Ирина Дубцова с сыном Артемом
Ирина Дубцова с сыном Артемом. // Фото: Артур Тагиров

В середине февраля Ира открыла в центре Москвы клуб-караоке на воде. Мы встретились незадолго до этого события. Пережив поминки и 40 дней, Ирина старается как-то жить дальше, отвлекает себя работой – крутится как белка в колесе. Она почти не улыбается, и, даже когда общается с кем-то на нейтральные темы, все равно в ее глазах видна грусть. А то и слезы. Ходит Дубцова все время в черном – у нее продолжается траур.
«Мам, а ты здесь хозяйка? Я могу бегать везде, где хочу?» – уточняет сын певицы Артем. «Да, только если съешь тарелку куриного супа», – соглашается мама. Артем нехотя глотает суп, но убегать не торопится – как и любому ребенку, ему интереснее послушать взрослые разговоры. «Артем, иди», – просит сына Ира. И, наклоняясь ко мне поближе, шепчет: «Мне неудобно говорить при нем о папе, его дедушке». Но Артему уходить не хочется. Он просит у мамы водички, потом коктейль, придумывает миллион поводов, лишь бы побыть с мамой. Я тихо спрашиваю: «Разве он не знает, что дедушка умер?»
«Папе стало плохо на его глазах, – рассказывает Дубцова. – Он приехал из ресторана, где отмечал свой 61-й день рождения. Поднялся на этаж, открыл двери, пропустил всех внутрь и… сполз по стене. У взрослых началась паника. Стали звонить в «скорую помощь» по мобильному, но оказалось, что 03 набирать бессмысленно. Артем был единственным, кто не растерялся. Он принес подушку для дедушки и домашний телефон, чтобы по нему можно было позвонить врачам.
Потом Артема увели, сказали, что дедушка заболел и его увезли в больницу. С тех пор я с сыном эту тему не обсуждала. Я не знаю, как сказать ему, что любимого деда больше нет. Правда, недавно он нас удивил, признался няне: «Хочешь, я тебе по секрету скажу одну вещь? Дедушка-то умер». «Как?» – поразилась няня. «Да, я точно знаю, только ты не говори об этом маме и бабуле,
потому что они плакать будут». Няня пересказала этот диалог мне. И я поняла: на самом деле сын бережет нас, а мы – его».
Ира подзывает официанта и заказывает черный чай с лимоном. Задумывается. Собирается с мыслями. Рассказ об отце дается ей нелегко. «Папа любил меня так сильно, что это не передать словами, – начинает она. – Это был человек, который дал мне не только жизнь, но и все на свете. Только сейчас понимаю, до какой степени я от него зависела. И речь не о деньгах. Я была связана с ним и эмоционально, и духовно, и физически. А сейчас вся моя жизнь перевернулась и летит куда-то в тартарары. Я вообще, честно говоря, не очень понимаю, как все дальше будет. Как нам жить без него?
К смерти родного человека невозможно подготовиться заранее. Даже если твой близкий уже прикован к постели и врачи говорят, что счет идет на дни, все равно остается надежда. Смириться со смертью невероятно сложно. И уж тем более невозможно ждать ее.
А у нас вообще все получилось неожиданно. Раз – и тромб. От этого, к сожалению, никто не застрахован. Папа был настолько энергичным, что молодежь позавидует. До сих пор перед глазами картинка: папа идет из магазина. В одной руке тащит огромное количество пакетов с едой, а на другой у него висит мой 23-килограммовый сын. И при этом папа улыбается: он бодр и, кажется, полон сил. Он совершенно не уставал. Мог подремать полчаса и снова – бодрячком. Я чувствовала себя гораздо более измученной, совершенно разбитой и больной по сравнению с этим 60-летним мужчиной.
Папа никогда ничем не болел, 15 лет не употреблял алкоголь – ни капли. Он иногда мог пожаловаться на желудок, но чтобы болело сердце, поднималось давление или страдали сосуды – вообще ни разу…