Виктор Филиппович с Ларисой Гавриловной и любимой внучкой после Парада Победы в Москве, 9 мая 2010 года
Виктор Филиппович с Ларисой Гавриловной и любимой внучкой после Парада Победы в Москве, 9 мая 2010 года // Фото: Личный архив

С черно-белых фотографий, расставленных по всей квартире в Нижнем Новгороде, на украинскую дивчину Ларису с улыбкой смотрит лихой моряк Витька Громов. Вот только теперь она Лариса Гавриловна, а любимого супруга Виктора Филипповича нет уже 5 лет.

Как молоды мы были

На фронт шутник и балагур Витька Громов сбежал в 1943 году, приписав себе на призывном пункте недостающий год. Мама, Мария Андреевна, противилась этому как могла, да разве удержишь возле себя 17-летнего паренька, рвущегося на передовую? Его старший брат Александр, летчик, уже громил на фронте немцев, а ему что, отсиживаться? Витька окончил школу радистов и был отправлен на Черноморский флот. Там узнал, что старший брат пропал без вести. Его оплакивала вся семья, и только мама в глубине души продолжала надеяться, что ее сын жив и однажды постучится в родной дом. Материнское сердце не подвело: Александр вернулся домой в 1946 году. Оказалось, он был сбит над белорусскими лесами, но выжил, попал в партизанский отряд и воевал до победы уже не в воздухе, а на земле. Но возможности сообщить родным не было.

Виктор служил радистом на подводной лодке. Однако год спустя с субмариной пришлось расстаться: из-за кессонной болезни у молодого радиста часто шла кровь из ушей и кружилась голова. Его перевели на минный тральщик. В начале октября 1944 года корабль был потоплен немецкой торпедой. Нескольким матросам, в том числе и Виктору, удалось спастись, и больше суток они провели в открытом море. Едва живых от холода, их подобрали союзники.

«Это спасение – настоящее чудо! С того самого дня ничего в жизни мне не страшно», – рассказывал Виктор Филиппович.
Моряк Громов (в центре) с фронтовыми друзьями, 1940-е годы
Моряк Громов (в центре) с фронтовыми друзьями, 1940-е годы // Фото: Личный архив

В мае 1945 года война для радиста Громова не закончилась: Черное море было усеяно немецкими минами, представлявшими угрозу для мирного судоходства. И тральщик, на котором служил Виктор, продолжал бороздить морские просторы и ликвидировать опасные отголоски войны. Правда, теперь его корабль был приписан не к Севастополю, а к Скадовску, где находилась ремонтная база. Там, в Скадовске, он и встретил статную красавицу с копной вьющихся каштановых волос. На танцах в местном клубе моряки были завидными кавалерами: с мужским полом в те годы везде была проблема, многие парни не вернулись домой.

«Мы с подружками стояли вдоль стены, на моряков поглядывали украдкой, – вспоминает Лариса Гавриловна. – Я была девушкой стеснительной, перед парнями робела. И вдруг вижу, что от группы моряков отделяется улыбающийся голубоглазый блондин – и прямиком ко мне. У меня внутри все просто сжалось!
Первое общее фото влюбленных, 1948 год
Первое общее фото влюбленных, 1948 год // Фото: Личный архив

Я его сразу узнала: вместе с товарищами он иногда приходил к нам. Они приносили хлеб с корабля, чтобы продать его и купить себе сигарет. Иногда помогали маме по хозяйству: дров наколоть или воды из колодца набрать. Я от стеснения всегда пряталась, когда моряки появлялись, а мама заприметила шустрого Виктора, у которого любая работа в руках спорилась, и как-то даже сказала: «Вот бы тебе, Лорка, такого мужа!» Представляете мое удивление, когда именно этот парень и пригласил на танец? Мы прокружились в вальсе весь вечер, и с этого дня он начал за мной ухаживать».

Виктор сразу потерял голову от Ларисы. В любую свободную от вахты минуту он бежал к своей Лорочке. Намерения у парня были самые серьезные: он попросил руки красавицы у ее матери, Натальи Михайловны. Но родительница была непреклонна: сначала заверши службу и получи профессию, которая позволит содержать семью, а потом уж и увози Ларису на свою Нижегородчину. Поэтому свадьбу сыграли, когда срок службы подходил к концу. Застолье было веселым, но скромным: картошка, водка, а на десерт – морковно-ячменный кофе. На свадьбу молодые купили тарелку и разбили ее, как это принято, на счастье. Примета не обманула эту семью: супруги прошли долгий путь вместе, родили троих детей, и ни разу за многие годы Виктор Филиппович ни словом, ни делом не обидел жену. До последнего вздоха – мужчины не стало в апреле 2012 года – бывший моряк Громов боготворил свою Ларису.

ВАЛЬС ПОБЕДЫ

Дедушка с Наташей на Черноморском побережье в Скадовске, 1980-е годы
Дедушка с Наташей на Черноморском побережье в Скадовске, 1980-е годы // Фото: Личный архив

Ну а война на протяжении всей жизни была для них общим воспоминанием. Лариса Гавриловна не воевала, ведь когда началась Великая Отечественная, ей исполнилось всего 11 лет, но горя в те годы повидала немало: и ужасы оккупации, и зверства полицаев, и массовый расстрел евреев, среди которых были ее подружки, и послевоенный голод. Виктор Филиппович, который до конца дней был весельчаком и душой компании, предпочитал рассказывать многочисленные армейские байки, но память о погибших товарищах хранил бережно.

«День Победы всегда был в нашей семье особым праздником, – говорит Лариса Викторовна, мама Натальи Водяновой. – С утра мы все шли на парад, а потом – обязательное застолье. Фронтовые сто грамм за тех, кто не вернулся с войны, – святое для папы. Помню, какое сильное впечатление произвела на него поездка в Севастополь на одну из годовщин Победы. Война закалила его, но не изменила характер. Столько раз будучи на волосок от смерти, папа оставался редким жизнелюбом и всегда говорил, что мир – самое главное, что может быть на свете».

Наташа, которая очень любила своего дедунечку, – только так она называла Виктора Филипповича, – с юных лет знала его отношение к войне и что значил для него День Победы. И в 2010 году устроила ему удивительный праздник: ее ветеран смотрел юбилейный Парад Победы в Москве не по телевизору, а с трибуны почетных гостей на Красной площади. А вечером вместе с Ларисой Гавриловной и внучкой они отправились в Большой театр.

«Для папы это было незабываемо, – говорит Лариса Викторовна, мама Натальи. – Он потом никак не мог отойти от эмоций и говорил, что внучка сделала ему лучший в жизни подарок».