Сыновья с гордостью говорят: «У папы важная работа, он строит больницу! В ней будет лечиться мама». На фото Артур, Саша и Сергей Колпаковы красят стены в коридоре будущей клиники
Сыновья с гордостью говорят: «У папы важная работа, он строит больницу! В ней будет лечиться мама». На фото Артур, Саша и Сергей Колпаковы красят стены в коридоре будущей клиники // Фото: Павел Филимонов

В палату с криками «Мама! Мама!» вбежали Саша и Артур. Ирина Пекарская приоткрыла глаза и увидела мужа Сергея и сыновей. Мальчишки наперебой начали рассказывать, что нового у них в детском саду. Они знают – мама все понимает, но не может говорить, поэтому только улыбается и смеется им в ответ.

Только живи!

Прошло уже три с половиной года со дня пожара в пермском клубе «Хромая лошадь», унесшего жизни 156 человек. За это время 25-летняя Ирина Пекарская стала вновь узнавать близких, реагировать на их голоса и реже кричать от боли. После того как 5 декабря 2009 года ее чудом спасли из огня, она впала в кому. У нее были шестидесятипроцентные ожоги легких, поражение мозга из-за токсического отравления и челюстной перелом. Практически сразу Пекарскую доставили в московскую клинику, где врачи сделали все возможное, но развели руками: «Ваша жена не выживет». Сергей Колпаков будто не слышал этого. Нашел клинику в немецком городе Варен. День пребывания обходился в 700 евро. На помощь пришли спонсоры, друзья. За год и три месяца доктора сотворили чудо! После операций, курса реабилитации – массажей, упражнений на тренажерах – Пекарской стало лучше.

– Однажды утром подхожу к палате и слышу ее смех, – вспоминает Сергей. – Это было такое счастье! В ту секунду понял, что все не напрасно. Нужно идти дальше! Каждый день Сергей внимательно следил за работой врачей, накупил справочников и начал штудировать. Колпаков начал разбираться в медицине, о которой не имел представления – занимался рекламным бизнесом.

Мечты сбываются

В октябре 2011-го пришлось вернуться в Пермь. Там Ирине Пекарской предоставили палату в краевой больнице, а за ее состоянием начал наблюдать врач-невропатолог, который лишь выписывал лекарства и отслеживал по анализам состояние организма.

– Все дается с трудом, – делится со «СтарХитом» Колпаков. – Проблемно даже найти сиделку. Их у нас уже было больше 20. Одну кандидатку даже отправил на обучение в Германию. Вернувшись, она хвасталась «корочками», а вскоре бросила нас. Но это не самый страшный случай. Бывало, вечером бегу к жене, а она лежит в палате и кричит от боли, а рядом никого. Спрашиваю у врачей, почему никто не подошел, а в ответ: «А мы не знали, не слышали!» Неужели так сложно просто позвонить и предупредить? Порой руки опускаются, но я продолжаю жить и работать.

Сергею было недостаточно просто поддерживать самочувствие жены. В Германии он видел, что лежачих больных можно выходить.

– У меня появилась идея открыть реабилитационный центр в Пермском крае, – рассказал Сергей «СтарХиту». – Нейробольных называют «овощами», так как они не способны проявлять эмоции, двигаться. Вернуть к нормальной жизни такого пациента – сложная работа, это может занять несколько лет, но оно того стоит.