Колин Ферт
Колин Ферт // Фото: Архивы пресс-служб

Самое смелое, что я осуществил в жизни, — это женитьба. Не все итальянцы пылкие, и не все англичане сдержанные. Это была любовь с первого взгляда. Я мгновенно это понял: неосознанно, необъяснимо. И темперамент, уж поверьте, тут ни при чем.

Мне не нужен советчик. Я во всем советуюсь с женой. Она — самая разумная женщина на планете. Она — уверенный в себе человек, а мне уверенности не хватает. Это счастье, что мы поженились.

Я ценю все улыбки, которые получаю от весьма привлекательных женщин. Мое сердце принадлежит любимой жене. Ливия всегда со мной, даже тогда, когда я начинаю себя жалеть и вот-вот готов расплакаться. В такие минуты Ливия оказывается рядом — с поцелуем и чашкой чая. И мир снова становится прекрасным.

О жене

Колин Ферт
Колин Ферт // Фото: Архивы пресс-служб

Иногда я пытаюсь доказать Ливии, что я секс-символ, но у нее, видимо, нет желания говорить об этом. Знаете, взгляд сразу затуманивается, и вид становится усталый...

Если вы боитесь жениться так же, как этого боялся я, то для начала хотя бы выучите родной язык избранницы. Английский моей жены куда лучше, чем мой итальянский.

Я веду спокойную, размеренную жизнь женатого человека. Моя итальянская красавица — самая умная женщина на планете. Моя любовь и моя страсть. Вот и все, что касается моей частной жизни. Я — не открытая книга. Не ждите появления «Дневника Колина Ферта»

О семье

Колин Ферт
Колин Ферт // Фото: Архивы пресс-служб

Когда мы решили быть вместе, Ливия сказала своей семье: «Мой парень — англичанин» — одно очко против меня. «Он актер» — хм-хм, надо же. «Он почти на десять лет старше, и у него есть ребенок от другой женщины» — о боже! Мне пришлось горы сдвинуть, чтобы достучаться до каждого из ее семьи.

Когда я встретил будущую жену, пришлось добиваться не только ее расположения, но и ее отца... До Ливии я не знал 26-летних женщин, которые жили бы с родителями.

О себе

Колин Ферт
Колин Ферт // Фото: Архивы пресс-служб

Что меня поражает в итальянцах, так это их приверженность семейным традициям. Семья дает ощущение внутренней надежности и стабильности — в других культурах такого не найдешь. Мы, англичане, постоянно разбредаемся в разные стороны…

Не имеет значения, как на тебя реагируют посторонние. Но если у тебя есть маленькие дети, с их реакциями приходится считаться. Вот уж примадонны. И ты не можешь им сказать: «А ну, ведите себя как следует, не то я позвоню своему агенту». Жизнь вращается вокруг моих мальчишек. Остальное на втором плане.

О ролях

Колин Ферт
Колин Ферт // Фото: Архивы пресс-служб

Я по-прежнему жду значительную роль в кино. Чувствую, что нахожусь в возрасте, который делает интересной любую историю. Я прожил достаточно долго, чтобы интересно сыграть роль «с прошлым».

Актером я стал, потому что не хотел носить костюм с галстуком. А именно это меня и окружало в детстве, пока я рос, — родители только вечером снимали строгие костюмы. Отчаянно хотелось быть вне этого, и казалось, что актерство – хороший выход. Но теперь и на работу, и на мероприятия приходится надевать костюм. Так что не сработало!

Я боюсь замкнутых пространств, у меня клаустрофобия. Правда, не знаю, является ли это моим самым большим страхом.

Колин Эндрю Ферт

Колин Ферт
Колин Ферт // Фото: Архивы пресс-служб

За все хорошее в жизни мне не приходилось бороться или платить по счетам. Мне всегда везло. Иногда размышляю: а не придется ли мне однажды за все это заплатить?

Появилось ощущение, что, когда мне исполнится 93 года, я, весь укутанный, появлюсь в Голливуде на Аллее звезд и буду просить у окружающих мелочь, уверяя, что я тот самый парень, чье имя тут значится, — и в престарелой леди неподалеку не узнаю Эмму Томпсон.

Работая над ролью короля Георга, я понял, что в начале войны подданные короля нуждались в том, чтобы просто слышать его. А ведь он заикался.