Всегда жизнерадостная и уверенная в себе, Оксана свой прошлый день рождения встретила в слезах.

– Это на меня, пока ждала гостей, накатило, – рассказывает «СтарХиту» девушка. – Сижу за накрытым столом и реву: «Мне 21 год, а я ничего в жизни не добилась, даже вуз не закончила еще!» Подруги пришли – засуетились. И утешили, и отругали: «С ума сошла! Посмотри на ровесников – сколько таких, кто вообще не работает! А у тебя квартира своя, зарплату получаешь, маме помогаешь, на весь мир прославилась! И чего ты тут ревешь?!»

Оксана вытерла слезы. Вспомнила, как гордилась, покупая квартиру на призовые за Паралимпиаду в Пекине. Первая собственная жилплощадь в Уфе в 18 лет – в самом деле неплохо!

– Здесь еще голые стены были, а над головой висела одинокая лампочка, – вспоминает Оксана. – Купила надувной матрас, постельное белье и переехала, постепенно все обустроила.

А в этом году власти Уфы и спонсоры подарили ей новую квартиру – за пять побед в Лондоне. Чем дальше, тем шквал всеобщего внимания больше, что ее напрягает.

– Появилась недавно в педуниверситете, где учусь на 5-м курсе, а ко мне и первокурсники, и преподаватели на «вы» обращаются. Я понимаю, дань уважения. Но мне 10 октября всего 22 года исполняется, а я чувствую себя взрослой серьезной тетенькой на научной конференции! А как-то вырвалась с друзьями в клуб, но отдохнуть не вышло: узнали, объявили в микрофон!..

Чисто теоретически, как рассуждает Оксана, она могла бы оставить спорт: высшие награды завоевала, жилье заработала. Пора влюбляться, выходить замуж, рожать детей. Но… знакомиться стало сложно.

– Молодого человека у меня сейчас нет. Я не против общения, но за мной не раз приударяли искатели легких денег. Сначала красиво ухаживали, а потом начиналось: «Ой, с бизнесом проблемы… Помоги, пожалуйста…» А мне бы понравился тот, кто не просит и не требует. В общем, перестала я парням доверять. Именно это заставляет меня отчаиваться. А вовсе не то, что я инвалид по зрению – и окружающий мир для меня не таков, каким его видите вы.

Одна на 20 тысяч

– У меня врожденная глаукома. Говорят, случай для новорожденных редкий – один на 20 тысяч! Но для меня – естественное состояние. Я и не представляю, каково это смотреть двумя глазами. Вижу только левым. Мне совсем нельзя поднимать тяжести – зрение сразу падает. Хуже оно и в плохую погоду, когда поднимается внутричерепное давление. Думаю, из-за плохого зрения у меня обостренное обоняние и тонкий слух. Люблю музыку, с удовольствием слушаю Земфиру. Умные фильмы смотрю – вроде «Кожа, в которой я живу» Педро Альмодовара. В кино, кстати, не воспринимаю эффект 3D, – рассказывает Оксана.

Первой на расширенные зрачки трехмесячной дочки обратила внимание мама Светлана Ивановна. Они жили тогда в Петропавловске-Камчатском. Узнав о глаукоме, не теряя времени, вышла на московских врачей. Крохе прооперировали оба глаза – и спасли остатки зрения.

Когда Оксане исполнилось пять лет, Светлана Ивановна нашла безопасный для дочки вид спорта – плавание.

– В воде я почувствовала себя очень уверенно, – вспоминает чемпионка. – На дистанции внизу бассейна есть черная полоска – когда плывешь, ее отлично видно. Но в основном мы ориентируемся все-таки не по ней, а по гребкам. Зрение и не нужно – все четко просчитано! Я рано сделала еще
одно открытие – мне понравилось быть первой!

Девочка приносила в школу справки об освобождении от занятий и уезжала на соревнования.

– В шестом классе учительница по физкультуре никак не хотела понять, почему плавать я могу, а ходить на лыжах, которые она обожала, нет, – улыбается Оксана.

– И стоило мне пропустить ее урок, ставила против моей фамилии двойку. И за полугодие «пару» вывела…

Старший тренер Паралимпийской сборной России по плаванию Игорь Тверяков обратил внимание на Оксану, когда ей было 12, и она победила на чемпионате в Туле. Понаблюдал за успехами новой «звездочки» еще годик и на очередных соревнованиях подошел знакомиться.

– Игорь Львович спросил, что я собираюсь делать, когда закончу школу. Сказал, что хотел бы со мной поработать. Не раз звонил на Камчатку. А однажды предложил после 9-го класса переехать в Уфу, где он работает, и жить в его семье.

Девочка мечтала тренироваться именно у Тверякова. Но мама отпускать единственную дочь в незнакомый город побоялась. На семейном совете решили, что Оксана поедет в Башкирию после 11-го класса.

– Мама и сама рано начала самостоятельную жизнь, в 16 лет ушла из дома. Влюбилась, меня родила, рассталась с папой, вышла за моего отчима Саныча. Она предоставила мне свободу поступать, как хочу. Когда я уехала в Уфу, они с Санычем перебрались с Камчатки на его родину в Белоруссию – и ко мне получилось поближе, – рассказывает Оксана.

– Приезжаю к ним в Брест, мама сразу мою любимую картошку с грибами готовит… Расспросит, узнает новости, но ничего не диктует и не навязывает. Ей важно только понимать, что у меня все в порядке. Правда, до сих пор может поднять всю Уфу на уши, если я трубку долго не беру!

Время от времени дочка подбрасывает маме сюрпризы. Года два назад, например, увлеклась татуировками. На правой руке появились бабочки. На ноге – конь, выскакивающий из воды.

– Сначала мама была в шоке. А потом и говорит: «Может, мне тоже тату сделать?» На днях я «набила» третью татушку на запястье – в виде олимпийских колец. Мама еще не знает, опять ругаться будет… У меня, кстати, ее характер – тяжелый. Вечно спорю с тренером! На тренировках мне обязательно надо понять и принять то, что он просит выполнить. Иногда Игорь Львович в шутку ворчит – мол, как я вообще мог тебя взять?!

Звездная болезнь

В Уфу Оксана приехала в 2006-м. Поступила сразу в два вуза – нефтяной и педагогический. Прописалась в общежитии, но жила в семье тренера. В 2006-м стала чемпионкой мира, с тех пор дистанция 50 м вольным стилем – ее «коронка». В 2007?м у нее появилось «золото» чемпионата Европы, в 2008?м – Паралимпиады в Пекине. И она… расслабилась.

– Я решила, ч то лучше меня никого на свете нет, – говорит Савченко. – К чемпионату Европы-2009 тренировалась вполсилы. И… не поднялась выше «серебра» даже на своей коронной дистанции! Такая была истерика! С досады я чуть стекло в раздевалке не разбила. Игорь Львович дал мне прореветься, а потом одной фразой прекратил «звездную болезнь»: «Имей в виду, всегда найдутся спортсмены лучше тебя».

После этого «щелчка по носу» Оксана пообещала себе вернуть титул сильнейшей. И в Лондоне подтвердила его пять раз: 400 м, 200 м, 100 м вольным стилем, 100 м на спине, а в финале на любимой дистанции ей пришлось туго.

– У меня плечо вот уже четыре года «вылетает». Вправляешь его – и на время забываешь. Но прямо перед стартами в Лондоне травма «ожила». Я плыла 200 метров комплексным плаванием – и ощутила резкую боль. После заплыва рванула к массажисту. Он помог, но ненадолго. И вот когда я приближалась к финишу на 50-метровке, боль заполнила меня, наверное, всю. Из последних сил я сама себя подгоняла: «Даваааааай!!.» А когда отдышалась, узнала, что поставила мировой рекорд: 26,9 сек… За годы мое отношение к победам изменилось. Я люблю плавать, люблю побеждать. Но
каждое мое достижение уже случилось, стало прошлым. Я готова к тому, что к то-то из нынешних 14–15-летних спортсменов однажды меня обгонит. Но на следующую Паралимпиаду все-таки поеду.

В 2013-м Оксана заканчивает два своих вуза и, возможно, соберется получить третье высшее.

– Впрочем, если встречу вторую половинку, сценарий сложится другой, – говорит она. – Пока мне попадаются либо умные и нудные, либо веселые, но
легкомысленные. Никак я не найду человека, который был бы умным и веселым. И внешне брюнет, и выше меня ростом. Хотя последнее, пожалуй, не принципиально!..