// Фото: Марина Хоружая

В жизни Дианы Арбениной сейчас не самый простой период: из-за спорного выступления по поводу ситуации на Украине ряд концертов артистки в городах России был отменен. Но несмотря на трудности, солистка «Ночных снайперов» продолжает гастролировать. Корреспондент «СтарХита» Марина Хоружая побеседовала с Дианой после концерта в Воронеже. Певица призналась, что могла бы приехать на выступление вместе с детьми, но в последний момент четырехлетние Артем и Марта простыли. Начав с темы воспитания и отношений звезды с любимыми двойняшками, мы не обошли стороной и политическую позицию Арбениной.

— Диана, с рождением детей насколько сильно поменялось ваше восприятие мира?
Диана Арбенина
Как только на свет появляется ваше бессмертие – а иначе детей назвать невозможно, вы перестаете себе принадлежать. А еще вы получаете с рождением детей абсолютную свободу - вот такая странная противоречивая вещь. Наверное, люди, у которых есть дети, больше меня поймут. При том, что ты абсолютно скована по рукам и ногам, и все твои мысли принадлежат детям, ты как будто получаешь от Бога некую индульгенцию. Ты имеешь право максимально честно и прямо выражать себя в этом мире. Так и со мной случилось. И я рада, что та жизнь, которая у меня была до 36 лет, закончилась. Она была совершенно другая. И могу сказать, что ничего главнее, чем рождение детей, со мной не происходило. Несмотря на книги, концерты, 20 лет на сцене… Кому-то может показаться, что я чего-то достигла в этой жизни, но если бы не было детей, все это было бы зря. Сейчас Марте и Артему по 4.5 года. И они каждый день меня чему-то учат. И я понимаю, что я ради этого и была рождена. Ради этого и рождаются женщины! Для детей и для любви!
— Дети как-то помогают вам в творчестве?
Диана Арбенина
Ага, карандаши приносят, перья точат. На самом деле я с ними достигла баланса. Потому что если у тебя двойня – то это сразу рота. С одним ребенком справиться просто, это для меня не составит труда. Но когда двое, это две энергии. Такое броуновское движение! Им постоянно нужно что-то делать. Но я с ними достигла максимального комфорта – они могут ходить у меня по голове – а я при этом могу писать, они мне не мешают. Мне импонирует, что они здорово запоминают тексты. Я, например, говорю: «Тема, все состоит из любви…» А он отвечает: «… иной». Я сначала не поняла, что это он такое странное сказал. А потом вспомнила – у меня же вышел новый альбом «Мальчик на шаре», куда вошла песня «Волны». И вот там есть строчка «жонглеры любви иной». Или говорю Марте: «Нет смысла…» А она продолжает: «… думать о себе». Я думаю: «Ни фига себе, девочке 4.5 года, а она уже о таких вещах размышляет, философствует!» Мне-то понадобилось 40 лет, чтобы это понять. А потом думаю: «Нет, как-то слишком круто все заверчено…» И вспомнила, что это моя строчка. Вообще конечно я о детях могу говорить часами, как любая мама. Завтра опять пойду на родительское собрание, которое обычно превращается в мой сольник: передо мной садятся преподаватели, я сажусь одна напротив – потому что никто не понимает, что нужно делать с Темой в саду. Он ходит по стенам. А Марта, наоборот, очень примерная. Когда его начинают останавливать и приводить в чувства, она начинает плакать. Тут все внимание переключаются на Марту, а Тема опять в дамках.
— У вас есть какая-то мера воздействия на детей, когда ни не слушаются?
Диана Арбенина
Я из той породы мам, которые все объясняют. Много-много раз. Но если честно, дети не могут не выводить из себя. Те люди, которые говорят, что их дети не выводят, либо страдают отсутствием нервов, либо им все равно. Поэтому тут нужно убеждать, нужно наказывать. Но наказывать не отменой сладкого, потому что ребенок не будет слушаться в принципе, исходя из этого. Я и категорически против того, чтобы детей били. Страх – это не та самая мера. Будут бояться - станут делать исподтишка. Конечно Артема приложить по попе пару раз, мне, конечно, хочется. Я это делаю иногда. Что касается девочек, здесь только сила убеждения и доверительный разговор. У меня с Мартой лучше отношения.
— У ваших детей двойное гражданство. Если они подрастут и скажут, что хотят уехать на ПМЖ в Америку, отпустите?
Диана Арбенина
До того, как они это могут сказать, они должны не то что подрасти – до этого еще 14 лет! И за это время многое может измениться. И в нашей стране, и в головах детей…Если они захотят уехать, я приму их выбор. Когда рожаешь детей, главное понимать, что твоя задача - наполнить их огромным количеством любви. Именно это поможет им быть как бы в коконе, чтобы их не касалось все это зло, человеческая непроходимость, агрессия. Если все это будет на них направлено, то любовь будет все это отбивать. Таким образом они смогут совершенно спокойно выжить в любом обществе. Но нужно прекрасно понимать, что эти люди должны быть самостоятельными в итоге. Детей нельзя себе подчинять. Хотя я вообще собственница по натуре, и для меня все это сложно. Но я прекрасно понимаю, что у них своя дорога. И самое главное – я должна их поддерживать в их выборе. Как бы тяжело ни было. Только тогда они будут мне открываться, только тогда я смогу им больше помочь. Иначе они будут закрытые, не будет диалога. А диалог между родителями и детьми, очень важен. Даже сейчас порой смотрю в глаза этих 4-летних детей – и не пробиться. А что будет в 18?
Диана признается, что рождение детей - это самое важное, что могло с ней случиться
Диана признается, что рождение детей - это самое важное, что могло с ней случиться // Фото: Личный архив
— А кто из них на вас внутренне похож?
Диана Арбенина
Знаете, ощущение, что меня напополам разделили. Марта и Тема абсолютно не похожи друг на друга характерами. Она очень глубокая, он очень открытый, очень ранимый. Дети очень переплетены, поэтому у нас получилась такая знойная компания…
— Вы специально назвали их созвучными именами – Артем и Марта? Чтобы ладили? Говорят же, что чем больше у людей в именах одинаковых согласных букв, тем лучше они будут понимать друг друга…
Диана Арбенина
Я все время смеюсь, что не знала, что при рождении дети не выговаривают букву «р». Моих зовут Аутем и Маута.
— Как они вас зовут?
Диана Арбенина
Мама Диана. А я им все время говорю, что мне очень хочется, чтобы они называли меня «маменька». Они уже поняли как мной манипулировать. Если им что-то надо, говорят: «Маменька, а можно еще погулять?» Я отвечаю: «Ну, раз маменька, значит можно!» Знают мое слабое место.
— Мы вас знаем, как сильную и целеустремленную женщину. А какие-нибудь страхи у вас есть в жизни? Чего вы боитесь, и как с этим боретесь?
Диана Арбенина
Боюсь болезни близких, конечно. Потому что когда ты ничего не можешь сделать – это самое беспомощное состояние. Я бы не хотела и сама болеть, потому что мне нужно растить детей. Очень страшно, если вдруг в голове начнутся нехорошие процессы, когда перестаешь отличать добро от зла или начинаешь смешивать эти понятия. Мне бы не хотелось, чтобы у меня в голове происходила война.
На концерте солистка «Ночных снайперов» всегда чувствует поддержку фанатов
На концерте солистка «Ночных снайперов» всегда чувствует поддержку фанатов // Фото: Марина Хоружая
— Вы сказали, что вам комфортно в сегодняшнем возрасте. 8 июля вы отпраздновали 40-летие. У мужчин в 40 лет обычно случается кризис среднего возраста. У вас не было каких-то переломных моментов?
Диана Арбенина
Я все жду! Ждала и в 35 лет, и в 37, а он все никак не наступает. Когда же я, наконец, скажу, что я в депрессии и у меня творческий кризис. Хотя к чему все это? Ну скажешь ты, что у тебя творческий кризис, ну пожалеют тебя 5 минут, а дальше-то что? Дальше люди пошли заниматься своей жизнью, а ты сидишь со своим творческим кризисом и по большому счету ничего не делаешь, признав это. Поэтому если происходят какие-то перепады настроения, я обычно их связываю с усталостью. Поспал и все нормально.
— Боюсь, нам не удастся избежать обсуждения вашего недавнего выступления в Киеве и последовавших за ним запретов на концерты…
Диана Арбенина
Когда я обратилась к поклонникам, которые попали в культурную изоляцию и попросила не подвергаться военной пропаганде, не разжигать военную истерию между народами? Как ко мне после этого относиться? Как хотите – так и относитесь! Я вне политики. Я за то, чтобы люди жили в мире. И по большому счету, мне совершенно не понятно, почему такие же люди, как мы с вами -- не фашисты, не экстремисты, не те, которые лежат в окопах, а которые каждый день ходят за молоком -- должны отвечать за политиков, которые втягивают две страны в войну. Я против этого.
— В последнее время поклонники вас активно поддерживают, несмотря на все неприятности. На что вас вдохновляет эта поддержка?
Диана Арбенина
жизни я не испытывала такого количества фанатской поддержки. Обычно они все время меня критикуют. Напишу новую песню, играю ее, но проходит неделя и они возмущенно кричат: «А где новые песни? Почему она не пишет так долго?» Ну как же думаю, я же только неделю назад выдала новую песню. Нет, им подавай чаще и больше! Но! В критике ты постоянно идешь вперед. Но сейчас фанаты делают сейчас мою жизнь осмысленной, иначе можно было бы сойти с ума. Я не из тех, кто как-то пытается следовать логике «без меня меня женили». Я ничего на себя брать не собираюсь, но жить в состоянии такой конкретной травли, очень тяжело. Фанаты умницы и просто молодцы. Они все консолидировались и составляют такой огромный снайперский хор. Это мой оплот. Значит, все не зря.