Первое сентября в Беслане не празднуют. Построение школьников по случаю начала учебного года проводится лишь 5-го, и открывают мероприятие не поздравлениями, а минутой молчания со слезами на глазах. Забыть такое невозможно: 1 сентября 2004 года в разгар торжественной линейки к школе №1 подъехали машины с террористами. Стреляя в воздух, боевики загнали в здание больше тысячи человек – учителей, школьников и малышей, которых родители привели с собой… Почти три дня заложников удерживали в спортзале забаррикадированного и заминированного здания под прицелом автоматов. Морили голодом, не давали пить. Потом прогремели взрывы, начался пожар – и спецназ пошел на штурм. В тот день погибли 334 человека, 186 из них – дети.

Ирина не могла нарадоваться подарку судьбы – сыну Бексултану и дочке Мадине
Ирина не могла нарадоваться подарку судьбы – сыну Бексултану и дочке Мадине // Фото: Личный архив Ирины Худаловой
Батырбек (на фото – с родителями) поразительно похож на погибшего старшего брата Бека
Батырбек (на фото – с родителями) поразительно похож на погибшего старшего брата Бека // Фото: Личный архив Ирины Худаловой

СЫН – НАШЕ СПАСЕНИЕ

Глядя в небо, 7-летний Батырбек спрашивает у мамы: «А какая из этих звездочек – наш Бек?» Кто-то сказал ему, что, умирая, люди становятся звездами…

1 сентября 2004 года 40-летняя Ирина Худалова привела в школу двойняшек-первоклашек – сына Бексултана и дочь Мадину. Когда-то она вымолила их у Бога. Шесть лет попытки забеременеть были безуспешными. И вот сразу двое! Об этом чуде даже писала местная газета, в альбоме до сих пор хранится статья с фото – счастливые родители Ирина и Батраз с двойняшками на руках.

Оказавшись в спортзале среди заложников, Ирина не отпускала детей ни на шаг. Взрывом сына ранило в щеку и живот. Мать закрыла детей собой, каждую минуту спрашивала: «Вы живы?» И они отвечали: «Да». Она тоже была ранена, но так боялась за двойняшек, что не думала о себе. Ее вылечили, а Бека спасти не удалось.

«Я очень скучала по Беку, часто спрашивала родителей: почему должна быть одна? – рассказывает «СтарХиту» Мадина. – Может, поэтому мама решилась еще родить. Когда УЗИ показало, что у меня будет брат, я плакала от счастья!»

Поверить в то, что судьба подарила еще одного сына, Ирине было трудно. Забеременев, она боялась, что на нервной почве могут возникнуть проблемы. Раны к тому времени зажили, Ирину лечили в германской клинике. Несколько сеансов терапии у китайского врача – и заработала левая рука, которая после трагедии немела, она не чувствовала пальцев. Но женщина еще долго не могла прийти в себя: «Даже после двойной дозы снотворного не спала. Боялась снова оказаться под прицелами автоматов и увидеть, как осколки бомбы попадают в моего Бека!»

Мадина стала маленькому Батырбеку лучшей подругой, когда подрос, научила играть в футбол и шашки. В этом году она летала в Хорватию (бесланских детей каждое лето отправляют отдыхать на Адриатическое море) – и он несколько раз в день теребил маму: «Когда Мадина вернется? Скоро уже?»

«Неправда, что время лечит, – делится со «СтарХитом» Ирина. – М не до сих пор кажется, что мой старший сын где-то рядом! А Батырбека мы называем нашим лекарством, спасением. Благодаря ему семья снова обрела смысл жизни». В этом году Мадина идет в 10-й класс, а Батырбек – в первый. Худаловы решили отвести сына в школу, построенную напротив разрушенной. «Переведем туда и Мадину из ее нынешней школы в другом районе города. Пора уже перебороть страх перед тем местом, которое принесло столько горя», – продолжает Ирина.

Батырбек часто расспрашивает маму про Бека. И вместе с ней плачет, потому что она не скрывает от него, как было страшно: «Мои ребятки терпели жажду все дни, что мы были заложниками. Пить хотелось жутко. За несколько часов до штурма Бек спросил меня: «Мама, когда мы выйдем отсюда, ты купишь мне «Спрайт»?» Сколько этого «Спрайта» я ему на могилу за девять лет принесла, одному Богу известно…»