Скарлетт Йоханссон и Ромен Дориак расстались летом прошлого года
Скарлетт Йоханссон и Ромен Дориак расстались летом прошлого года // Фото: Getty Images

Накануне Международного женского дня 32-летняя актриса обратилась в суд с просьбой о начале полномасштабного бракоразводного процесса. В исковом заявлении она утверждала, что не может договориться с мужем Роменом Дориаком об условиях опеки над дочкой Роуз и просит помощи властей в решении этой проблемы.

Поступок Скарлетт стал неприятным сюрпризом для 34-летнего Ромена, который старался избежать публичных разборок. 

«В их брачном контракте прописано все, кроме условий опеки и алиментов, – говорят его друзья. – Дело не в том, что они не способны решить дело миром, а в том, что самое разумное соглашение Скарлетт не устраивает. Она готова отдать Роуз на растерзание судебным психологам, лишь бы настоять на своем».

Туда-сюда-обратно

Скарлетт и Ромен не живут вместе с лета прошлого года, хотя о расставании объявили только в январе. Сначала они постановили, что двухлетняя дочка будет проводить неделю с одним родителем, неделю – с другим. Чтобы девочке не приходилось мотаться через океан, Ромен переехал из Парижа в Нью-Йорк, снял квартиру недалеко от жены и устроился работать организатором выставок.

Скарлетт в отличие от мужа не считает частые путешествия вредными для детской психики. «Она может взять Роуз под мышку и поехать с ней на съемки в Новую Зеландию, – рассказывают друзья Ромена. – Раньше на время маминых съемок дочка оставалась с отцом в Париже. Скарлетт слишком увлечена карьерой и не может обеспечить ребенку стабильный, размеренный образ жизни. Если посчитать, сколько она снималась за два года брака, получится, что Ромен и так растил дочь в одиночку».

Терпение француза лопнуло, когда Скарлетт предложила новый график – три дня с мамой, два дня с папой. «Ромен не позволит перебрасывать ребенка как мячик, – говорят осведомленные люди. – Он собирается увезти Роуз в Париж. Скарлетт, у которой там два дома, сможет навещать их, когда ей угодно».

Тут уже актриса встала на дыбы. Она не желает расставаться с обожаемой дочерью, а кроме того, считает Париж небезопасным и депрессивным городом, населенным грубиянами, с которыми ей не хочется иметь ничего общего. Ее возмущение вылилось в попытку решить вопрос через суд. «Скарлетт согласна на совместную опеку при условии, что дочь будет жить с ней, – заявили юристы. – Она подала иск, потому что только суд может запретить отцу вывозить ребенка из страны вообще или без согласия матери».

Маленькая Роуз живет на два дома –то с мамой, то с папой
Маленькая Роуз живет на два дома –то с мамой, то с папой // Фото: FameFlynet/Legion-Media

Чем сердце успокоится

Ромен не робеет перед Скарлетт с ее связями и состоянием в $100 млн. Он и сам человек небедный, хотя чем занимается, никто не может сказать наверняка. Сейчас Ромен получает постоянный доход как совладелец магазина гурманского попкорна, который они со Скарлетт открыли в Париже. И пусть его полтора миллиона на фоне богатств жены выглядят смешно, на нужды Роуз их хватит. К тому же он не носится по миру как ошпаренный и способен уделять ребенку столько внимания, сколько требуется. Ведь Скарлетт сама признавалась, что с трудом совмещает материнство с карьерой.

«Я разрываюсь на части и все время живу с чувством вины. Работая, пропускаю важные моменты в жизни дочки, а когда на руках ребенок, не могу полноценно вкладываться в работу», – говорила актриса.

К тому же Ромена беспокоит недавнее заявление Скарлетт, что человек не создан для моногамии. В подтверждение своих слов, еще не разведясь с мужем, она явилась на церемонию вручения «Оскара» под ручку с театральным агентом Джо Мачотой. «У нее есть привычка влюбляться по уши и нырять в отношения с головой, – признают ее знакомые. – Она пролетает через них как ракета, трах-бах, искры из глаз, и все кончено».

Естественно, Ромен сделает все возможное, чтобы оградить дочь от этих фейерверков. Все равно он уже ничего не теряет, потому что после суда им со Скарлетт вряд ли удастся остаться друзьями.