Бывшая заложница Лилия Дудкина и ее мама вдвоем воспитывают 9-летнюю Злату, больную ДЦП
Бывшая заложница Лилия Дудкина и ее мама вдвоем воспитывают 9-летнюю Злату, больную ДЦП // Фото: Личный архив

Пьеса для игрушечного пианино

– Бабуль, почему я не такая, как все? – переживает девятилетняя Злата, дочь заложницы «Норд-Оста». Девочка учится жить со страшным диагнозом: ДЦП. Когда Злата гуляет во дворе с бабушкой, Ниной Григорьевной, к ним часто подбегают дети – хотят познакомиться, зовут играть. Но как только замечают, как Злата ходит, мотаясь из стороны в сторону, общение тут же прекращается. И тогда девочка просит: «Бабуль, возьми меня за ручку».

Злата родилась 3 февраля 2003 года. Ее мама Лилия Дудкина в о ктябре 2002-го была на пятом месяце беременности. Билеты на мюзикл «Норд-Ост» она купила, потому что врачи посоветовали набираться… положительных эмоций.

– Дочь хотела пойти с крестницей, но та не смогла, – рассказывает Нина Григорьевна, мама Лилии. – Мой зять Сергей тогда был в командировке, у меня тоже не получилось составить дочке компанию: муж – инвалид-колясочник, одного не оставишь.

Когда во время штурма Лилю выводили на улицу, кто-то сказал: «Держись, девочка, ты сильная!» Она непослушными губами прошептала: «Я не сильная, я беременная…»

С самого рождения Злата кричала сутки напролет с перерывами на короткий сон по полчаса. Мама и бабушка по очереди носили девочку на руках, и держать ее нужно было ровно, иначе она начинала задыхаться.

– Когда малышке исполнилось три месяца, зять ушел, – продолжает Нина Григорьевна. – И то ли нашептал ему там кто – мол, мать на «Норд-Осте» газа наглоталась, вот и получился нервный ребенок, то ли он сам это решил. Зять сообщил, что ему нужно съездить в Подмосковье – у него там квартира. Больше он у нас не появился. Лиля подала на алименты, но Сергей в ответ направил в суд бумагу с отказом от дочери… Когда Злате исполнился год , в неврологической больнице ей поставили диагноз: ДЦП. Мы были в шоке! Знаете, у нас раньше двери в дом не закрывались – столько друзей-приятелей, а случилась беда – и никого не осталось...

Девочке понадобился массаж – без него она совсем не могла двигаться. Нина Григорьевна и Лилия стали копить – складывали зарплату с пенсией, инвалидность Злате оформили. Обратились в благотворительный фонд.

– Спасибо спонсору, который однажды перечислил на лечение Златы 800 тысяч рублей! – говорит бабушка. – Конечно, деньги уже «ушли». У внучки ведь не только с ручками-ножками проблемы. И иммунная система слабая, и аллергия проявляется. То на разные продукты, то полгода назад – на хлорку в бассейне, пришлось отказаться от плавания… Один курс иглоукалывания обходится нам в 60–80 тысяч. Дорого, но Злата после него говорит: «Я будто окрыленная!» По инвалидности ей положены бесплатные санатории, вот и сейчас Лиля повезла ее в Венгрию. Каждый раз приходится обивать пороги, чтобы получить путевку хотя бы не в сезон. Но мы и этому рады.

В 2010 году мама Златы попала под сокращение. И теперь, как рассказывает Нина Григорьевна, доход семьи состоит из ее и дочкиной пенсий и Златиного пособия – всего 30 тысяч рублей. На жизнь хватает, а на лечение нет. Но они умудряются откладывать понемногу и снова ведут девочку на
процедуры.

Нина Григорьевна гордится внучкой: Злата отлично учится, знает много стихов наизусть, ходит в театральную студию. Только вот на флейте научиться играть не получилось – руки слишком непослушные, зато она осваивает пианино. Правда, игрушечное – на настоящий инструмент денег нет...