«Каким бы сильным ни был человек, он устает не только физически, но и морально – от груза постоянной ответственности за ребенка», - признается Алексей
«Каким бы сильным ни был человек, он устает не только физически, но и морально – от груза постоянной ответственности за ребенка», - признается Алексей // Фото: Личный архив

Лапочка-дочка

Полтора года назад казанский блогер Алексей Афанасьев сменил офисное кресло на подгузники и погремушки. Его жена Регина была на пятом месяце беременности, когда встал вопрос, кому сидеть с ребенком. У обоих прибыльная работа: 32-летний А лексей – менеджер отдела закупок крупной торговой сети, 27-летняя Регина – директор салона красоты.

«Как-то за ужином предложил: «Может, мне взять отпуск по уходу за ребенком?» – поделился мужчина со «СтарХитом», – тем более за 11 лет я засиделся. А жена, наоборот, «горела» работой. В бухгалтерии оформили все по закону – так что до полутора лет Алексей получал положенные выплаты. Мало того, в первый год он открыл небольшой бизнес – продажа продуктов через Интернет. Ему достаточно 3–4 часов работы в неделю, чтобы получать доход».

Алиса родилась 26 ноября 2015 года. Первую неделю Регина провела дома, а потом вернулась на работу. Сначала выходила на пять часов, потом на полный день.

«Когда дочка скучала по маме, я показывал фото или мы звонили ей по видеосвязи, – продолжает Алексей, – Алиса слышала голос и успокаивалась. С едой проблем не возникло. Утром супруга сцеживала молоко. Еще давал смесь, вскоре перешли на нее полностью».
Через пять лет после свадьбы Алексей и Регина стали родителями
Через пять лет после свадьбы Алексей и Регина стали родителями // Фото: Личный архив

Малышка спокойно приняла правила взрослых: папа посвящал ей весь день, а вечером и в выходные к нему присоединялась мама. Алексею пришлось многое поменять в своей жизни. Например, режим, который теперь полностью зависит от дочери. Подъем в восемь утра, через час-полтора проводы мамы на работу и прогулка на 40–60 минут. Потом двухчасовой сон. После вновь дышать свежим воздухом или игры, поход в гости к друзьям. В 20.00 – отбой.

«До рождения Алисы я занимался волейболом, сноубордом, кайтсерфингом, мотоциклами, велосипедами, – рассказывает Алексей. – Сейчас в полной мере не могу себе это позволить, но стараюсь посвящать любимым делам свободное время на выходных».

За первый год папа даже самым большим скептикам доказал, что мужчина может справиться и с коликами, и с режущимися зубами. Хотя трудностей хватало: например, чтобы собрать ребенка на прогулку без слез, приходилось устраивать «ритуальные танцы» с погремушками в руках. Пока Алиса замирала от увиденного, нужно было успеть ее одеть. По-настоящему страшно Алексею стало в отпуске. В первый раз, когда Алисе было полгода, отдыхали всей семьей на Кипре. А через четыре месяца в Турцию Алексей поехал с дочкой.

«Мы прилетели, а она вдруг забеспокоилась: «Где мама?» – вспоминает мужчина. – Начала ее искать, расстроилась так, что хоть обратно возвращайся. Я старался отвлекать Алису, успокаивал. Мы подолгу гуляли – дочка уставала и быстро засыпала. Конечно, каждый день созванивались с Региной».

Выходить на работу в офис Алексей пока не планирует. Но хочет отдать дочь в детсад и вплотную заняться своим бизнесом. Вместе с Региной они мечтают о втором ребенке – сыне. Алексей вновь согласен заняться воспитанием.

НОВАЯ РОЛЬ 

Когда мама приходит домой, Ваня рассказывает ей, чему научился за день
Когда мама приходит домой, Ваня рассказывает ей, чему научился за день // Фото: Личный архив

«Каждому мужику хорошо хотя бы на полгода уйти в декрет», – считает 48-летний Вадим Серебреников из Красноярска. 15 августа 2012 года жена Полина подарила ему сына. Когда Ване исполнилось полтора года, отец семейства потерял работу – закрылась газета, в которой он трудился верстальщиком.

В это же время его жену попросили выйти из отпуска, Полина – руководитель отдела маркетинга в одном из ведущих банков страны. Ее доход примерно в пять раз выше, чем получал бы муж на новом месте, поэтому обоим было выгоднее, чтобы он ушел в декрет. Все, что умел на тот момент Вадим, – держать сына на руках и поднять-спустить коляску на второй этаж. Из-за дежурств, ненормированного графика проводил с новорожденным мало времени. Поэтому перед тем как остаться с сыном один на один, у него был месяц «стажировки».

«В марте 2014 года мы в четыре руки управлялись с ребенком, – рассказал «СтарХиту» Серебреников. – Первое, что мне доверила Полина, – поменять подгузник, а я не знал даже, с какой стороны подступиться. Постепенно жена переставала помогать, и уже 1 апреля мог все делать сам. Было очень страшно. Даже если это всего лишь сборы на улицу. Я мог запросто перепутать, что за чем одевать. А сына забавлял этот процесс, он был доволен и счастлив от новой «игры» – в отличие от папы, который был весь взмокший и уставший. Один раз вышли на улицу, ставлю ребенка на землю, а он у меня босой, в одних колготках. Ботинки забыл!»
Сын и отец вместе 24 часа в сутки
Сын и отец вместе 24 часа в сутки // Фото: Личный архив

В два года Иван был очень активным: как-то остался один на пару минут и разрисовал белую стену оранжевыми пальчиковыми красками. К счастью, не было проблем с питанием, ведь у Вадима диплом повара. Чтобы успевать готовить, отец ставил высокий детский стульчик, пристегивал ребенка, давал в руки игрушку и занимался делом.

На Вадиме, кроме ухода за ребенком, все хозяйство: уборка, закупка продуктов, планирование бюджета. Мама от домашних хлопот не уклоняется, но сын с папой стараются ее беречь.

«Вечером садишься и удивляешься: а почему я так сегодня устал? Вроде ничего не делал, а вымотался, будто вагоны разгружал. Потом начинаешь вспоминать – столько всего за день произошло! Если кто-то считает декрет реальным отпуском, сильно ошибается. Каждый день, каждую минуту надо быть начеку, на взводе, следить, контролировать, кормить, одевать».

Полгода назад Ваня пошел в детсад. Но то адаптация, то грипп, то ветрянка, то кишечная инфекция. Поэтому сын чаще сидит дома. «Если бы подвернулась хорошая работа, ни дня бы уже в декрете не сидел! – признается Вадим. – А то каждый день похож на другой, как день сурка…»