После происшествия медсестре, проводившей процедуру фототерапии, предъявляли обвинение в причинении тяжкого вреда по неосторожности. Но дело закрыли по амнистии к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне
После происшествия медсестре, проводившей процедуру фототерапии, предъявляли обвинение в причинении тяжкого вреда по неосторожности. Но дело закрыли по амнистии к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне // Фото: Интерпресс/PhotoXPress

Его зовут Матвей. Мальчик появился на свет 16 ноября 2014 года в роддоме №1 города Тулы. Он был долгожданным, здоровым ребенком 19-летней мамы-одиночки Екатерины Захаренко. Через несколько дней у него, как у многих новорожденных, началась желтушка, и малыша отправили на фототерапию… Но во время процедуры произошла трагедия – Матвей 12 минут горел заживо. Лампа, под которой он лежал, взорвалась из-за нарушения правил безопасности – на нее повесили пеленку.

У малыша трех дней от роду были ожоги третьей степени 75% тела, пострадали верхние дыхательные пути. Пять месяцев его выхаживали врачи. Катя появлялась в больнице нечасто. Она поняла, что не сможет дать сыну все необходимое, – мальчику нужен особый уход, который стоит недешево.

Дитя раздора

Екатерина отказалась от Матвея, и в мае его анкета появилась в Федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Две женщины захотели взять Матвея под опеку. В начале июля о своем желании заявила 56-летняя Наталья Сарганова из Тулы. Она вырастила двоих своих детей и 34 приемных ребенка, сейчас воспитывает 14-летнего мальчика и 13-летнюю девочку. У обоих сколиоз, и они ходят в корсетах. Взрослые дети обещали поддерживать маму и морально, и материально. У нее и самой неплохой доход: выплаты как почетному гражданину Тулы, пенсия и выручка от сдачи квартиры в аренду.

В августе вторым кандидатом на опеку стала 37-летняя Наталья Тупякова из Москвы. Вместе с родным сыном и двумя приемными дочками она живет в съемной квартире. Женщина не боится финансовых проблем: бывший муж платит ей приличные алименты плюс вознаграждение за опекунство, доходы от сдачи двух квартир в Горно-Алтайске и работа на дому – профессиональная машинная вышивка.

«Опеке о своих намерениях я сообщила устно еще в июне, – поделилась Наталья Тупякова со «СтарХитом». – А собрала и подала документы только в августе. Я смогу помочь Матвею, мы живем в Москве, недалеко от больницы, где он проходит и будет проходить лечение. У меня есть медобразование и опыт работы в детской медицине. Наша семья уже на все сто процентов готова принять малыша – мы купили ему кроватку, постельное белье, ортопедические матрас и подушку. Я нашла массажистку, изучаю информацию по его заболеваниям».

История маленького Матвея прогремела на всю страну
История маленького Матвея прогремела на всю страну

Новый кандидат

Пока обе потенциальные мамы оформляли опекунство, опомнилась Екатерина Захаренко и 3 августа отозвала отказ от ребенка. И мальчика уже нельзя было взять под опеку или усыновить. Катя ни разу не навестила малыша в больнице, и соцорганам пришлось через суд признавать Матвея ребенком, оставшимся без попечения родителей.

В силу это решение вступило 21 ноября. К этому времени разгорелся скандал – кто-то требовал наказания для врачей, кто-то отстаивал интересы Натальи из Тулы, кто-то считал, что Наталья из Москвы будет лучшей мамой… «Мне крайне тяжело быть в центре скандала. Думаю, семье из Тулы тоже, – писала в соцсети Наталья Тупякова. – Семья Саргановых исключительная и чудесная. Воспитать столько детей! Это восхищает. Признаю, что мне далеко до Натальи. Но конкретно в случае с Матвеем убеждена, что ему необходимо остаться в Москве, надеюсь, в нашей семье».

Неожиданно для всех появился третий кандидат. «2 декабря с заявлением обратилась жительница Москвы и представила пакет всех необходимых документов на усыновление, – поделилась со «СтарХитом» Ольга Большакова, начальник Территориального отдела по городу Туле министерства труда и соцзащиты Тульской области. – Видно – она долго готовилась, так как все, что было нужно предоставить и сделать перед этим, она выполнила. Два же других гражданина претендовали на предварительную опеку и устройство в приемную семью. Согласно закону усыновление – это приоритетная форма устройства ребенка, оставшегося без попечения родителей. Поэтому, руководствуясь интересами Матвея, орган опеки решил дать возможность кандидату усыновить его. Но окончательное решение будет вынесено судом. Мы поддерживаем того кандидата, у кого созданы наилучшие условия для воспитания, развития и в данном случае лечения».

Если мама из Тулы после таких событий решила выйти из игры, то Наталья Тупякова не желает отступать и 4 декабря подала заявление на усыновление. В конце года состоялось первое судебное заседание. 

36 детей Натальи Саргановой обещали помогать маме в воспитании Матвея
36 детей Натальи Саргановой обещали помогать маме в воспитании Матвея // Фото: Лыженков Андрей/PhotoXPress

«Мое дело и дело второй кандидатки объединены в одно, и нас должны были слушать вместе, – недоумевала Наталья Тупякова. – Но этого не произошло. С ней беседовали отдельно. Мне рассказывали, что эту женщину зовут Светлана. Ей 36 лет. Она обеспечена, разведена, у нее трое детей, младшему год». В декабре появился сайт о-матвее.рф, где сообщение оставила якобы та самая Светлана: «Я хочу обратиться к людям, которые переживают за Матвея.

Эта страничка создана специально для вас, чтобы вы знали, что с малышом все в порядке… Малыш достаточно настрадался, и ему как никогда сейчас нужны положительные и радостные эмоции от всех нас! Матвей чувствует себя хорошо. Его наблюдают лучшие врачи больницы. Он обеспечен всем необходимым в быту: одежда, памперсы, питание, средства гигиены, книжки, игрушки. Мы поставили ему в палату увлажнитель и очиститель воздуха. Теперь ему легче дышать. Поверьте, я так же, как и вы, очень хочу, чтобы Матвей скорее оказался дома, в семье, которая будет делать все, чтобы он смог получить лучшее лечение и стать счастливым!» Но через некоторое время сайт был заблокирован.

Следующее заседание суда состоится 14 января 2016 года. Пока взрослые не могли решить, кто же станет лучшей мамой для Матвея, малыш мужественно перенес 12 операций. Научился самостоятельно есть, а когда-то у него не получалось даже глотать. Сейчас он может держать голову и сидеть, различает голоса животных. А недавно врачи сделали ему протез носа – днем он крепится специальным клеем, а на ночь снимается. Полноценную ринопластику Матвею можно будет сделать только в пять лет. Несмотря на то что на одной ножке у него ампутированы пальчики, по прогнозам врачей, он сможет научиться ходить, когда еще немного подрастет. В середине января ему планируют сделать операцию, чтобы восстановить работу левой руки, пока малыш может держать игрушки только правой. Вот только Новый год он встретит с медперсоналом, а не в семье, где его любят.