Дмитрий Хворостовский
Дмитрий Хворостовский // Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

В понедельник в Москве простились с Дмитрием Хворостовским. Друзья и коллеги оперного баритона собрались в студии программы «Пусть говорят», чтобы рассказать об артисте и его борьбе с тяжелой болезнью.

В Москве простились с Дмитрием Хворостовским

Анна Нетребко и ее муж Юсиф Эйвазов вспомнили о том, каким был Хворостовский. Супруги дали интервью Дмитрию Шепелеву в Милане.

«Я была на его концертах много раз, подходила к нему за автографом. Потом я помню, как мы выступали в Нью-Йорке, это была «Война и мир»… Он всегда помогал, он очень доброжелательно относился к своим коллегам, особенно к тем, кто не обладал большим опытом. Он никогда не хвалил то, что ему не нравилось, мог высказаться в резкой форме… Он мог изменять слова, даже в том же «Евгении Онегине», – поделилась известная певица.
Анна Нетребко
Анна Нетребко // Фото: Кадр программы

Владимир Познер, который брал интервью у знаменитого исполнителя и близко дружил с ним, рассказал, что он всегда прямо отвечал на вопросы и не страдал звездной болезнью. Тележурналист сравнил Хворостовского и Федора Шаляпина. Познер также признался, что не чувствовал болезнь Дмитрия.

«У него была прекрасная, чуть ироническая улыбка. Он не изображал из себя великого певца. Знаете, когда я был совсем еще маленьким, мама мне ставила пластинки. Помню, мне было лет 6 или 7, и я совершенно поразился. Мама сказала, что это Шаляпин. Она заметила: «Наверное, больше такого не будет». Когда я впервые его услышал, подумал: «Нет, все-таки будет». Поразительно похож. Он был очень русским человеком – по широте, внутренней силе и перепадам настроения. Мы были друзьями… Мне трудно об этом говорить, это очень личное. Я знаю точно, что он останется», – поделился Владимир Владимирович.
Владимир Познер
Владимир Познер // Фото: Кадр программы

Григорий Лепс присоединился к разговору в студии ток-шоу. «Для простого обывателя вы и Дмитрий Хворостовский – разные миры», – заметил ведущий Дмитрий Борисов. Исполнитель согласился с ним. 

«Дмитрий Хворостовский был выдающимся певцом и очень приятным в общении человеком. Нас представил Игорь Яковлевич Крутой. Это было лет 8 назад, может быть, чуть больше. (…) Потом мы с ним несколько раз разговаривали, всегда по-доброму и по-хорошему. За неделю до того, как он официально объявил о болезни, мы встретились в Шереметьево. Помню, он признался, что у него часто кружится голова. Я рассказал пару смешных историй, он тоже, еще мы поговорили о жизни. Больше я его, к сожалению, не встречал – большого артиста и выдающегося певца. Это потеря не только для России, но и для всего культурного мира», – рассказал Лепс.
Григорий Лепс
Григорий Лепс // Фото: Кадр программы

Певец добавил, что восхищался Хворостовским. «Он дышал полной грудью. Я думаю, что он ушел к этому готовым. Я говорю это не просто так. Несколько раз я был на грани того, чтобы уйти – меня возвращали врачи и моя мама. Я был не готов уйти, мне было очень страшно», – поделился Лепс.

Эйвазов и Нетребко узнали о болезни Хворостовского из социальных сетей. «В последний раз мы виделись на концерте в Метрополитен-опера в мае. Дима появился там неожиданно и произвел фурор», – рассказала Анна. Тогда весь зал взорвался от аплодисментов. «О его диагнозе знал весь мир. Все следили за тем, как развивается его лечение. Никто ничего не скрывал, для этого нужно огромное мужество», – отметил Эйвазов.  

«Он мужественно боролся с этой болезнью. В этом его настоящий героизм – что он долго продержался и выходил на сцену, собирая все силы под шквал аплодисментов», – считает Нетребко.
Юсиф Эйвазов и Анна Нетребко
Юсиф Эйвазов и Анна Нетребко // Фото: Кадр программы

Оперный певец Дмитрий Корчак впервые увидел Дмитрия в 90-е. Он был поражен тому, как Хворостовский умеет работать с публикой. «На мой взгляд, он правильно поступил, рассказав о своей болезни. Как человек прямой, он сразу все высказал», – полагает артист.  

Людмила Поргина рассказала о том, как посетила концерт Хворостовского с мужем Николаем Караченцовым. «Сейчас он тоже столкнулся с подобной проблемой. Тогда он сказал: «Да он не здесь находится! Он должен находиться на мировом поле». В нем было столько силы и энергии, такой, знаете, данной гению. Он как будто открывал пространство. Когда ты заболеваешь, я смотрю по Коле, ты знаешь, что ты несешь в себе взрывной заряд. Но разве ты можешь отказаться от жизни? Мы пошли на химиотерапию как на бой. Мы надели лучшие рубашки, загримировались, я сделала новую прическу…»

«Я не скрываю болезнь Коли. Перед первой химией он сказал: «Я со страхом смотрю в будущее». Я сказала: «А я еще с большим. Но если мы вдвоем, нам ничего не страшно», – поделилась Людмила Андреевна.