Семья Анны Ардовой живет недалеко от станции метро «Алексеевская».  – Я люблю принимать дома гостей, – признается актриса. – Мои друзья – это для меня святое. Они помогают, спасают меня, лечат... (на фото Анна  с мужем, дочкой и сыном)
Семья Анны Ардовой живет недалеко от станции метро «Алексеевская». – Я люблю принимать дома гостей, – признается актриса. – Мои друзья – это для меня святое. Они помогают, спасают меня, лечат... (на фото Анна с мужем, дочкой и сыном). // Фото: Сергей Джевахашвили

Так жить нельзя

– Анна, вы всегда живете в таком сумасшедшем ритме?
– Когда запускалось шоу «Одна за всех», мы работали без выходных и перерывов. А сейчас мне кажется, что мой график стал даже более щадящим. Слава богу, появилась возможность отдыхать и уделять время семье. Хотя все равно у меня 12-часовой рабочий день.

– И это вы называете щадящим графиком?
– Все познается в сравнении. Ведь раньше я вкалывала так, что мои дети, родные, друзья видели меня только по телевизору. И такой период длился в моей жизни полтора года. Я снималась в шоу, в свободные дни играла в спектаклях – почти вообще не появлялась дома. И в какой-то момент поняла, что от всего этого несложно сойти с ума. Я просто не выдерживала подобного напряжения. Может, для кого-то такая работа – это норма, но, видимо, не для меня.

– Выходит, вас хватило на полтора года безумного марафона?
– Такого жесткого – да. Нет, ну это вообще нереально. Так нельзя жить и работать никому – ни мужчинам, ни женщинам. Я считаю, что работа – это все-таки часть жизни. Но в ту пору я дошла до такого состояния, когда стало казаться, что работа – она и есть моя жизнь. Она и любовь, и семья, и все на свете. А это неправильно.
Как-то раз в съемках «Одна за всех» выдался перерыв – первый за долгое время. Я пришла домой, легла на диванчик, взяла в руки книгу. И вдруг почувствовала, что не могу расслабиться, а… ругаю себя. Мол, вот лентяйка! Какой ужас и позор! То есть я уже настолько сошла с ума, что редкая минута отдыха стала казаться мне преступлением против человечества.

– Дети как относились к этому?
– Для них это тоже был сущий кошмар, потому что я все время психовала, была уставшей. Когда приходила домой, дети пытались мне что-то рассказать, поделиться новостями, а я вместо того, чтобы обнять их и выслушать, кричала, что мне некогда, потому что к утру надо выучить текст роли.
Моей энергии, видимо, уже не хватало, я не могла ее распределить и дать кусочек семье. Это потом я уже поняла, что нет смысла учить на ночь текст, потому что лучше прочитать его утром. Уже на площадке открыть, заучить и пойти работать. И я перестала по вечерам заниматься текстами, валялась с детьми, а потом просто стала спать с ними рядом. Это был мой единственный выход, чтобы хоть как-то наладить тактильную связь. Они ночевали со мной по очереди – то Сонечка, то Антошенька.

Если няни нет, я психую

– Кто присматривает за детьми, пока вы на работе?
– У нас замечательная няня, без нее я бы свихнулась. Мне важно знать, что, когда дети придут домой, их кто-то встретит, приготовит обед, проследит, что все в порядке. Если няни нет, я психую, переживаю. Но если она дома, я могу даже не звонить лишний раз – и так знаю, что все под присмотром. Когда муж не на гастролях, детьми занимается он.

– Кстати, как супруг перенес ваш съемочный марафон?
– Он же артист, все понимает. Порой бывало, я шла уставшая со спектакля и думала: «Все, больше нет сил, бросаю эту работу!» И начинала размышлять: а что я могла бы делать, если бы не была актрисой? Могла бы, наверное, цветы выращивать или еду готовить. И вот я приходила домой и говорила мужу: «Ты знаешь, я настолько устала, что думаю оставить актерство». И он приводил меня в чувство: «Ты что, ты же трудоголик! Ты умрешь, если не сможешь сниматься, играть в театре». И я понимала, что он прав.
У меня был период, когда не было работы, и муж буквально выгонял меня из дома, говорил: «Найди себе клуб по интересам, иди к подружкам, займи себя чем-то, но только не психуй дома». Я действительно без работы начинаю биться об углы, не знаю, куда деть энергию.

– Недавно вышел фильм с Сарой-Джессикой Паркер «Я не знаю, как она делает это». Там героиня, как и вы, успевает все и везде. Вы когда-нибудь слышали в свой адрес такие слова?
– Я, честно говоря, не чувствую себя какой-то особенной женщиной. Мне кажется, что мы все сейчас так существуем. Все женщины, которые работают, живут в особенном ритме, и они успевают все. Знаете такой анекдот: «Двое знакомых встречаются, один другому говорит: «Ты как?» – «У меня кошмар. В шесть утра ухожу на работу, в девять заканчиваю, бегу на халтуру, заканчиваю в десять, бегу на подработку, заканчиваю в час ночи, бегу домой в два. И я даже водки не могу выпить, чтобы расслабиться, потому что в шесть снова надо на работу». – «Подожди, Федь, так у тебя же была жена Ленка?» – «Ты чего, я и есть – Ленка. Ты что, не узнал? А Федьке моему вообще капец…» Когда я рассказала этот анекдот нашему гримеру Нателле, она чуть не упала в обморок от смеха и стала кричать: «Это про меня!» Потому что, когда мы бежим на работу, мы уже перестаем одеваться как женщины, а натягиваем для удобства штаны и ботинки. Все киноженщины так делают. Знаете, как они у нас называются? Кинобабы. Съемки идут на улице, поэтому надо надеть теплую обувь, штаны, куртки, шапки, обмотаться шарфом – и вперед. И тогда уже действительно не понятно – где мальчики, а где девочки? Где Федька, а где Ленка?

– В такие моменты, глядя на какую-нибудь ухоженную фифу, которая проводит свои дни между маникюрным салоном и солярием, вам не становится себя жалко? Или завидно?
– Да, я, бывает, сижу и думаю: может, я какая-то бездарная? Почему я так не умею? Миллион раз об этом размышляла. Я преклоняюсь перед этими женщинами. Серьезно говорю. Вот умеют же они устроиться в жизни. Это надо талант иметь. А такие, как я, вынуждены просто вкалывать за четверых...
Потом успокаиваю себя: ну и слава богу, зато я все сама: и наряды себе покупаю, и украшения, и отпуск оплачиваю, и маникюр. В реальности я бы ни секунды не выдержала той жизни, которую ведут эти «счастливицы». Я не могу, чтобы мной руководили, указывали, как себя вести. И потом, это же нужно всегда выглядеть идеально. Да пошло все это на фиг!