Сергей Шнуров: «Очень хочу, чтобы молодые коллеги по цеху меня боялись. Мне бы это понравилось, лучше – чтобы вообще не подходили близко. А сам я боюсь только одного – высоты. Но с этим можно жить»
Сергей Шнуров: «Очень хочу, чтобы молодые коллеги по цеху меня боялись. Мне бы это понравилось, лучше – чтобы вообще не подходили близко. А сам я боюсь только одного – высоты. Но с этим можно жить». // Фото: Starface

– Сергей, а лично вам когда-нибудь навязывали внебрачных детей? Рок-музыкантов, наверное, трудно удивить подобными историями?

– Как раз наоборот – пока, слава богу, я с этим не сталкивался. Мне кажется, ситуация, в которой оказался мой герой Костя, в реальности не такая уж типичная. У меня довольно широкий круг знакомых, но ни одного подобного случая так сразу не припомню. Слышал, например, историю Пореченкова (в 2009 году Михаил узнал, что в Таллине у него есть 19-летний сын Владимир, теперь молодой человек живет с отцом. – Прим.StarHit). Так вот Пореченков замечательно себя повел!.. Я, кстати, действительно боюсь, что после выхода сериала в разных городах у меня объявятся дочки-сыночки, начнут обрывать телефон непонятные мамаши: «Але-але, у меня от тебя ребенок». У нас же в стране много сумасшедших…   

– Ваш герой прочувствовал все прелести переходного возраста ребенка. А как вы справлялись с дочерью Серафимой, когда ей было 14–15 лет?

– Меня вообще не пугали подобные вещи. С дочерью не было сложно ни в переходном возрасте, ни потом. Есть люди, не способные к коммуникациям, вот с ними тяжело. Причем в любом возрасте. А мои дети – контактные. С ними можно разговаривать. Они слушают и слышат.

– За что вы их в последний раз хвалили, а за что ругали?

– Я обычно их не особенно хвалю и не ругаю. Дети вряд ли смогут вывести меня из себя. Слава богу, они меня не напрягают ни в плане роста, ни в плане мировоззрения.

– А если Аполлон в свои 11 начнет ругаться матом, будете воспитывать?

– Все зависит от контекста. Нечто подобное произошло с 9-летней дочкой моего друга. Она была в гостях у подружки, потом мама той девочки повела ее домой, вызвала лифт, он долго не приезжал. Дочка друга сказала: «Ну е****й в рот». Ее тут же предъявили папе: «Вот девочка у вас, такая-сякая, ругается матом». На что мой друг ответил: «Ну по делу же».

Пора браться за Пушкина

– В следующем году вам исполнится 40. Уже предчувствуете кризис среднего возраста?

- Я в нем живу постоянно, лет с 25. Основная проблема 40-летних, я думаю, вот в чем: не особенно устроишься на новую работу, ничего не поменяешь. За тобой идет огромное количество вагонов – в них сделанное за все эти годы, а будущего как бы нет. То есть до 40 лет ты явно шел в гору, а после начинаешь катиться под горку.

– Вы говорили, что считаете глупцами музыкантов, которые хотят работать до старости. А когда вы будете готовы сказать себе: «Ну все, пора уходить»?

– Я не определился пока. Такой человек, как я, после 40 лет не уместен на сцене. Массовая культура – дело молодых. И ее потребители – молодежь. К сожалению, а может, к счастью, я не стал симфоническим музыкантом, вот у них карьера как раз начинается после 40. А я со всем своим шлейфом и контекстом в этом возрасте дико и смешно буду смотреться. Постоянно думаю о том, как выйти из этой патовой ситуации достойно. Но вообще-то еще 39 лет надо отметить – столько мне исполнится 13 апреля. Как отпраздную – пока не знаю. Может, устрою рядовую пьянку, а может, и не рядовую.

– А если не алкоголем, чем стресс снимаете?

– Сижу дома с книжками. Последние два года перечитываю Лескова, отличный писатель, а «Левша» – так вообще гениальное произведение. Недавно закончил «Макулатуру» Чарльза Буковски, впервые взял этот роман в руки в 1997 году, с тех пор  он не устарел. В планах – Пушкин, у меня полное собрание его  сочинений. Еще три новые книжки лежат, названий не помню, заказал по Интернету. Весь 2012 год буду активно читать. Во время съемок «Детки» не особо это получалось, что расстраивало.

– Как думаете, будут вас, музыканта-радикала, обвинять в том, что скатились до сериалов?

– Вряд ли. То, что я продался, слышу где-то года с 1997-го. Это все ерунда! К тому же у меня такая репутация, что ее х** испортишь! Что бы я ни делал, хуже уже не будет. Вот вписался в сериал, но это был труд, а не развлечение. Я не отношусь к актерам, которые, готовясь к роли шахтера, месяцами сидят в забое, наблюдают. Я в этом плане не профессионал и даже имел право менять сценарий – это было одним из моих условий.

В толпе мне плохо

– В последнее время в шоу-бизнесе модно выступать на баррикадах. Почему вы не участвуете в подобных акциях?

– Я к этому отношусь с опаской и вообще любые митинги не люблю, какие бы ни были. Я плохо чувствую себя в толпе, поскольку ощущаю, что мной манипулируют. Кричать все эти «обзываловки» – детский сад. Я абсолютный махновец, мне не нравится любая власть. Смена одной на другую в моих жизненных установках ничего не изменит.

– Сегодня вы востребованы, но если вдруг растеряете популярность, чем будете заниматься?  

– Были времена, когда я сидел без работы, и это самые счастливые дни в моей жизни. Люблю отдыхать, мне в кайф ничего не делать!

Сериал «Детка» вечером на СТС, с понедельника по четверг