до начала смены, а на тебя составляют акт об опоздании. Приходит реаниматолог на дежурство, а ему: да ты пьян! – и на освидетельствование. Ясное дело, ничего не находят. Но с каким настроением человеку сутки работать!» – рассказывает медсестра-анестезист кардиобригады Марина Явгильдина. Она – одна из шести, кто 9 сентября начал голодовку, а на шестой день потеряла сознание по дороге на работу. «В июле с нами встретился мэр Уфы Ирек Ялалов. Я продемонстрировала ему нашу ветхую спецодежду, – продолжает Марина. – Он удивился: «У меня дворники одеваются лучше!» Выделил «скорой» 14 млн: 4,9 – на спецодежду и 9,1 – на субсидии по 1500–3500 руб. в месяц выездным медработникам до конца года. Однако форма все еще не пошита, а водители и диспетчеры сидят без выплат... 22 сентября участники голодовки получили на руки план мероприятий по урегулированию ситуации c подписями руководителей горздрава Уфы и Минздрава Башкортостана. Казалось, требования 50% доплаты за работу в неукомплектованных бригадах признаны. Но нет. В итоге 8 октября начали голодовку 25 сотрудников «скорой». Президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль, поддержавший забастовщиков еще месяц назад, попросил подождать. Он хочет выйти на горздрав Уфы и Минз драв республики. Заверил: «Если ваши вопросы не будут решаться, обещаю, я сам вам позвоню и скажу: «Начинайте голодовку».

 

Елена Ахметзянова принимает до 20 вызовов за смену
Елена Ахметзянова принимает до 20 вызовов за смену // Фото: Вадим Брайдов
Медикам приходится по одному выезжать на драки и ДТП, идти в темные подъезды, подниматься по нескончаемым лестницам в хрущевках
Медикам приходится по одному выезжать на драки и ДТП, идти в темные подъезды, подниматься по нескончаемым лестницам в хрущевках // Фото: Вадим Брайдов