У Елизаветы Глинки остались муж и трое сыновей
У Елизаветы Глинки остались муж и трое сыновей // Фото: Владимир Ештокин/PhotoXPress

«Сегодня мы ездим на дорогих машинах и снимаемся на видеокамеры, но непонятно, что с нами будет завтра», – так правозащитник и филантроп Елизавета Глинка говорила о людях, которым помогала. Она спасла свыше тысяч и жизней, но свою уберечь не смогла. Два года назад, 25 декабря, самолет Ту-154, летевший с медикаментами из Адлера на сирийскую авиабазу Хмеймим, потерпел крушение. На борту находилась Елизавета Петровна вместе с артистами Ансамбля Александрова и съемочными группами телеканалов. Погибли все… Накануне печальной даты «СтарХит» разыскал тех, кого доктор Лиза не бросила в трудную минуту.

Врачебная тайна

Михаил проработал с доктором Лизой два года
Михаил проработал с доктором Лизой два года // Фото: Личный архив

Прошлую жизнь Михаил Иванов старается не вспоминать. Мужчина злоупотреблял алкоголем. В итоге, как и многие опустившиеся со столичной пропиской, стал жертвой квартирных мошенников и оказался на улице. С социального дна он поднялся благодаря доктору Лизе. «Сначала я попал в «Дом милосердия миссионерки Матери Терезы», – делится со «СтарХитом» Михаил. – Сестры откормили, дали крышу над головой. Спустя два года возник вопрос о моем трудоустройстве. По образованию я доктор, но из-за пагубного пристрастия забросил профессию. Накопил денег, прошел переподготовку, подтверди л свои знания и получил необходимый сертификат. Однако никто не спешил принимать на работу... Не было доверия, да и боялись, что снова сорвусь. Когда руки совсем опустились и уже ни во что не верил, появилась Елизавета Петровна. На свой страх и риск сказала: «Давай ко мне в фонд!» Так и стали общаться. Помогал ей во всем, вместе отправлялись на выезды к больным. Лиза всегда смотрела с иронией и повторяла: «Ты знаешь свою слабую точку, держись!» Этим она меня подбадривала и вселяла уверенность, что смогу, справлюсь. Никогда не подводил ее, жалоб от пациентов не поступало. До сих пор работаю в фонде, там повсюду висят ее портреты. Знаю, она присматривает за нами сверху…»

Жизнь с нуля

Для семьи Бобришевых Москва стала вторым домом
Для семьи Бобришевых Москва стала вторым домом // Фото: Личный архив

До трагедии семья Бобришевых много слышала о докторе Лизе. Во время боевых действий на востоке Украины женщина вывозила пострадавших из Донецка – их родного города. «А 18 января 2015 года снаряд попал в наш дом, – рассказывает «СтарХиту» Владимир. – В тот момент в нем находилась супруга с детьми. У Тамары оторвало правую ногу, 7-летний Миша получил тяжелое ранение лица, а младший, 4-летний Артем, погиб. Нас эвакуировали в местную больницу им. Калинина, потом отправили со спецконвоем в Ростов, а позже в столицу. Здесь мы впервые увидели Елизавету Петровну. Она договорилась о протезировании для жены, проконтролировала, чтобы ребенку сделали пластическую операцию… Пока наблюдались у врачей, Лиза поселила нас в общежитие. Приходила, постоянно спрашивала, чего не хватает, в чем нуждаемся. Она не любила передавать вопросы через кого-то, все сама. Сейчас стараемся жить заново, снимаем квартиру, Миша ходит в 5-й класс. О Лизе напоминают лишь снимки, она всегда была рада сделать фото на память. Ее фонд нас не забывает. Время от времени перечисляют финасы, а нашего мальчика приглашают на детские праздники. Царство небесное тебе, Лизочка, ты светлый человек!»

Телефон доверия

История знакомства Лизы Глинки и москвички Ольги Гусинской, как это часто бывает, началась с тяжелой ситуации. 

«Я уже много лет прихожанка храма Святой Мученицы Татианы при МГУ, – говорит «СтарХиту» женщина. – Здесь все друг друга знают и, если кому-то плохо, выручают. Когда выяснилось, что у моей мамы четвертая стадия рака, мы не понимали, чем можно облегчить ее состояние. Подруга по вере посоветовала обратиться к Лизе. Позвонила ей, та сразу приехала к нам домой. С первых же минут встречи почувствовала: Лиза – профессионал своего дела.
Ольга считала Лизу близкой подругой
Ольга считала Лизу близкой подругой // Фото: Юлия Маковейчук

Елизавета Петровна показала, какими препаратами пользоваться пользоваться, объяснила, как обезболивать матушку. И не оставляла нас до самого конца! Была с нами даже в ту ночь, когда мамочки не стало, разделила горе. Потом написала в «Живом журнале»: «Девочки, вы сделали все, что было возможно». Это важно, потому что поневоле винишь себя. Затем Лиза спасала мою иногороднюю приятельницу, тоже страдавшую от рака. Связала нас с онкологом Сергеем Петровичем Курковым, который тут же отозвался на нашу беду. С Лизой чувствовала себя увереннее, знала – она всегда рядом. До сих пор помню 25 декабря 2016 года. Ехала в машине, и тут от подруги пришло сообщение в Фейсбуке: «Только не будь в том самолете». Я подумала – ошиблась.  А через три часа звонок: «Что с Лизой?» Так все и узнала... Нам тебя очень не хватает».