// Фото: Владимир Аксенов, Дмитрий Павлович

Согласно данным российского Центра защиты прав животных «Вита», в нашей стране в 2011 году зарегистрировано около 120 тысяч бездомных зверей. К осени цифра, как правило, увеличивается на треть. Ведь летом родители, увозя детей на дачи, частенько пок упают им собаку или кошку вместо игрушки, а возвращаясь, «забывают» питомцев за городом или попросту выбрасывают на улицу.

То на суп, то на бойню

Бывшая база МЧС в поле, близ поселка Вторая Пятилетка и в 30 км от Волгограда, обнесена забором. Открываем калитку – и попадаем в собачье царство. Одни его обитатели, почуяв чужих, заливаются лаем, другие дружелюбно вертят хвостами.

Из сарая, где «новобранцам» ставят прививки, выходит директор приюта Анжела Макарова – красивая, ухоженная женщина лет сорока. В ее доме всегда были собаки – когда боль от утраты любимицы утихала, хозяйка решалась завести следующую. Четвероногим питомцам Анжела отдавала всю свою заботу: она овдовела в 24 года, замуж больше не вышла и ребенка родить не решилась.

Однажды Анжеле позвонил знакомый охранник на базе отдыха: «К нам собирается «десант» – отстреливать стаю бездомных собак. А среди них бегает умнейший стаффордширский терьер. Я его недавно отобрал у бомжей в овраге – они суп из него собирались варить. Жалко беднягу, судьба у него какая: то на суп, то на бойню. У тебя же сейчас нет собаки? Может, возьмешь? Хорошая псина!..»

– Приезжаю, выбегает ко мне грязная, побитая собака, вся в коростах и ранках, – вспоминает Макарова. – Рычит, подходить к ней страшно. Но еще страшнее понимать, что, если не помогу, ее убьют. Часа два мы со знакомым подкармливали ее сосисками. Потом подобрела «стаффка»: ластится, просит еще угощения. Привезла я ее домой, вымыла хорошенько, долго лечила, на дрессировку привела. И Индра – как я ее назвала – ожила.

2 / 5

В то время Анжела и начала читать интернет-форумы «собачников». Впервые задумалась и ужаснулась: как же много в Волгограде брошенных собак, которым никто не хочет помогать! На страничке областной общественной организации «За спасение и защиту животного мира» познакомилась с директором стройфирмы Екатериной Борисенко: она уже не один год спасает бродячих собак, попадающихся на глаза, – подбирает их, ищет деньги на лечение, определяет к новым хозяевам...

Анжела стала помогать Екатерине, а через полгода они решили открыть приют для животных. Местные «зеленые» договорились с Федеральным управлением МЧС использовать только что освободи вшуюся территорию. Прошлым летом на пожертвования горожан отремонтировали три старых помещения, а на деньги директора одного волгоградского завода построили 12 новых вольеров: отдельно для мирных собак и для бойцовых пород, а также изоляторы для искалеченных.

Имя приюту дал его первый обитатель – стаффтерьер Дино. Его хозяин продал дом и уехал, заперев пса в подвале. Новые жильцы спровадили собаку в лес. Но Дино нашел дорогу к дому, вернулся – и снова угодил в подвал. Так полтора года и просидел там, перебиваясь подачками. Хорошо, что сердобольная соседка наткнулась на телефон собачьего приюта и уговорила хозяев отдать туда полуслепого, отощавшего пса. Дино вылечили, а уже через два месяца у него появился новый хозяин, который души в собаке не чает...

За год соратникам Анжелы удается пристроить в хорошие руки более сотни питомцев. В основном через соцсети – в Волгограде на «собачьи» темы откликаются больше семи тысяч человек. Они же и приют содержат. Другой источник доходов – ящики для пожертвований в торговых центрах, но это приносит не больше 10 тысяч рублей в месяц. Еще есть благотворители, которые привозят в «Дино» найденное животное и тут же жер твуют около 2000 рублей – минимальную сумму для того, чтобы можно было стерилизовать, привить, подлечить нового питомца. Если хозяина для собаки найти не удается, она так и остается в приюте навсегда, дважды в день получает паек – сухой корм, говяжью или куриную похлебку с сухарями.

В приюте содержится около 50 собак, у каждой – своя история предательства, равнодушия и счастливого спасения. Ухаживает за ними команда из 15 волонтеров, все на общественных началах. Зарплату получают только две студентки ветеринарного колледжа: они обрабатывают раны, делают уколы и убирают в вольерах. Кто-то из волонтеров может приезжать по выходным – как, например, кинолог областного ГУВД Алина Зевакина, которая бесплатно дрессирует собак.

Но в основном помощники бывают здесь каждый вечер после работы. Предприниматель Артем Ердаков в их числе. Год назад у него украли щенка ротвейлера с за видной родословной. Артем заехал в приют в поисках любимца, и, обнаружив здесь множество «бесхозных» стаффордов, питбулей, ротвейлеров, решил позаботиться о них. Супруга его увлечения не разделяет, но мужественно терпит.

А вот у молодоженов Наташи и Димы Соседкиных, которые скоро станут родителями, собаки – общая страсть. Пару месяцев назад именно они вызвались съездить за беспризорной питбулихой, которая яростно кидалась на других псов. Оказалось, она бывшая участница подпольных собачьих боев: пока выигрывала, хозяин был доволен, а постарела и начала проигрывать – выкинул из дома.

– Она сразу поняла, что мы не враги, и запрыгнула в нашу машину. Похоже, ей всю жизнь не хватало обыкновенной человеческой ласки, – рассказывает Наташа.

– Но в приюте случилась катастрофа: ее завели в вольер, а это для Арианны – ринг, где нуж но убивать! Она захрипела, начала бросаться на железные сетки... Вольер отгородили картонкой, но она чуяла соседей – и готовилась к бою.

Тогда Соседкины приняли решение забрать Арианну к себе. Дима, конечно, переживал за беременную жену: мало ли на что способна собака-убийца! На всякий случай первые двое суток намордник с нее не снимали. А когда гостья присмирела, Дима поставил перед ней большую миску со свежим мясным супом, который приготовила Наташа... Через две недели питбулиха напрочь забыла о прошлом. Беззаботно носилась во дворе, резвилась, как щенок. Приносила палки, которые кидали ей соседские мальчишки. Но ветеринары посоветовали новым хозяевам усыпить собаку: у нее практически нет зубов, прогрессирует болезнь глаза, спина усыпана болезненными шишками – не исключен рак…

– Как это – усыпить?! – возмутилась Наташа. – Теперь, когда она наконец почувствовала, что ее действительно любят? Арианна не виновата в том, что у нее был жестокий хозяин… Собака же чувствует отношение к себе. У нас она не то что ни разу не кинулась ни на кого – даже не оскалилась! Я уже на 5-м месяце, но абсолютно не боюсь ни за себя, ни за своего малыша. Когда родится ребенок, я с пеленок буду прививать ему любовь и уважение к живым существам.

Лучше вернуть, чем бросить

В Томске специализированная организация по проблемам безнадзорных животных (СОБЖ) появилась два года назад, у истоков стояли член Союза молодежи Александр Глушенков и дизайнер интерьеров Юлия Тарасова. Предприниматель Илья Минаков сдал им в аренду 6 га собственной территории – в районе Северска (города-спутника Томска), там и устроили приют. Увидев несчастных животных, молодой человек отказался брать арендную плату и сам начал помогать волонтерам.

В приюте построили вольеры, навесы – для содержания полсотни животных одновременно. Администрация Северска провела в поме щения воду и электричество, а с прошлого года еще и деньги на содержание животных перечисляет. Их хватает примерно на 36 собак, остальных питомцев волонтеры содержат на свои кровные. Еду покупают на рынке и в зоомагазинах. «В месяц уходит не меньше 25 тысяч, – пожимает плечами Юлия. – Я просто открываю кошелек и достаю, надо – значит, надо». Однажды приют обратился к горожанам – попросил помочь с кормом.

– Увы, нам привезли в основном протухшие или просроченные продукты, – вспоминает Юля. – При этом люди искренне не понимали, почему ТАКОЕ нельзя давать собакам. Ведь они же «ничейные», все съедят!..

Большая трехкомнатная «сталинка» Юлии в престижном районе Томска теперь периодически превращается в перевалочный пункт. Сейчас здесь обитают 11 кошек (из них – только три хозяйские) и семь собак (Юлиных две). Прежде чем устроить их судьбу, каждого «беспризорника» нужно подлечить, привить и стерилизовать. Поэтому волонтеры разбирают новых питомцев по домам – на время.

– Видеть умирающего или больного зверя для меня просто невыносимо, они же, как люди, смотрят на тебя, а в глазах слезы… – говорит Юлия и вспоминает историю, которая 23 февраля этого года взбудоражила город. Дворняга Валька попала под машину. Водитель умчался дальше, оставив на мостовой беспомощное животное с переломанными лапами. Случайная прохожая перетащила собаку на обочину дороги, принялась звонить родным и знакомым. Но слышала в ответ: «Оно тебе надо? Сегодня же праздник!» Довезти собаку в ветклинику помог брат. Томичка заплатила из своего кармана 1700 рублей за оказание первой помощи. За пару дней собрала через Интернет 7 тысяч на операцию (Вальке вставили штыри, чтобы зафиксировать переломанные лапы), а потом еще 2500 – чтобы вылечить врожденный «заворот века».

– Потом пожертвования кончились, и Валькой занялись мы, – рассказывает Юлия. – Месяца четыре ее долечивали. Все это время дворняга жила у меня дома на диване, от скуки обдирая его до фанерной доски. Потом я устроила ее в приют.

Самым большим достижением создатели СОБЖа считают договоренность с Северским комбинатом бытового обслуживания: его работники теперь не отстреливают собак, а отлавливают и привозят в приют. Каждого нового питомца волонтеры фотографируют, выкладывают в Интернете на сайте zverushki.tomsk.ru снимки и «биографию», переписываются на форумах с теми, кто хочет его взять.

– Кошек берут охотнее – с ними легче, – делится Юлия.

– А про собак придирчиво спрашивают: приучен ли месячный щенок к туалету, не будет ли грызть мебель? Глядя на фото из моей квартиры, восхищаются: «И что, никто ничего у вас не испортил, не разрушил? Хотим такого же питомца!» Невдомек им, что ковры я давно из комнат убрала; диван, на котором лежала больная Валька, пришлось выбросить, а в обеденный перерыв мы с братом всегда прибегаем домой, чтобы подтереть полы. Обидно, конечно, бывает, когда люди берут животное, а на следующий день возвращают. Но пусть лучше так, чем выбросить. Знаете, только здесь, в приюте, я поняла, что сострадать по-настоящему, по-человечески, как ни странно, умеет далеко не каждый. И в этом смысле я всегда привожу в пример историю старого пса Бони. В приют позвонила женщина: «Здравствуйте, меня зовут Анна. В нашем подъезде живет пес, хозяева которого умерли. Все его подкармливают. Но недавно Боня заболел, кажется, это чумка, облысел, надо его к врачу везти, а мне страшно». Волонтеры увезли Боню в ветклинику. Анна оплатила ежедневные капельницы и частные консультации. Потом пристроила к родным в деревню. Несколько последних месяцев старый пес доживал там, его кормили досыта, выгуливали в лесу. Потом похоронили под березой, оставив на холме фото: Боня на летней солнечной поляне грызет сахарную косточку...