Ума Турман
Ума Турман // Фото: GettyImages.ru

Год начался для 46-летней Умы неприятно. С его наступления не прошло и двух недель, как ей пришлось вернуться к затяжной судебной баталии с бывшим женихом – 54-летним финансистом Арпадом Бюссоном. После расставания в 2013 году они не могут поделить 4-летнюю дочку Луну, которая живет у матери. Ума явилась в суд Нью-Йорка одетой в черное с ног до головы, как на похороны, и с соответствующим выражением лица. Она понимала, что Арпад исчерпал цивилизованные способы решить проблему и дальше собирается действовать по принципу «цель оправдывает средства». Лишь на днях эта история, наконец, завершилась. Уме Турман удалось добиться единоличной опеки над ребенком, чему она несказанно рада.

Сумасшедший дом

Казалось, еще в сентябре 2015 года конфликт был исчерпан. Тогда Ума согласилась, чтобы дочка проводила больше времени с отцом в Лондоне. Арпад сумел разжалобить суд рассказами, как ему трудно все время летать через океан после операции по удалению части легкого. Куда меньший акцент финансист сделал на то, что не может оставаться в Америке больше трех месяцев, если не хочет проблем с налоговой службой.

Однако Ума выяснила, что во время визитов Луны отец не уделяет ей столько внимания, сколько обещал. Один раз Арпад подкинул дочку бывшей жене Эль Макферсон, чтобы без помех сходить на футбол. В другом случае он попросил привезти девочку на Багамы, где проводил отпуск, но в день ее прилета его самого на островах не оказалось. Арпад был на Кубе на концерте The Rolling Stones.

«В общении с дочкой он руководствуется скорее своими, чем ее интересами, – гласил вердикт представителей Умы. – В этой связи отношения между ним и мисс Турман стали настолько ядовитыми, что мы не рекомендуем им контактировать друг с другом на глазах ребенка. Луна должна быть ограждена даже от пребывания в одной комнате с обоими родителями».
Ума и Арпад были вместе почти 7 лет, а после расставания не смогли сохранить хорошие отношения даже ради дочки
Ума и Арпад были вместе почти 7 лет, а после расставания не смогли сохранить хорошие отношения даже ради дочки // Фото: GettyImages.ru

Бюссона возмутило обвинение в ядовитости. На слушаниях в январе 2017 года он заявил, что актриса сама хороша – страдает психическим расстройством и принимает три вида антидепрессантов, что не мешает ей употреблять алкоголь.

«Ума не признает, что больна, – сказал он. – Ее безответственность подвергает девочку опасности».

Женщина-психиатр, вызванная давать свидетельские показания, тоже не пожелала признать Уму душевнобольной. «У нее наблюдается синдром дефицита внимания и гиперактивности, а также небольшие нарушения функций мозга, отвечающих за способность учиться, но это нельзя назвать опасным психическим заболеванием», – заключила доктор.

РЕБЕНОК НАПРОКАТ

Бюссон выдвинул еще ряд претензий, даже пожаловался суду, что актриса так и не вернула ему обручальное кольцо стоимостью $1,5 млн.

«Она относилась к беременности как к сделке, – сказал Бюссон. – Сразу потребовала подписать контракт, практически лишающий меня права видеть дочь в случае разрыва. Мне показалось странным и неуважительным обсуждать это на таком раннем сроке».

В поддержку версии, что Ума плохая мать, он заявил, что она сменила семь нянь за год и записала дочь в подготовительную школу Святой Анны в Бруклине, которая ему не нравится.

«Классы маленькие, ученики сидят друг у друга на головах, – утверждает Арпад. – Дети выглядят растрепанными и грязными, атмосфера нагоняет тоску. Я не понимаю, за что Ума платит $25 тыс. в год».

Адвокат актрисы привлек к защите школы родителей других учеников, которые описали заведение как «серьезное и хорошо организованное». «Жалобы Бюссона абсурдны, – сказала одна из мам. – Он мерзкий человек, и я рада, что Ума с ним рассталась».