Яна Лапутина с мужем Отари Гогиберидзе
Яна Лапутина с мужем Отари Гогиберидзе // Фото: Starface

Язнал Женю еще до участия в громком проекте «Первого канала» «Формула Красоты». Мы жили на одной улице, почти соседствовали. Часто вместе гуляли с его дочкой Яной и любимыми собаками. Глубина, интеллект и внешняя привлекательность этого человека поражали. Мастер спорта по конькам, редактор двух журналов (литературного и научного), автор нескольких больших романов и обладатель самого точного скальпеля в России. В приемной клиники Лапутина было тесно от звезд, а его рабочий график расписан на многие месяцы вперед… Но в ночь на 20 сентября я схватил гудящий телефон и услышал голос Яны: «Андрей, папу тяжело ранили». И дальше она сбивчиво объясняла, как, узнав о нападении, они мчались с мамой в такси, как увидели отца: «Он сидел на улице, обливаясь кровью, а «скорая» все не ехала». Потом Женю Лапутина несколько часов оперировали, но не спасли.

Папа останется для Яны самым лучшим
Папа останется для Яны самым лучшим // Фото: Личный архив Яны Лапутиной

Центр Москвы. Мы сидим с Яной в клинике «Время красоты», хозяйкой которой она является. И все здесь, начиная от сорта чая, который мы пьем, и заканчивая живыми цветами на столе, подчеркивает изысканность обстановки. Показывая мне палату, больше напоминающую номер пятизвездочного отеля, Яна говорит о том, что убийцы отца за это время так и не найдены: «Очень надеюсь, ситуация изменится, но…»

– Ты стала замужней дамой, родила дочь. Вспоминаешь собственное воспитание, когда общаешься с ребенком?

– Тея пока малышка, ей два года. Ходим с ней в школу раннего развития, на хореографию. Когда чуть подрастет, буду заставлять ее читать. Помню, в четыре года отец насильно усаживал меня за книги, в первом классе я уже не могла оторваться от чтения, а любовь к серьезной литературе он мне привил во время наших вечерних прогулок с собаками. Мы шли, а отец разыгрывал целый спектакль, представляя сюжетные линии своих любимых романов, того же Набокова. И так мастерски это делал, что Владимир Владимирович стал и моим любимым писателем.

А самым страшным наказанием в детстве для меня было, когда папа говорил: «Ты нас с мамой разочаровываешь». Будто мне выносили приговор. Не оскорбляли, не били, а свет гас перед глазами.

– Когда ты поняла, что твой папа волшебник – человек, возвращающий людям молодость?

– Великим врачом отец стал, работая нейрохирургом в Склифе. Ему всегда была интересна борьба за жизнь, пациентам он никогда не лгал. А еще никогда не склонялся перед авторитетами. Но после того как моя бабушка эмигрировала в США, папу, как сына «предателя Родины», вынудили уйти из отделения. В пластическую хирургию он попал врачом с именем, и его пациентом сразу стала моя мама. Она первая в Москве попробовала и пилинг фруктовой кислотой, и уколы ботокса. Причем отец делал инъекции сам, считая, что грамотный хирург обязан уметь все. Операции по возрастным изменениям мама тоже испытала на себе, и папа иногда шутил: «Вита, если не скажешь, что у нас на ужин, веко я тебе не зашью». Мама сразу становилась покладистой и обещала пожарить его любимую картошку.

– Знакомясь с будущим супругом – пластическим хирургом Отари Гогиберидзе, – ты сравнивала его с папой?

– Нет, важна не профессия Отари, а его характер. После гибели отца я вообще перестала сравнивать людей, это приносит лишь разочарование.

– А муж теперь совладелец клиники «Время красоты»?

– Он блестящий хирург и давно в этом бизнесе. Еще задолго до наших отношений я захотела скорректировать кончик носа, и знакомые посоветовали обратиться к нему. Изучая мой профиль, Отари произнес: «Ладно, согласен, но, если не получится, я на тебе женюсь». В итоге и операция удалась, и свадьбу мы сыграли, а через несколько месяцев обвенчались.

– Ты пошла по маминым стопам, стала психологом, потом получила финансовое образование. Прекрасно справляешься и с ролью телеведущей.

– Мне очень комфортно в кадре, это параллельная реальность, которую сам создаешь. Моя ТВ-история началась чуть раньше папиной, но в студию я попала благодаря отцу. Разговаривая с продюсером Натальей Билан об экспертах для новой программы, он попросил: «Взгляните на Яну, но с условием: если не понравится, не берите!»

– Когда вспоминаешь последний разговор с отцом, о чем думаешь?

– Утром того дня, когда на него напали, папа заехал ко мне на съемки, в перерыве мы стояли во дворе, курили, болтали, смеялись. Договорились, что вечером увидимся дома, поужинаем. Все было, как обычно. Никакого давящего чувства. И это очень хорошо, в сознании папа навсегда останется таким, каким был.

На съемках проекта «Между нами, девочками» с Татьяной Булановой
На съемках проекта «Между нами, девочками» с Татьяной Булановой // Фото: Личный архив Яны Лапутиной
Мама и дочь – династия психологов
Мама и дочь – династия психологов // Фото: Личный архив Яны Лапутиной
2002 год. 20-летие Яны мы праздновали большой компанией
2002 год. 20-летие Яны мы праздновали большой компанией // Фото: Личный архив Яны Лапутиной